Инфо ЗППСлужебное

Добро пожаловать.
Русы, Русь, Россия
Тематические материалы.

• Информация прежде всего.

• Знать, Понимать, Осознавать.

• Храни порядок, и порядок сохранит тебя.

 

 

Александр на Cont.ws / Цикл статей по теме:
Тысячелетняя Война на Руси
100 записей на 15 январь 2020 г.

 

Тысячелетняя Война на Руси (стартовая)

 
Часть 38Часть 39Часть 40Часть 41Часть 42
Тысячелетняя война. Русь и Великая степь.
Битва за Сибирь. Освоение Приуралья и начало борьбы с Сибирским ханством.

Тысячелетняя война. Русь и Великая степь.
Битва за Сибирь. Освоение Приуралья и начало борьбы с Сибирским ханством.

Освоение Сибири нашими героическими предкам является одной из самых значимых страниц в истории нашего отечества. Огромные территории в настоящее время составляющие большую часть современной России, в начале XVI века были фактически «белым пятном» на географической карте. И подвиг атамана Ермака, открывшего ворота для России в Сибирь, стал одним из самых значимых событий в формировании русского государства.

По воле судеб история отвела русскому народу роль первопроходца. На протяжении многих сотен лет русские открывали новые земли, обживали их и преображали своим трудом, отстаивая с оружием в руках в борьбе с многочисленными и злобными врагами. В итоге русскими были заселены и освоены огромные пространства, а некогда пустующие и дикие земли стали не только неотъемлемой частью нашей страны, но и её важнейшими промышленными и сельскохозяйственными районами.

Россия постоянно, хотя неравномерно, расширялась, но расширяясь и осваивая вновь завоеванные окраинные территории, она стремилась в первую очередь освоить и свою собственную территорию. А она по сравнению с другими Западноевропейскими государствами была просо огромна. Эти два процесса, внешняя и внутренняя колонизация, шли одновременно и параллельно, конкурируя между собой. К сожалению, энергия и ресурсы империи всегда были ограничены, а численность «свободного населения» и колонизационная его энергия, так же были ограничены.

Виной всему этому безобразию было крепостное право существовавшее ещё на территории Киевской Руси, начиная XI века. Со временем оно стало оказывать разрушительное моральное и экономическое влияние на жизнь государства. Крепостничество в течение длительного времени оказывало колоссальное влияние на весь процесс переселения русского народа на вновь открытые и малозаселённые земли. Банальная нехватка людей, стала главной причиной затянувшегося процесса освоения Сибири, на всём её протяжение.

Если бы на завоевание Сибирских земель и Дальнего Востока выступила армия в количестве 300 тысяч человек, а при заселение этих необъятных территорий приняло бы участие 5 миллионов человек, то Русское государство достигло бы своего небывалого могущества ещё бы в XVIII веке. И для этого не надо было ждать 400 лет, когда начнутся реформ великого Столыпина и уникальная в своём роде миграционная политика Советского Союза, позволившим переместить на Восток десятки миллионов человек, создать на голом месте промышленные города-гиганты и с ноля построить невиданными темпами мощнейшую экономику. Эта была та уникальная экономика, которая позволила Советской России в тяжелейшие годы Великой Отечественной войны, превзойти по уровню производства всю вместе взятую экономику Западной Европы.

И сейчас, различные политические деятели Западного мира до сих пор не могут успокоится по поводу присоединения Сибири к России. Они, вот уже в течение более чем сотни лет, беспрерывно делают различные заявления и производят душераздирающие стоны, по этому для них весьма болезненному вопросу. По мере того как в мире будет обострятся военно-политическая обстановка напрямую связанная с нехваткой воды, продовольствия и полезных ископаемых так нужных человечеству, эта тема будет муссироваться всё более масштабнее и агрессивнее. И не дай бог нашей власти или народу споткнуться и ослабеть хотя бы на какое то время, то это всё, всем кырдык.

По этому поводу очень чётко сформулировал мысль известнейший американский геополитик адмирал Мэхен, аж в 1895 году: «Большая часть мира все ещё принадлежит дикарям или же государствам, которые в экономическом или политическом отношениях недоразвиты и из-за этого не в состоянии использовать полный потенциал территорий, которыми они владеют. С другой стороны, у высоко цивилизованных государств накапливаются излишки энергии. Эта энергия в очень близком будущем должна быть направлена на завоевание новых пространств». Ёмко и кратко, а самое главное в цвет.

Современная международная обстановка характеризуется нарастанием конфликтного потенциала в отношениях между основными центрами силы. Постепенно распространяются кризисные явления в мировой экономике, а так же обостряется борьба за энергетические, водные, продовольственные и другие ресурсы. Многие специалисты геополитики уверены в том, что Россия в среднесрочной перспективе не сможет удержать за собой Сибирь: ей для этого потребуется помощь США и Запада. И эта точка зрения с маниакальным упорством вдалбливается в головы людей.

Для олигархического капитализма, тщательно взращиваемого нашим правительством в России, наличие Сибири в составе государства это просто божий подарок, манна небесная. Но это не их Родина, для них Сибирь это только активы и средства производства материальных благ, по подлючему сворованных у русского народа. Все эти заводы, фабрики, ГЭС, вместе с гигантскими запасами природных ископаемых они могут в любое время продать западным вражинам, даже не задумываясь о последствиях для страны и народа.

Ярким примером этого служит Ходарковский и его нефтяная компания ЮКОС. По словам бывшего собственника компании Алексея Голубовича, ещё в 98 году начались первые обсуждения вопроса о продаже ЮКОСА американцам. Но уже в разгар переговоров с "Филипс Петролеум" случился кризис, не удалось продвинуть сделку до логического конца. Но в последующем, продажа компании официально, так и не названному американскому стратегическому инвестору, стала готовиться снова в конце 2002 - начале 2003 года. На то время ЮКОС являлась одной из крупнейших компаний России, да и не только, по объёмам реализации нефти и нефтепродуктов, а это почти 70% нефтяных запасов страны. А сам Ходорковский имел состояние в 15 миллиардов долларов.

Даже сейчас трудно представить весь тот зуд который охватил правящую элиту США, когда перед ними открылись перспективы отъёма законным способом основных запасов нефти у России. Без войны, и за зелёные бумажки, можно было поставить главного своего врага на колени навечно, тем самым решив проблему будущего «Золотого миллиарда». И ещё более трудно охватить ту глубину злобы и разочарования, когда это всё рухнуло и улетело прямо из их рук. Такого шанса у них больше никогда не будет. Я на это надеюсь.

Ну, а в те приснопамятные времена, «Горсть казаков и несколько сот бездомных мужиков перешли на свой страх и риск океаны льда и снега, и везде, где оседали усталые кучки на мерзлых степях, забытых природой, закипала жизнь, поля покрывались нивами и стадами, и это от Перми до Тихого океана»,— так представлялся выдающемуся русскому революционеру-демократу А. И. Герцену процесс первоначального освоения Сибири.

Много столетий протекло с тех пор, как русские твердой рукой навсегда укрепили свое владычество в Сибири, и всё же, Сибирь для очень многих из нас по прежнему та же terra incognita, какою она была более 300 лет назад. Большинство населения европейской части страны не знает её истории и считает, что Сибирь это по прежнему дикий край с медведями, безумным холодом и всё это где то там в Азии, а не в России. Я приношу извинения, но это ко мне не относится , так как я живу в Восточной Сибири.

Если смотреть на карту нашего государства, то взгляд сразу же падает не на центральные районы страны, где находятся культурные и исторические центры русской цивилизации, Москва и Петербург, а так же расположены древние русские города, где живёт большая часть жителей современной России, Но он, завороженный необъятными масштабами территории, упирается в Сибирь. А это тысячи километров Васюганских болот, огромные пространства дикой и не тронутой человеческой цивилизацией тайги, горные кряжи Алтая и Саян, безжизненная тундра Заполярья, мировая кладовая пресной воды в озере Байкал, а так же великие сибирские реки Обь, Иртышь, Енисей, Лена, впадающие в Студённый океан. Её поистине громадными просторы производят ошеломляющие впечатления на любого человека независимо от национальности, кто хоть раз побывал здесь или проезжал через её территорию. Тот кто не ездил по «Трансибу», тот России не видал.

Только запасы сланцевой нефти в Западной Сибири по оценкам Министерства природных ресурсов и экологии РФ, могут достигать 174 млрд тонн. Перспективные запасы сланцевого газа на западе Таймыра намного выше, чем сейчас разведанные в Западной Сибири, сообщает глава департамента по недропользованию по Центрально-Сибирскому округу Юрий Филипцов.

Современная Сибирь это крупнейший на планете массив суши, большая часть которого отличается суровостью природно-климатических условий, непроходимыми лесами, слабой освоенностью и малой населенностью, но в то же время обладает уникальными ресурсно-сырьевыми богатствами и мощными индустриальными центрами. Здесь живут последние настоящие русские люди, не изгаженные современной культурой, потребительским безумием и вонючей толерантностью. Будущие Великой России и её очищение от западной скверны пойдут именно с Дальнего Востока. Примером этому служат жители Приморья, отказавшиеся от манны небесной из Кремля и не захотевшие жить во лжи. Так как здесь этого не приемлют. И хотя прошедшие выборы в Приморье не дали прорваться нарыву, и он продолжает зреть. А это в дальнейшем чревато возникновением гангрены.

К середине XVI века, на площади 13 миллионов километров жило редкое малочисленное население насчитывавшее менее 300 тысяч человек. Можно было проехать на оленьей упряжке тысячи километров и не встретить ни одного селения. Так как вся эта гигантская страна, в 1,5 раза превышающая по размерам Европу, отличалась невероятной суровостью и вместе с тем удивительным разнообразием природных условий. Её северную часть занимала пустынная и почти безжизненная тундра. Южнее, по основной территории Сибири, от Уральских гор через всю Сибирь, почти до Тихого океана, раскинулся таинственный и укромный таежный мир.

Мир безбрежных лесов и обширных болот, полноводных рек и глубоких озер, зыбучих трясин и глухих буреломов, мрачных урманов и чистых светлых кедровников. На юге Западной и частично Восточной Сибири леса постепенно переходят в засушливые степи. От Алтая до Карпат раскинулась «Дикое Поле», в XII-XIII веке отнюдь не напоминавшая пустыню. Реки были многоводны, террасы речных долин покрыты зарослями тальника, на водораздельных массивах нередки были сосновые боры и рощи ольхи и березы. Сухолюбивая растительность ковыльных и полынных степей чередовалась с более влаголюбивой, злаковой. С севера эту степь замыкала стена леса, а с юга - цепочка оазисов.

Западная Сибирь в основном представляет собой сильно заболоченную непроходимую низменность. Но Восточная Сибирь, напротив, преимущественно горная страна с множеством высоких хребтов, с частыми выходами скальных пород. В XVII веке она производила наиболее сильное, даже жуткое впечатление на привыкшего к равнинной жизни русского человека. Все это раскинувшееся от Урала до Тихого океана пространство, разнообразное по ландшафтам и условиям жизни, пугало своей дикой красотой, подавляло величием и манило невероятным богатством.

Перейдя Урал, русские первопроходцы попали хотя и в редко населенную, но давно обитаемую страну. Сравнительно небольшими объединениями родов в племя жили малые народы Сибири по долинам многочисленных рек. Население было более плотным на юге и чрезвычайно редким на севере. Тем не менее малочисленные, разбросанные по лесостепи, тайге и тундре, сибирские народы имели свою древнюю и сложную историю, неповторимую культуру и сильно различались по языку, хозяйственным занятиям а так же уровню общественного развития. У них не было своей государственности. Основными занятиями населения были скотоводство, охота, рыбная ловля. Кое-где по берегам рек появлялись первые очаги примитивного земледелия.

Даже сейчас большинство современных людей считает, что Европа и Ближний Восток являются центрами человеческой цивилизации, а Сибирь всегда была безжизненной и мало обитаемой пустыней. Отчасти это является правдой, но при этом они глубоко заблуждается. Сибирь это не только безбрежная тайга, непроходимые болота, безжизненная тундра и вечные снега.

Сибирь не была неизвестной никому страной, так как на громадной по своим размерам территории ещё до нашей эры здесь жили люди, зарождались и существовали свои оригинальные культуры. Считается, что Сибирь была одним из главных центров антропогенеза человека. Возраст раннепалеолитической стоянки Карама на Алтае оценивается археологами в 600-800 тысяч лет. А это поверти на слово, СРОК.

И в качестве примера. Одним из уникальных явлений в истории человечества являются найденные в Приамурье петроглифы, эти немые свидетели зари человеческой цивилизации на реке Амур. По оценкам ученых, амурским наскальным рисункам более 10 000 лет. Это старше чем столь любимый на Западе Стоунхендж. Если уметь читать петроглифы, то можно понять, как древние люди представляли себе устройство мира и чем занимались в те далёкие времена.

И здесь, на необъятных просторах Сибири, как и везде в мире шла не прекращающиеся междоусобная борьба между стаями претендентов, кипели кровавые войны за золотой сибирский престол. Происходил банальный грабёж слабого сильным, а так же вытеснение на худшие земли и насильственная ассимиляция одних народов другими. Всё это было банальной обыденностью в сибирской жизни, так же как и Европе с древнейших времен, и им всем живущим это не представлялась чем то неестественным.

В начале XIII века народы южной Сибири были подчинены старшим сыном Чингиз-хана по имени Джучи. С распадом Монгольской империи, юго-западная Сибирь вошла в состав Улуса Джучи или Золотой Орды. Предположительно в XIII веке на юге Западной Сибири было основано Тюменское ханство татар и кереитов. Оно находилось в вассальной зависимости от Золотой Орды.

Коренные жители Сибири были и оседлые, и кочевые, и бродячие Например, отдельные юрты: «епанчин», «неболсин», «аккана» и некоторые другие. Они имели пашни, а другие, менее цивилизованные кочевали по берегам рек, перерезывавших Сибирское царство, третьи безвыходно бродили по лесам, и в них искали себе пропитание. Местные жители массово занимались ловлею пушных зверей в густых рощах и непроходимой тайге, и производили обмен звериными шкурами с соседними народами.

По среднему течению Иртыша, в низовьях Тобола, Туры, Тавды, Исети, Ишима, по Таре и Оми расселялись тюркоязычные племена, которых русские называли татарами, их было 15–20 тысяч человек. В лесостепи и степи они жили кочевым скотоводством, пасли лошадей, овец, коров, в горах держали домашних оленей и охотились. В тайге много времени уделяли рыболовству и охоте. Некоторое развитие у сибирских татар получило пашенное земледелие. Кочевое скотоводство обеспечивало им достаток, но не роскошь, а подчинение своим ханам, независимость, но не безопасность.

Практически Сибирское ханство было лишено городов. В районах Вехнеобья, по притокам Оби, Сосьве и Пелыму, в местах, заселенных угро-финскими племенами, создавались городки по рекам, это были небольшие укрепленные населенные пункты в местах, где на берегах рек поднимались изолированные песчаные бугры, доры. Эти благодатные места потому и были так прекрасны, что население в них было очень редким.

По такому же типу создавались позднее и татарские городки по берегам реки Туры. Таковыми были Кызыл-Тура, Касим-Тура, Явлу-Тура, Тон-Тур. На Туре, при впадении в нее реки Тюмень, была создана и столица Сибирского ханства при династии Тайбугидов, Чимга-Тура.

Другой столицей на реке Иртыш, на его правом крутом берегу, недалеко от Тобольска, был основанный в XIII веке город Искер. Здесь в основном обосновались Шейбаниды. Эта столица в начале XV века уже именовалась Кашлык. В XV веке Искер-Кашлык стала основной столицей Сибирского ханства, хотя в 1420 году ханская резиденция вновь переносится в Чимгу-Туру, а затем и в Тобольск.

История никогда не стоит на месте. На востоке Евразии в XII веке возникли два новых этноса, маньчжуры и монголы, в дальнейшем перекроивших карту Азии, изменившей стереотип поведения потомков расселившихся по тайге земледельцев и скотоводов. Обычно для захвата чужих земель нужна крепкая военная организация, чтобы преодолеть сопротивление аборигенов. Но монголам помогла сама природа. Великая засуха Х века закончилась, и граница ковыльных степей поползла от берегов Шилки на юг, к рекам Онону и Керулену. На месте былых пустынь, оживлявшихся кустами эфедры, снова, как в эпоху Тюркютского каганата, стали пастись стада сайгаков и джейранов, появились сурки и суслики. Жить здесь стало легко и сытно, а первыми, кто освоил степные пространства вплоть до пустыни Гоби, были предки монголов.

Благодаря благоприятным климатическим изменениям, прирост населения здесь в XI веке резко увеличился. В начале XII века монголам уже было мало долины реки Онон. Когда кочевникам становится тесно в своей стране, и они делают то, что в таких случаях обычно предпринимается, они начинают неотвратимое движение на запад, к Хилку и нижней Селенге, где наталкиваются на воинственных меркитов, хранящих традиции давно исчезнувших предков, самодийцев.

Монголы имели силы и способности к сверхнапряжению, благодаря чему они шли от победы к победе. Именно это и определило в последствие возникновения в XII веке монгольского этноса, ставшего уже фактом Всемирной истории. Ареал пассионарного толчка охватил Приамурье, Уссурийский край и Восточное Забайкалье.

Южная Сибирь попала в орбиту монгольской власти одной из первых, сразу же после избрания Тэмуджина великим ханом. До 1199 года верховьями Иртыша и юго-восточным Алтаем владел Буюрук-хан, брат найманского хана. В 1207 году войска Джучи, старшего сына Чингиз-хана, пройдя по крепкому льду замёрзшего Енисея вдоль обрывистых утёсов Саянских гор, вторглись в Южную Сибирь и подчинили енисейских кыргызов, равно как и все «лесные народы» Саяно-Алтая. В 1208 году найманы и меркиты потерпев сильное поражение от монголов Чингиз-хана, отступили в разных направлениях: найманы перешли в земли кара-китаев в Семиречье. Рельеф местности позволил монгольской коннице продвинуться до берегов реки Тоболи выйти к восточному берегу реки Иртыш, а их противники бежали на запад к принявшим их племенам канглов и кыпчаков. С этого момента начинается монгольский этап в истории Сибири.

Своё государство Чингиз-хан разделил между четырьмя сыновьями. В 1225 году все земли от Алтая до Урала были отданы, по решению Великого хана, в управление старшему сыну. Огромная территория, включавшая и юг Сибири — Тыву, Минусу, Горный Алтай, отошла в собственность улуса Джучи, с главной кочевой ставкой на Иртыше. Чингиз-хан изначально отводил Улусу Джучи большее значение, нежели просто владениям еще одного члена рода Борджигин. Улус Джучи считался не просто уделом в рамках Монгольской империи, а центром ее западного крыла. Бату, сын и преемник Джучи, был "старшим ханом всех западных татар", как и его собственные преемники. С этого времени начинается процесс включения Среднего Притоболья как части Юго-Западной Сибири в состав Монгольской империи. А сама Золотая Орда превратилась в передовой форпост для взаимоотношений с западными соседями и центр управления государствами-вассалами.

После смерти Джучи в 1227 году территории Южной Сибири стали собственностью великого хана Тулуя. На юге улус Джучи граничил с Джагатайским улусом в Хорезме. В результате походов хана Батыя, сына Джучи, границы владений значительно продвинулись на запад. В XIII веке улус отделился от Монгольского государства, явившись тем ядром, из которого выросла Золотая Орда. Но не прошло и полувека, как Улус Джучи стал полностью независимым государством.

Западная Сибирь, будучи в составе Улуг Улуса, со временем стала мусульманской. Правители северных улусов активно участвовали в междоусобной борьбе внутри Золотой Орды, а сами северные территории нередко были базой для формирования новых владений джучидских ханов. Юг Сибири, оставшись под властью великих ханов, сохранил свои домонгольские религиозные воззрения, и оказался со временем вовлечен в борьбу монгольских правителей за престол великого хана. Енисейские кыргызы и телеуты держались за свои владения и положение.

Новый Улус Шибана охватывал земли центрального и северного Казахстана , а также область между реками Или и Сырдарьёй. Здесь господствовала та ветвь Чингизидов, которая происходила от Шейбани, одного из сыновей Джучи и брата Батыя, и которая властвовала в Средней Азии. Шейбаниды, в круг которых входила вся Сибирь, но основные владения которых были в Средней Азии и примыкали в верховьях Иртыша, Тобола и Ишима непосредственно к владениям Тюменского ханства, пытаются проникнуть на север по течению Иртыша и Тобола и закрепить за собой новые кочевья.

«Великая Замятня» в Золотой Орде второй половины XIV века не обошла стороной улусы Шибана и Орда-Ичена, в которых усиливается тенденция к политической самостоятельности. При Шибаниде Минг-Тимуре, улус еще представлял из себя единое целое. Но уже в 20 годах XIV века в Сибири был сделан первый шаг к образованию раннего татарского государственного объединения, получившего в дальнейшем название Тюменского ханства и связанного вассальной зависимостью с Золотой Ордой. Первоначально, в период создания и существования Золотой Орды, Сибирское ханство имело собственную, местную династию правителей, родоначальником которой был Тайбуга. Он был сыном побеждённого Чингиз-ханом могущественного кереитского правителя Тогрул-хана.

Как ранее Тогрул-хан покровительствовал юному Темуджину, так и Чингиз-хан взял несовершеннолетнего Тайбугу под опеку. По его поручению Тайбуга покорил остяков, после чего получил разрешение иметь собственный двор. Царевич сделал столицей Тайбугинского юрта город Чингин-Тура, который сам же основал и назвал в честь своего покровителя. Это было местом кочёвок кереитов на реке Ишим. То есть локализовал их как раз в Западной Сибири и Северном Казахстане, где и был создан Тайбугинский юрт.

Земли будущего ханства первоначально входили в Тайбугинский юрт, основанный в 1220 году и являвшийся наследственным владением потомков сибирского князя Тайбуги. Тайбугинский юрт, образовавшийся в Западной Сибири в начале XIII века был внутренним улусом Синей Орды со столицами вЧинги-Туре и позже в Кашлыке. В отличие от прочих улусов Золотой Орды, Тайбугинский юрт обладал автономией. Но великие ханы правящие в Каракуруме всегда считали, что статус Тайбугинов был ниже ханского, не более беклярбеков, то есть ханских чиновников. Поэтому согласно «Яссе» Чингиз-хана, ханом мог стать только Чингизид.

После распада Золотой Орды обширные территории, простиравшиеся к востоку от Уральского хребта, фактически остались ничейными. Кочевые племена монгол ушли отсюда, а местные народности находились на достаточно низкой ступени развития, да и плотность их была невысока. Исключением, пожалуй, стали сибирские татары, образовавшие в Сибири свое государство, более известное как Тюменское ханство.

Однако в ханстве беспрерывно кипели междоусобные войны между алчными отпрысками многочисленных чингизидов за власть. В эти годы положение в Средней Азии было как нестерпимо, так и безнадежно. Потомки Джагатая показали полную неспособность управлять государством состоящей из монголов, тюрок, таджиков. Они правили только в степях Могулистана, в привычном для кочевников ландшафте. Эмиры, бывшие князья племен, умели воевать друг против друга, а вожди сарбадаров, изгнав из своих городов монголов, сводили личные счеты с согражданами. Стране нужна была твердая власть, и Тимур создал ее, сделав шаг назад.

Своим главным врагом Тимур считал наследие Чингиза, который объединил степные племена в единую империю и опирался на народные массы, охотно служившие под его знаменами. Тимур же привлёк из народа преданную ему элиту и оплачивал ее добычей из Персии, Грузии, Сирии, Индии и городов Поволжья. Он был последним паладином мусульманской культуры и продлил её существование еще на столетие, но уж очень дорого стоили его успехи и мечты. Эта кровавая борьба с течением времени обостряется в результате тех необратимых сдвигов, которые происходят в разлагающейся Золотой Орде после её разгрома Тамерланом в конце XIV века. Хотя Орда на первый взгляд казалась могучим государством. Но первая катастрофа произошла в 1312 году, когда население Поволжья, мусульманское, купеческое и антикочевническое, выдвинуло царевича Узбека, сразу казнившего 70 царевичей Чингизидов и всех нойонов, отказавшихся предать веру отцов. Вторым потрясением было убийство хана Джанибека его старшим сыном Бердибеком, а через два года, в 1359 году, началась двадцатилетняя междоусобица, "великая замятня". В этой междоусобной войне, в борьбе за сарайский престол династов из дома Шибана и Орды-Ичена, Шейбаниды выступали на стороне золотоордынского хана Тохтамыша.

Во второй половине 70 годах XIV века, улус Урус-хана, потомка Орды-Ичена, попадает в руки царевича Тохтамыша из дома Тука-Тимура, поддержку которому в начале оказал среднеазиатский правитель Тимур. Тохтамыш сумел вывести свой отряд с берегов Ворсклы еще до сражения и без потерь привёл его в родное Заволжье. Зауральские татары его поддержали, это позволило ему дождаться кончины Тимура, бояться коего было не стыдно. Царевичи из дома Шибана стали частью военно-служилой знати при Тохтамыше.

Великий хан Золотой Орды Тохтамыш был выходцем из прилегающей к Тюменскому юрту иней Орды. Его правление на престоле Золотой Орды было и блестящим, и горьким. Сев на престол Золотой Орды, он оказался к сожалению на должности выше уровня его компетентности. Но его неоднозначная карьера закончилась в 1399 году, когда он и литовский князь Витовт потерпели сокрушительное поражение от Тимур Кутлука и Едигея в битве на Ворскле. В Западной Сибири. Тохтамыш, пользуясь своей харизмой и опираясь на остатки своего войска, взял престол в Сибири. До конца XIV века территория Урала и Западной Сибири находилась, во владении Тохтамыш хана, где он основательно осел и перемещался в тюменских пределах.

Но его чёрная неблагодарность в отношение его покровителя Великого Тимура конечном итоге вылилась в затяжную и кровопролитную войну с великим Тамерланом, приведшим в конечном итоге к вселенской катастрофе на бескрайних просторах Азии. Тамерлан, не простивший Тохтамышу этого предательства, совершил три завоевательных похода в Сибирь с целью уничтожения своего лютого врага и подчинение её своей власти. Его путь его прошел южносибирские землю, которая вновь испытала ужас насилия свирепых голодных степных хищников. Свой первые удары по хану Золотой Орды Тохтамышу, Тамерлан нанёс именно по улусу Шибана. В 1389 году Тимур отправил Джахан-Шах-Бахадура, Омар-Бахадура и Учкара-Бахадура в сторону Иртыша на поиски врага. Нойоны достигли Иртыша и совершенно разграбили Вилайет. В апреле 1391 года состоялся второй поход Тамерлана, закончившийся победой его войск и возведением кургана возле гор Улытау, расположенных на территории современной Карагандинской области.

Высеченная надпись на нём гласит: «В стране семисот черных токмак в год овцы, в средний весенний месяц султан Турана Темурбек шел двумястами тысяч войск, имени своего рода, на кровь Токтамыш-Хана…». Третий поход Тамерлан совершил в Западную Сибирь в 1394-95 годы, Тогда и пришёл на земли Западной Сибири ислам.

Во время начавшейся борьбы Едигея с сыновьями Тохтамыша, в восточных улусах правили ставленники эмира. Одним из последних, кого приблизил к себе всесильный временщик, был шейбанидский царевич Хаджи-Мухаммед, которого Едигей обещал сделать золотоордынским ханом. В 1406 году Тохтамыш погиб в битве с Едигеем под Чимги-Турой. Летописец записал: «Тохтамыш убит в Сибирской земле близ Тюмени».

Основателем Сибирского ханства считается потомок Шайбана Хаджи-Мухаммед. Царевич Хаджи-Мухаммад стал последней кандидатурой могущественного темника Едигея, выбранной им в качестве марионеточного хана Золотой Орды при своей персоне. Союз был заключен накануне боёв Едигея с Кадыр Бирди-ханом, сыном его заклятого врага Тохтамыша.

В ходе сражений на Яике в 1419-1420 годах погибли оба противника, как Едигей, так и Кадыр Бирди. Однако Хаджи-Мухаммад свою часть соглашения выполнил: он вместе с войском воевал на стороне Едигея и сумел спастись. И теперь приходу к власти этого хана способствовал сын Едигея Мансур.

В 1421 году Хаджи-Мухаммад был провозглашен ханом Сибири. В ответ новоявленный хан сделал Мансура своим беклярбеком, то есть продолжилась начатая Едигеем традиция иметь при хане мангытского беклярбека. Однако фактически Хаджи-Мухаммад правил восточной частью Улуса Джучи. С этого момента начинается окончательный распад Золотой Орды. Хаджи-Мухаммад и его преемники по-прежнему именуют себя золотоордынским титулом «хан Дешт-и-Кыпчак», но фактически его улус стал основой формирующегося Узбекского ханства. Резиденция его государства находилась в городе Искер, иначе называемая Сибирью.

В XIV веке упрочение экономического положения знати привело к образованию государства в среднем течении реки Тобола и междуречье его притоков Туры и Тавды. Центр его назывался Чинги-Тура, а само объединение, Тюмень. Первое время во главе Тюмени стояли представители Синей Орды, даруги. При них и позже из Сибири в Среднюю Азию привозилась драгоценная пушнина, пользовавшаяся большим спросом на рынках восточных стран.

В дальнейшем эти земли стали называться Тюменским царством. Это ханство стало результатом распада Золотой Орды на Белую и Синюю Орду в XIV веке. В Белую Орду вошли: Поволжье, Северный Кавказ и Северное Причерноморье. В Синюю, современные территории Западной Сибири и Казахстана

Тюмень становилась важным военно-стратегическим пунктом Синей Орды. Влияние в этом регионе было необходимо после разгрома улуса Джучи Тимуром. Некоторые источники указывают, что на короткий срок с конца 90 годов XIV века управление Тюменью оказалось в руках Тохтамыша. Беглый хан занял бывшую столицу Ишимского ханства Кызыл-Туру. После его гибели в 1407 году на престол в Кызыл-Туре был возведён Чекре, Тукатимурид, представитель интересов Едигея, узурпировавшего власть в Орде. Но вскоре Чекре стал ханом в Астрахани в период 1414-1415 года. После ухода Чекре история Западной Сибири вновь уходит в тень до 1421 года, когда Хаджи Мухаммед благодаря поддержке сына Едигея Мансура стал ханом Тюмени. Правда, не надолго.

Почти сразу же после прихода к власти Хаджи Мухаммеду, ему пришлось вести борьбу с появившимся в его владениях царевичем Бараком, который был одним из потомков Орду-Ичена, старшего сына Джучи, правивших в Синей Орде . Изгнанный на запад Барак вскоре вернулся, сумев в 1425 году захватить Шейбанидский улус, и где и объявил себя ханом. Но это была не так просто выполнимая задача.

Теперь перед новым ханом встала самая трудная задача: разбить силы Хаджи-Мухаммед и закрепится в завоёванных землях. Но всё пошло не так, как он предполагал. Эта столь желанная верховная власть, бывшая у него в руках оказалась ему, не под силу. Одержав победу над Тимуридамии, возвратив Сыгнакскую область принадлежавшую его предкам, Барак уже через три года был убит Хаджи-Мухаммедом, вернувшимся к себе в родные степи за тем, что у него отняли.

Однако после этой победы здесь не наступил покой и благоденствие, так как права Хаджи-Мухаммеда на власть в Шейбанидском улусе стали оспаривать его дальние родственники, среди которых наиболее известным и деятельным был юный и одарённый царевич Абул-Хайр. Невзирая на первоначальные неудачи, Абул-Хайру, опиравшемуся в своей борьбе на поддержку бека Ваккаса, внука Едигея, удалось в 1430 году захватить Тюмень. Попавший в плен Хаджи-Мухаммед был жестоко казнен. Став таким образом ханом Тюменского ханства, Абул-Хайр объединил под своей властью весь Шейбанидский улус.

1429 год стал началом создания независимого сильного государства Шейбанидов, правители которого претендовали на верховную власть в Джучидском государстве. Его основатель, Абул-Хайр Убайдаллах хан считается первым ханом Узбекского ханства, государства кочевых узбеков, или Шибанидского ханства, сложившегося на территории Западной Сибири и Казахстана. После восстановления шейбанидской власти над Чимги-Турой перед Абул-Хайром в качестве основной задачи встала необходимость объединения под своей властью разрозненных шейбанидских улусов.

Абул-Хайр был великим ханом, который поставил государство кочевых узбеков на неслыханную ни до, ни после высоту. Перед ним трепетали в регионе все, и уж не периферийным царевичам с ним было воевать. Скорее всего, сыновья Мухаммада просто выпросили у него отцовский юрт, взяв его на правах вассалитета, обещав ему полную преданность и подчинение.

Впрочем, и это счастье продолжалось недолго. Первым его противником стал Махмуд Ходжа, одним из основных претендентов на верховную сласть в Шейбанидском улусе. Но 1430 году на берегах Тобола Махмуд Ходжа хан был разбит войсками Абул-Хайр хана, попал в плен и был убит. В результате этой победы под властью Абул-Хайр хана оказалась вся западная часть Сибирского юрта, от слияния Оби и Иртыша на севере до мангытского улуса на юге.

Желание установить свою верховную власть над всем Джучидским государством побуждало Абул-Хайр хана к захвату территорий Средней Азии и Поволжья. Уже в 1430 году, сразу же после разгрома Махмуд Ходжа хана, Абул-Хайр подчинил своей власти Хорезм, а в 1431 году двинул свои войска против ханов Нижнего Поволжья ,Ахмад хана и Махмуд хана. Правители Большой Орды были разбиты и бежали, Абул-Хайр хан захватил их кочевую ставку Орду-Базар и выпустил там монету как верховный хан Джучидского государства.

После провозглашения своей верховной власти над Джучидским государством Абул-Хайр хан начал борьбу против своих последних соперников в Сибирском юрте, важнейшим из которых был шейбанид Мустафа хан. Он был встревожен появлением столь сильного соседа и ясно представлял себе возможность нападения Абул-Хайра на свои владения. Мустафе удалось привлечь на свою сторону правителя мангытского улуса Ваккас бека, одного из сильнейших кочевых феодалов в государстве Абул-Хайра, поддержка которого имела огромное значение в развитии успехов Абул-Хайр хана в прошлом.

Возникновение коалиции Мустафа хана и воинственных магнтытов поставило под угрозу целостность владений Абул-Хайр хана, и он немедленно выступил против Мустафа хана. Решающее столкновение произошло на Атбасаре, притоке Ишима. Мустафа хан был разбит и бежал на полуостров Мангышлак во владения мантытов. Дальнейшая деятельность Абу-л-Хайр хана и история созданного им на территории Сибирского юрта Узбекского ханства в значительной степени связана с историей Средней Азии.

От владения сибирскими юртами ему пришлось отказаться. В 1428 году обозлённые чёрной несправедливостью, сыновья убитого Хаджи Мухаммад, Махмутек и Ахмад не стерпели. Царевичи восстали против Абул-Хайра, выгнав его из Кызыл Туры на юг, и сами сели на царство. Кулуртай ханом они провозгласил Махмуда, сына Хаджи-Мухаммеда, а столицей его улуса вновь стала Тюмень. После смерти Махмуда престол перешел к его брату Хаджа Мухаммаду Ибрагиму. В конце 1460 годов во главе государства Сибирских Шейбанидов находился наиболее выдающийся правитель этой династии, Саййид Ибрахим хан , или просто Ибак. В 1468 году, он вместе с ногаями захватывает престол в Кызыл Туре, став в это же время правителем Ногайской Орде, и начинает свое долгое и удачное правление.

Теперь во главе государства Сибирских Шейбанидов находился наиболее выдающийся правитель этой династии, Ибак хан. Все эти перипетии судьбы сопровождались ожесточёнными сражениями и опустошительными рейдами на вражеской территории. Особенно он был враждебно настроен к дому Абул-Хайр хана.

В это же время в другой сибирской столице, Чинги Туре, некоего Мара, потомка Тайбуги, который правит здесь с 1460 года. Скорее всего, все время, пока престолом в Кызыл-Туре после Тохтамыша, владели привлеченные ногаями шейбаниды, тайбугины не выпускали Чинги-Туру из своих рук, вероятно, позиционируя себя как вассалы правителя, сидевшего в Кызыл-Туре.

В начале Мар пытается ввести себя по отношению к Ибаку как вассал. Он женится на сестре Ибака. Но Ибак имевший свои планы на сибирский престол принимает эту игру, так как не чувствует в себе достаточно сил. В 1480 году хан Ибак всё таки организует поход на Чимги-Туру, убивает Мара и объединяет два престола, демонстрируя свои недюжинные амбиции и истинные цели. Своей новой столицей он избирает Чинги-Туру, тем самым выразив признание главенства именно этого престола в сибирских делах.

Сыновья убитого им Мара, Адер и Ебалак, бежали куда-то на окраины, а оттуда, вероятно, снеслись с Ибаком, и упросили сохранить за собой какие-то окраинные владения. Он им сохранил жизни, тем самым допустив большую промашку. Тайбугины, не уничтоженные в корне, в последствие сыграли подрывную роль в истории сибирского государства, такую же, как война партий в Казани, что в конечном счете привело к быстрому ослаблению государства и его гибели от рук кучки захватчиков.

Последовательная враждебность, проявленная Ибак ханом по отношению к узбекским Шейбанидам, была связана еще со временем Хаджжи Мухаммад хана, когда Абул-Хайр хан подчинил себе владения Сибирских Шейбанидов. В период борьбы Ибак хана против Шайх Хайдара, правитель Большой Орды Ахмад хан оказался единственным союзником его союзником. Его войска участвовали в разгроме Шайх Хайдар хана в 1469 году и в осаде Астрахани. Однако после разгрома Узбекского ханства, правители которого также считали себя первыми среди Джучидов, на наследие Узбекских Шейбанидов стали претендовать и Сибирские Шейбаниды, и ханы Большой Орды, недавно бывшие ещё вместе. Как и везде в мире в Великой Степи дружба всегда определялась выгодой.

Не смотря на все перипетии последнего времени улус Джучиев продержался дольше других. Восточные монголы стали жертвой своих западных соседей, ойратов уже к 1434 году, когда Большая орда на Волге еще держалась. Этот союза четырех племен: дорбетов, хойтов, торгоутов и хошоутов, предки которых были сосланы в Западную Монголию Чингиз-ханом, а там смешались с тюркским племенами ойратамии, взяв их этническое название. В 1449 году ойраты наголову разбили китайское войско, но ограничились грабежом и были вынуждены отступить к север.

Одновременно ойраты совершили грандиозный набег на запад. Между 1452 и 1455 года их войско прошло через Могулистан, северную окраину Джагатайского ханства, вторглось в Кыпчакскую степь, повернув на юг, долиной Сырдарьи прошло до Ташкента и вернулось домой с богатой добычей. После этого разгрома с карты Азии исчезла Белая орда, на месте которой оформились племенные союзы казахов в виде джузов. Снижение пассионарного напряжения отразилось на общественной жизни ойратов и казахов, вернув их к идиллии, утраченной в XIII веке при построении мировой империи, созданной за счет избытка пассионарности монгол. Теперь сил хватало лишь на междоусобицы и набеги, но не на внешние завоевания, сколь бы заманчивы они ни были.

В 1502 году Крымское ханство напало на Большую Орду и захватило Поволжье. Большая Орда перестала существовать, и крымские ханы стали считать, что золотоордынское достоинство перешло к ним разгромившим правителя Большой Орды. Но после гибели одиозного Ахмад, хана Ибак хан не стесняясь, объявляет себя так же верховным ханом Джучидского государства, так как к этому времени соперников у него практически не осталось. Наследники Абул-Хайр хана кочевали у северных пределов Мавераннахра, не имея сил, да и большого желания для борьбы с Ибак ханом, совершенно не прореагировав на столь дерзкий выпад. Так как Большая Орда была уже разбита, Крымское ханство давно уже обособилось от других джучидских государств, и больше смотрела в сторону Стамбула, а казанский Али хан был сторонником союза с Ибак ханом. Во общем то, и им, эти заявления казались пустым криком одинокого всадника в безбрежной степи.

Сибирское ханство выходит из исторической тени лишь на рубеже XIV и XV веков, когда обостряется борьба между Тайбугидами и Шейбанидами за владение ханством. Шейбаниды, в круг которых входила вся Сибирь, но основные владения которых были в Средней Азии и примыкали в верховьях Иртыша, Тобола и Ишима непосредственно к владениям Сибирского ханства, пытаются проникнуть на север по течению Иртыша и Тобола и закрепить за собой новые кочевья. В конце XVI века единственным сибирским народом, имевшим свою государственность, были татары.

Это было блестящее время в истории Сибирского ханства, его звездный час. Во-первых, разгром Большой Ордой. Во-вторых, объединение ресурсов всего Сибирского ханства и Ногайской Орды, ханом которой Ибак был одновременно с пребыванием на своем сибирском посту делает Сибирское государство сильным, а его деятелем международного масштаба.

Это обширное государство граничило на Северо-Западном Урале с Пермскими землями, населенными коми, пермяками и манси, на Западном Урале, с Казанским ханством, занимавшим бассейны Камы, на Юго-Западном Урале, с Ногайской Ордой. На самом юге граница Сибирского ханства шла по верховьям Иртыша и по реке Омь, а на юго-востоке включала всю Барабинскую степь.

Всё Сибирское ханство, несмотря на свои гигантские размеры, было заселено крайне редко. Считалось, что в середине XVI века здесь было 30,5 тысяч человек. По национальному составу это были преимущественно татары, особенно в западных и южных районах, а также манси, пермяки, на западе, ханты, в центральных и восточных районах. Национальные отношения между коренным угро-финским населением региона и более поздним татарским населением были в Сибирском ханстве нормальными и даже дружественными. Это обстоятельство в немалой степени обеспечивало стабильность ханства даже перед лицом внешнеполитических и военных угорз.

К середине XV века, Сибирское ханство вступило в непосредственные отношения с Россией, и его территория простиралась фактически на всю Западную Сибирь от восточных склонов Уральского хребта, как западной границы, до рек Надыма и Пима на востоке. Таким образом, в Сибирское ханство входили обширные бассейны Иртыша и Оби, со всеми их южными, западными и восточными притоками.

В этот период особенно сложными были взаимоотношения хана Ибака с великим князем Иваном III, взявшим курс на свержение иноземного ига и уничтожения своих заклятых врагов, Большой Орды и Казанского ханства. Попытка восстановить московскую дань в пользу Орды провалилась, хотя Ибак и получил крупную единовременную шерть от русских, что в общем удовлетворило его. Вскоре шейбанидский хан Ибак заключил союз с великим князем Московским Иваном III, направленный против большеордынского Ахмад хана, который претендовал на верховенство и Джучидском государстве. Есть данные о договоре Ибака с Иваном III в 1481 году о торговле.

Именно союз Ивана III с сибирским Ибак ханом сыграл свою роль во время «стояния на Угре»: в союзе с мангытскими эмирами Мусой и Ямгурчи Ибак хан разграбил приволжские улусы в тылу у Ахмад хана, а в январе 1481 году, неожиданно напав на ставку Ахмад хана, собственноручно убил его. В результате этого значительная часть Нижнего Поволжья на какое-то время попала под власть Тюмени.

Тогда же тюменский хан попытался переместить направление пушной торговли на древнюю магистраль, минующую Волгу и Каму,переведя в Зауралье кочевую летнюю ставку (орда-базар) вместе с корпорацией ордынских купцов. Во время движения торгового каравана к Тюмени на него напали на Каме ушкуйники устюжанина Андрея Мишнева и, перебив охрану, подвергли купцов погрому. Тем не менее караванный путь, еще в конце I тыс. до н.э. связывавший Поволжье с государствами Средней Азии через лесостепное Зауралье, был усилиями хана Ибака восстановлен.

В это же время, эфемерность объединения Джучидского государства Ибак хана была очевидна. Реально под его контролем находились только земли Сибирского юрта. Формально Сибирское Шейбанидское государство в первой половине 1480 года охватывало территории Западной Сибири, Западного Казахстана и Нижнего Поволжья, включая владения угорской и сибирско-татарской аристократии, в том числе Искерское княжество Тайбугидов и Пе-лымское государство, Мангытский улус, Большую Орду в Поволжье. Главным союзником Ибак хана был казанский хан Али. Большая часть этих земель оставалась под шейбанидским контролем только номинально, так как не успев возникнуть, Шейбанидское Тюменское государство стало вскоре распадаться.

Но неуёмное стремление Ибак хана утвердиться в Поволжье, встретило не понимание у местной элиты, что и привело к фактическому отделению от Шейбанидского государства не только Казани но и Югры. Этот союз финно-угорских «княжеств» Западной Сибири и Северного Зауралья, состоящих из мелких владений местных князьков Коды, Конды, Пелыма, Обдорска.

Весной 1483 году Иван III послает воинскую рать на вогульского князя Асыку в Югру и далее на реку Обь. С Вишеры на Лозьву и Пелым направляется русский отряд под командованием воевод князя Федора Курбского и Ивана Салтыкова. После похода русских войск в Зауралье в 1483 году, пелымский князь Юмшан признал зависимость своих владений от Русского государства. Последующее движение русских отрядов с Тавды на Тобол, далее вниз по Иртышу и Оби привело к подчинению кодского князя Молдана и других князей кодских хантов. Но князю Асыки, удалось с остатками своего войска спастись.

Русский поход 1483 года не вызвал серьезного конфликта между Русским и Шейбанидским государствами. Разгром русскими фактически самостоятельных угорских княжеств был даже выгоден Ибаку, поскольку ослабил их в военном отношении и давал возможность впоследствии установить над ними более эффективный контроль. Хотя в конечном итоге Сибирские Шейбаниды потеряли на некоторое время контроль над северной, таежной частью Сибирского юрта, бывшей источником пушнины, главного богатства региона.

Следствием этого стало заключение при посредничестве пермского епископа Филофея в конце 1484 года Усть-Вымского мира и приезд в Москву в 1485 году с выражением покорности пелымского князя Юмшана. С этого же времени Иван III стал именовать себя «князем Югорским».

Во второй половине XVI века во главе Узбекского улуса стал Шибанид Абдулла. Новый хан продолжил политику укрепления позиций в Западной Сибири. С конца XV века на власть в Сибирском ханстве стали претендовать представители рода Тайбугидов. Естественно Шибаниды не собирались отказываться от своего «улуса» и отдавать столь вожделенную власть убогим самозванцам. В середине XVI века Тайбугид Едигер одержал победу над Шибанидами и объединил под своей властью Сибирскую орду, центр которой переместился из Тюмени в "вотчину" Тайбугидов Кашлык. Ожесточённые междоусобицы, то затихая, то разгораясь вновь, продолжались до самого конца существования Сибирского ханства.

В 1481 году состоялся поход бухарского хана Шейбани-хана в Сибирь под флагом борьбы за истинную веру. Не мог он простить позорного поражения от самозванцев и хотел наказать выскочку. Мухаммад Шейбани был человеком большой воли, глубокого ума, незаурядной личной храбрости и отваги, искусным организатором и военачальником. Хан Ибак не сумел организовать сопротивления, что в конечном итоге привело его к поражению и началу к частичной исламизации, а так же оттоку населения из его ханства на юг. Тем более, что резко усилелась роль среднеазиатских купцов на территории ханства, в ущерб местным торговцам. Одновременно с этим вырос авторитет местной знати, в частности, представителей княжеской династии Тайбугидов, негласными лидерами которых стали сыновья хана Мара убитого им же.

Стремясь найти союзника в своей борьбе с бухарской угрозой хан Ибак, в 1483 году заключил с Московским княжеством дружбе и союзе. В том же году русские войска, возможно, в помощь Ибаку в подавлении угорских восстаний, совершили поход в Югру, в результате которого ряд племен признал власть Москвы, не дав им возможности выступить против хана Ибака.

Но ещё большей неприятностью для Ибака было взятие Казани русскими войсками в 1487 году. это катастрофически подрывало единство торговых путей, жизненно необходимых для Сибирского ханства и Ногайской Орды и наносило ему огромный моральный ущерб, так как он претендовал на верховенство власти в бывшем улусе Джучи. В результате этого похода союзник хана Ибака, хан Али был низложен, а на его место был назначен русский ставленник Мухаммад Амин хан. Многие казанские аристократы, сторонники «восточной ориентации», оказались в ставке сибирского хана.

В ноябре 1489 года в Московское государство прибыл посол Ибак хана Чумгур, передавший Ивану III битик с протестом против низложения и ареста Али хана. В письме Ибак хан, ссылаясь на дружеские отношения между московским и сибирским государями, просил отпустить к нему низложенного казанского хана Али. Положительного ответа на требования сибирского хана из далёкой и холодной Москвы не последовало.

В связи с этим Москва выдвинула встречное требование о выдачи и казни, казанских беглецов. Лишь только после этого, по мнению русских могли быть восстановлены караванные пути. Отвергнув наглые притязания русских улусников, в начале 1490 годов мангытыы, вместе с ханом Ибаком предприняли два неудачных похода на Казань и Астрахань. После их провала хан вновь пытался оказать политическое давление на Москву, заявляя о своих претензиях на наследие Сарая. Неудача последних внешнеполитических действий лишь привела к росту сепаратизма среди сибирской татар и усилению сторонников рода Тайбугидов.

Но хан Ибак был сильным и очень ярким правителем, что не могло раздражать и его ногайских, вечно недовольных и вспыльчивых покровителей. Они сумели его даже временно отстранить от власти. Но под напором алчных и дерзких беклярбеков, вынуждены были неохотно возвратить ему ногайский престол. В это же время в другой сибирской столице, Чинги-Туре в глубокой тайне созревал заговор, собиралось оружие и финансы, мобилизовались их сторонники.

Преемником Ибак хана был его племянник Мамук. Вступление Мамук хана на престол Тюменского ханства особых споров не вызвало, так как, к этому времени он уже прочно контролировал Чимги-Туру. Племянник Ибака, недалёкий и вспыльчивый царевич Мамук, посчитав себя неприкасаемым и всемогущим, сразу принялся действовать.

Ещё при жизни, Ибак хан предполагал сделать Мамука ханом Казани. После его смерти Мамук хан продолжил его политическую линию. Уже весной 1495 года часть казанской аристократии, беки Кель Ахмад, Урак, Садыр и Агиш, призвали Мамук хана занять Казань. Не откладывая это в долгий ящик, он вскоре организовал поход на Казань. Это была авантюра, настолько явная, что она не понравилась даже многим влиятельным ногаям, часть которых едва ли не силой пытались остановить войско Мамука. Вероятно, у Чингизида были далеко идущие планы. Захватив Казань, они рассчитывали расправиться с Мухаммадом и объединить Сибирское и Казанское ханства. Но сторонники Мухаммад Амин хана и русской ориентации призвали в Казань русские войска. Сторонники «восточной ориентации» бежали из Казани к Мамук хану, который прекратил поход.

Но когда в начале 1496 году русские войска были выведены из Казани, Мамук хан стремительным маршем занял город. Мухаммад Амин хан спасая свою жизнь бежал в Россию. Мамук хан распоряжался в Казани как в завоеванном городе, явно считая центром своего государства Чимги-Туру. «Восточная» группировка казанской аристократии, рассчитывавшая что власть после переворота перейдет в ее руки, быстро разочаровалась в своем ставленнике. Стремясь расширить свои владения, Мамук хан выступил против вассального Казани Арского княжества. Воспользовавшись отсутствием хана, Кель Ахмад бек и его сторонники осуществили государственный переворот. Мамук хан, видя невозможность немедленной реставрации своей власти в Казани, вернулся в Сибирь. Попытка вернуться в Казань, изгнать Абд ал-Латиф хана и восстановить свою власть ему не удалась, осада Казани завершилась безуспешно. На пути из Казани в Сибирь Мамук умер.

После смерти хана Мамука Агалак султан быд выбран в качестве верховного правителя Тюменского ханства. Но неуёмное устремление нового сибирского правителя покорить Поволжье, привели Агалак султана при поддержке казанских эмигрантов, к попытке вновь отвоевать Казань в 1499 году. Но казанский хан Абд ал-Латиф хан при помощи русского отряда отразил нападение. Одновременно в 1499 года русский отряд пересек Уральские горы на севере и вторгся в пределы Пелымского княжества, правители которого признали зависимость «Югры» от Московского государства. Можно предполагать, что именно в это время распада государства и была разрушена Чимги-Тура.

Неудачи во внешней политике на фоне претензий на звание великого хана, подтвержденных выпуском монет, заставили тайную организацию Тайбугидов резко ускорить подготовку заговора. Тайбугины, не уничтоженные в корне, сыграли подрывную роль в истории сибирского государства, такую же, как война партий в Казани, что в конечном счете привело к быстрому ослаблению государства и его гибели от рук кучки заговорщиков.

Слишком активное отвлечение сил тюменского хана на участие в политической борьбе в Поволжье привело к ослаблению его влияния собственно в Западной Сибири, где усилились позиции местной татарской и угорской аристократии. В 1499 году сорвался поход Агалака на Астрахань, где укрылись потомки убитого им Ахмада. Он повернул свои войска назад и направил их быстрым маршем в Сибирь, испугавшись противоречий внутри своего стана, после того как узнал о заговоре. В результате переворота он был убит сибирским беком Мухаммадом из рода Тайбугидов, правителем Искерского улуса и фактическим основателем Сибирского княжества Тайбугидов.

Последним правителем Тюменского ханства, государства Сибирских Шейбанидов, правившим самостоятельно или параллельно с Агалак султаном, был Кутлук хан или султан известный прежде всего по набегу на русские владения в 1505 или 1506 году. Потерпев поражение, Кутлук хан отступил в Сибирь.

После этого сибирские Шейбаниды вновь надолго утеряли контроль над территорией Сибирского ханства, вплоть до похода Кучума, внука Ибака, в середине XVI века. Здесь сработала мина заложенная самим Ибаком под фундамент своего государства, будущее которого обещало быть таким блестящим. Конечно, тогда то он допустив ошибку стоившая ему жизни, когда отверг жестокий наказ Чингиз-хана, об уничтожении своих врагов до последнего потомка. Но ведь есть же в нём смысл?

Деятельность Ибак хана оказалась последней попыткой воссоздания Джучидской державы под властью одного хана; при этом он вынужден был фактически довольствовался признанием своего верховенства другими ханами и султанами, не добиваясь эффективного контроля над всем государством. Но в таком виде данная политическая линия была заранее обречена на провал всем ходом исторического развития.

После гибели Ибак хана ни один правитель Сибирского юрта, равно как и других джучидских государств не мог претендовать на верховенство в Джучидском государстве, да и само понятие Улуса Джучи отошло в историю. Хотя великий царь Русского государства Иван Грозный демонстративно отказался признавать этот исторический факт, объявив себя прямым наследником Чингиз-хана и правителем Золотой Орды. И, что самое интересное, это то, что со временем пришлось признать всем остальным Чингизидам.

После совершения убийства Агалака, Мухаммад-бек становится ханом. Возникшее на обломках Тюменского ханства государство Тайбугидов постепенно набирало силу. Для постройки своей новой столицы, города-крепости Сибири, бек Мухаммед выбрал место, укрепленное самой природой, обрывистый береговой мыс Иртыша. По имени ставки, владения хана Мухаммеда стали называть Сибирским ханством. С этого момента государство формально становится Сибирским ханством со столицей Сибирь. В начале XVI века земли Тюменского ханства официально входят в состав Сибирского ханства.

В первой четверти XVI в. на Руси, очевидно, еще ничего не знали и о появлении новой татарской столицы — города Сибири, хотя о местности с таким названием русские были осведомлены уже давно. Территория государства Тайбугидов была значительно меньше прежнего Тюменского ханства. Влияние правителей Сибири распространялось только на оседлое татарское население южной тайги и лесо-степи, от Уральских гор до реки Иртыша. В вассальной зависимости от них находились также мелкие остяцкие и вогульские княжества низовий рек Тавды, Тобола и Иртыша. Тюркские племена, кочевавшие в степях, в этот период подчинялись не Сибири, а входили в состав Казахской и Большой ногайской Орд. В середине XVI столетия в государстве Тайбугидов было 30 700«черных людей», взрослых мужчин, плативших дань.

В период русско-казанских войн 1545-1552 году правители Сибири участвовали в татарской антирусской коалиции. Так, в 1547 году отряды сибирских и ногайских татар совершили набег на Пермь Великую. Они дошли до самой столицы края, города Чердыни. Было разорено и сожжено множество деревень, на подступах к Чердыни татары разгромили русский военный отряд, удерживавший здесь заставу. Однако вскоре сибирским бекам пришлось думать уже не о набегах на чужиеземли, а об обороне собственных владений.

Но править спокойно Тайбугидам не пришлось, так как они всегда испытывали панический страх перед ногаями. Многочисленные ногайские мурзы были крайне недовольны событиями происходящими в ханстве и почему то без их ведома. Влиятельные ногаи никогда не теряли надежды посадить на сибирский, и не только, трон своего ставленника, сместив Тайбугидов. В это же время у южных границ государства Тайбугидов появились отряды царевича Кучума, потомка тюменских ханов. Уж очень им хотелось отвоевать владений своих предков верховным ханом Шейбанидов Абдаллахом, властителем Узбекского государства в Средней Азии.

Но ещё больше новый хан Мухаммад-бек боялся скопления в Чинги-Туре казанцев, которые взяли в предыдущее время слишком большую по его мнению власть, и недовольство которыми могло стать причиной враждебности к нему ногайских беков. Тем более, что отношения с Ногайской Ордой, были главным показателем стабильности в его государстве. А в глазах тогдашней общественности и правящей элиты, Тайбугиды вообще не были ханами, так как не были чингизидами. На, что они могли претендовать они, так это максимум на титул “беков”.

После смерти бека Мухаммада, сын хана Касыма, хан Едигир вместе с братом Бекбулатом, стал править ханством. Ко времени начала правления Едигера в татарском мире произошли крупные события. В 1552 году русские войска после ожесточённого штурма взяли штурмом Казань и начали продвижение к Уралу. Вскоре ими же была покорена и Астрахань. Великая столбовая дорога по которой веками двигались из глубин Азии орды кочевников оказалась открыта перед русскими. А она прямиком вела на Урал с его несметными богатствами и далее, в более загадочную Сибирь. Благодаря мужеству и отваге русских воинов и простого народа, Русь сумела открыть эти вожделенные ворота, ведущие в имперское будущие, навстречу Солнцу.

Находясь в сильном духовном смятение и волнуясь о дальнейшей судьбе своего ханства, хан Едигир решает обратится в Москву, ища здесь помощи и защиты. В январе 1555 года он направляет послов Тягрула и Панчяды в далёкое Московское царство, к могущественному русскому царю Ивану Грозному, с нижайшей просьбой «прибрать Сибирь к рукам», при этом обещая исправно платить дань русским пушниной. Не веря в такой успех Москва ни минуты не колебалась в принятие правильного решения. Иван Грозный одухотворённый великими победами в Поволжье над своим смертельным врагом Казанским ханством, смело взял на себя роль сборщика дани, которую прежде играли только чингизидские государства.

Конечно, соболя и белки просто так на дороге не валяются, однако, в этом факте нельзя не видеть того, что в московский правитель действительно стал считать себя «настоящим наследником» Золотой Орды, несмотря на все визги и вой татарвы. Теперь главе этой Орды, твёрдой ногой теперь стоит истинный Белый Царь, прямой потомок великого Чингиз-хана, и который имеет право накладывать дань на все осколки великой степной империи. Более того, как прямой «наследник чингизидов», Иван Грозный теперь имел право, и даже наложенную на него Богом историческую обязанность, ликвидировать эти осколки неугомонных и алчных сепаратистов, присоединив их к себе, тем самым вернуть заблудших в “Большой улус”. Столица которого теперь будет не в глинобитном, загаженным конским навозом и запылённом Сарае, а в великой белокаменной Москве.

Конечно, у Едигера был свой расчет, он в отличие от русского царя, он понимал ситуацию совсем иначе. Шейбаниды, вытесненные в 1530 году за пределы Сибирского ханства, в Ногайской орде по-прежнему были приглашенными ханами, и, конечно, мечтали о возвращении влияния в Сибири, опираясь на силы ногайцев. Помощь Москвы не помешала бы в этом архиважном. Однако, уплата дани Москве вызывала в Сибири недовольство, а помощь Москвы оказалась эфемерной. Тогда Едигер дал команду к тихому саботажу.

Хотя Сибирский юрт оказался активно вовлечен во внешнюю международную политику лишь в самом конце XV века, и действительно мог рассматриваться как отдельный её игрок. Однако внутренние конфликты, как уход к ногаям хана Агалака с частью родственников, массовая миграция сибирских племён в ходе походов на Среднюю Азию в 1510-1520 годах, а так же безуспешные попытки старшего сына Ибрагима, хана Култука во внешней политики, крайне ослабили правящую династию Тайбугидов.

Многочисленные шибанские татары ещё оставались на севере, но старая столица Чинги-Тыра утратив своё былое значение и оказалась утерянной, так как угорские князья подчинили её себе. К тому же, большая часть северных земель улуса Шибана оказались под контролем ногаев Шейх-Мамая, с которыми кочевали оставшиеся шибаны.

В 1557 году шейбаниды резко активизировались. Хан Бухары, шейбанид Абдулла бен Искандер, видя пассивность Москвы в сибирских делах, взял курс на восстановление власти его династии везде, где она прежде правила. Войска шейбанидов заняли Кызыл Туру, и сталаи кочевать рядом с ней. До столицы Искера оттуда, всего-то было несколько десятков километров. Ханом Сибири, еще до занятия столицы, был провозглашен Муртаза бен Ибак. Его признали в Бухаре. Но Муртаза был уже стареньким и больше думал о переходе в иной мир. Всем стало ясно, что ему поход на Искер не вынести. Надежды были возложены на Кучума бен Муртазу. Как выяснилось, надежды были не беспочвенные и принесли в конечном итоге хороший результат.

Род хана Кучума в тринадцатом колене соединялся с родом Чингиз-хана. Кучум был из рода Шайбан хана и Родиной его были казахские степи между реками Жаек и Сырт. Они всегда жили в степи так же, как жили их отцы и деды. Они были ханами. Сын Муртазы Кучум из Казахской орды, с очень большой ордой подступив к городу Сибири и взяв штурмом его. При этом, убив хана Едигера и его брата Бикбулата, сам стал царем всея земли сибирской. В течение нескольких лет он жестоко подавил на территории Сибирского ханства всякое сопротивление, уничтожив большую часть недовольных. Он подчинил себе многие народы ни щадя никого. Прежде чем бог разгромил его царство и отдал его в руки православных христиан, хан Кучум многие годы свободно и спокойно правил в Сибири, собирая ясак".

В 1563 году политическая ситуация в Сибири вновь изменилась. После долгой позиционной борьбы, Кучум наконец-то захватил Искер, а Едигер и Бикбулат были по его приказу убиты. Целых семь лет Кучуму оказывали сопротивление татары Чинги-Туры, Епанчинского юрта, хантыйские и мансийские князья. Однако благодаря численному перевесу сопротивление было сломлено. Так началась блестящая эпоха Кучума, последнего хана в истории независимого сибирского государства. В отличие от своего деда Ибака, он был свободен от тягостной “должности” хана Ногайского. Ногайская Орда к тому времени уже отказалась от приглашенных ханов. Единственный, кому он был обязан, и вассалом кого можно считать Кучума, бухарский хан Абдулла, а он был далеко.

Но он был отправлен для отвоевания владений своих предков верховным ханом Шейбанидов Абдаллахом ханом, властителем Узбекского государствав Средней Азии. Кучума также поддержали некоторые из правителей Большой Ногайской Орды. К тому же Кучум был также тесно связан с Алтаульской Ордой, отделившейся в середине XVI века от Большой Ногайской Орды и находившейся в зависимости от Бухары. Кроме того, он породнился с другими известными ногайскими родами, женил своего старшего сына Али на дочери бия Большой Ногайской Орды. Дин-Ахмада, а одну из дочерей выдал замуж за влиятельного Ак-мирзу.

С самого начала Кучум вынужден был смиренно действовать от имени своего отца Муртазы, объявленного ханом. С 1565 года сибирский престол занимал старший брат Кучума Ахмад-Гирей. И лишь после его смерти, в 1569 году, Кучум наконец то стал истинным ханом Сибирского государства. Теперь граница ханства Кучума простиралась до устья Торы. Тархан Кала был крайним приграничным городом.

Фактическим началом военных и политических контактов Московского государства с Сибирским ханством началось только после ликвидации Казанского ханства, со второй половины 50 годов XVI века, или именно с начала появления во главе Сибирского ханства Кучума. Кучум мечтал о сильной державе, и пытался укреплять ханство за счет обращения местных народов в ислам. Процесс этот шел непросто, натыкаясь на сопротивление тех, кто считал Кучума не своим законным владыкой, а пришлым завоевателем. Даже жившие в ханстве единоверцы-татары не выражали ему абсолютной поддержки.

Будучи неординарным и очень амбициозным властителем, хан Кучум, не сомневался, что своего добьется. В отличие Едигера, вассалом русского царя, он потомок чингизидов, быть не собирался, и перестал платить дань русским. Больше того, он начал беспокоить пограничные русские владения, сея там смуту, и надеясь завоевать часть земель.

Окраинные земли царем были пожалованы купцам и промышленникам Строгановым, которые, осваивая их, постепенно продвигались вглубь Сибири. Набеги Кучума были для Строгановых очень разорительными. Что в свою очередь снижало поступление налогов в государственную казну.

В начале своего правления хан Кучум продолжал платить Москве ясак- налог в размере 1000 соболиных шкурок ежегодно. А Иван Грозный в свою очередь не покушался на власть хана в его владениях. Хотя конечно виды на Сибирь русский царь имел. Но считал, что для завоевания такого большого пространства сил пока не хватает.

Когда в 1571 году 40 тысяч Крымской Орды, Большой, Малой ногайских Орд и отряды черкесов напали на Москву. Кучум немедленно разорвает вассальные отношения с Московским царством. В ответ Иван разрешил строительство крепостей в Зауралье, на Тоболе, Иртыше и Оби. Последствием стало то, что через тридцать лет появились первые русские укрепления в Западной Сибири. Сибирское ханство от Москвы не зависело, и когда Иван Грозный потребовал от Кучума большего повиновения, гордый хан ответил: «Отцы наши, мой и твой, понимали друг друга и торговали. Ибо земля твоя близка к нашей, народы наши жили в мире и злобы не таили. Люди жили спокойно и благополучно. Если хочешь, будем теперь дружить. А коли воевать хочешь, будем воевать».

В скором времени хан Кучум решил подступить к пермским владениям Москвы. Его появление там стало причиной восстания черемисов, а ногайцы предприняли попытку отделиться от Москвы. Это было очень дерзкое и само главное, не обдуманное решение. Опасный и не управляемый Кучум был теперь не нужен Москве даже в качестве вассала, так как это было несовместимым с самолюбием сибирского царя.

Однажды он отклонил царское предложение приехать в столицу Русского государства. Тем более, что русское правительство всегда создавало очень теплые условия своим бывшим противникам, так Маметкул, племянник Кучума, воевавший вместе с ним против Ермака, царем Феодором был обласкан и наделен вотчинами. Ну, а в итоге с гибелью последнего хана сибирское ханство прекратило свое существование.

Иван Грозный, чьи силы были подорваны затянувшейся Ливонской войной и опустошительными крымскими набегами, на открытое противостояние с Сибирским ханством не решился, но к боевым действиям против сибиряков был морально готов. Для этого у него было достаточно много изощрённых способов. Тем более, что казацкий атаман Ермак, состоявший со своими головорезами на охранной службе у уральских заводчиков Строгановых, со своей стороны был не против в любой подходящий момент пересечь Уральский хребет, или Камень, чтобы пограбить коренных сибиряков.

По преданиям столица Сибирского ханства Искер утопала в золоте. Оно было повсюду. Кучум, его жены, дети и родственники в красивой жизни себе не отказывали. Ели и пили исключительно из золотой посуды. Дворец хана был богато украшен золотом, серебром, драгоценными камнями. На фоне всей этой роскоши особенно выделялся огромный золотой трон с львиными лапами.

Тем более, что ханом Кучумом были налажены торговых связях с такими богатейшими городами Средней Азии как Бухара, Хива и Ургенч. В далёкое Сибирское ханство золотым потоком шли ювелирные изделия восточных мастеров, драгоценные камни, ковры и так далее, в обмен на столь вожделенную и на Востоке пушнину.

Теперь обратим свои взгляды на Запад, где на обломках Древнерусского государства в кровавой и многолетней борьбе, возникла Московская Русь. Но так исторически сложилось, что занимая место на краю Европы, Русская земля постоянно подвергалась систематическому нападениям кочевых орд с востока. Однако раздробленность и внутренние междоусобицы подорвали могущество Руси, и татаро-монгольские завоеватели на два с лишним века поработили страну. Татарское нашествие смело с лица земли славянские поселения в степной полосе между Днепром и Волгой, на Дону, в Приазовье.

Превращение Сибири и Дальнего Востока в неотъемлемую часть Российского государства является одной из главных событий в истории нашего Отечества. После того как Россия вновь обрела единство и покончила с внутренними войнами, она тут же сбросила ненавистное иго. Огромная империя ненасытных и кровожадных завоевателей рухнула. Медленное, но ощутимое движение стало происходить на всем пространстве от Киева до Нижнего Новгорода. Но не был забыт на Руси и путь в глубь степей. Русское население постепенно начало возвращаться в бескрайние донские, приазовские и волжские степи. Медленное, но ощутимое движение происходило на всем пространстве от Киева до Нижнего Новгорода.

Плодородные чернозёмные земли и обильные угодья манили русский люд, в "Дикое Поле". Выходцы из Руси небольшими группами отправлялись вниз по течению рек на промыслы, а с наступлением холодов возвращались домой либо зимовали в степях. На окраинах находили себе прибежище те, кто искал спасения от тягла, даней и оброков. Они основывали свои зимовья все дальше к югу от пограничных крепостей и засек, нередко объединяясь с беглецами из татарских орд. Но могущественное Крымское ханство опиравшиеся в своей агрессивной политике на Османскую империю, наглухо перекрыло все доступы к благодатному чернозёмному краю.

Ослабленная беспрерывными войнами с алчными и неуёмными соседями на своих границах, Московская Русь ещё долго не сможет бросить вызов этому зловещему альянсу хищников возникшему на бескрайних просторах «Дикого Поля». Понадобится ещё почти два столетия, чтобы стать на равных с ними и почти два столетия, что бы отвоевать у них этот благодатный край, потеряв в бесконечных войнах почти миллион человек русских.

На восточных окраинах Русской земли, после почти столетней ожесточённой и кровопролитной войны с Казанским ханством, русские войска сокрушили в Поволжье татар, захватив Казань и Астрахань. Эта грандиозная и даже можно сказать, эпохальная победа, стала предпосылкой начала присоединения Урала и Сибири к России. В свою очередь эти события послужили укреплению военно-политического потенциала Московской Руси, расширению торговых связей с Европой и Азией. В какой-то мере покорение Сибири было финалом присоединения к Московии обширных территорий на востоке, что стало возможным после побед Ивана Грозного над татарами в 1550-годах.

Невозможность продвижения к своим историческим землям на западных границах, потерянных в эпоху Батыева нашествия в создавшихся военно-политических условиях XVI-XVII веков, не позволяло русскому народу развиваться в полную силу. Крупнейшие региональные державы того времени, Речь Посполита, Шведское Королевство, Османская империя и её прихвостень Крымская орда, не дали Русскому государству вернуть когда то потерянные земли и воссоединится с оторванным от Руси её народом, попавшим в рабство к спесивым полякам и алчным литовцам.

Но после того как закончился период феодальной раздробленности и бесконечной междоусобицы, началось на территории Московской Руси бурное развитие, производительных сил феодального общества, происходил рост товарно-денежных отношений, улучшалась система феодальных производственных отношений, что привело к росту торговых связей Москвы со странами Востока и Запада.

С развитием товарно-денежных отношений деньги приобретают огромное значение, они становятся средством удовлетворения все возрастающих потребностей и главным видом богатства. Потребность в золоте и серебре, а так же и пушнине усиливалась под влиянием роста торговли, требовавшей большого количества звонкой монеты, так как много денег уходило за пределы государства в уплату за восточные товары, ввоз которых неуклонно возрастал, а пушнина стала главным экспортным продуктом Москвы. В результате всё острее чувствовался недостаток благородных металлов. В Европе возможностей для удовлетворения жажды золота и серебра не было, зато за её пределами таились неисчерпаемые богатства.

Российскому государству остро необходимы были собственные месторождения драгоценных металлов, железа и меди. Их не без основания надеялись отыскать в Сибири где главенствовало Сибирское ханство, осколок Золотой Орды. Кроме того, в Москве знали, что сибирские леса таят в себе огромные запасы «мягкого золота», ценнейшего меха соболя. В это же время спрос на дорогие меха увеличился, особенно за границей.

С середины XVI века возможности выгодной продажи пушнины резко возросли, так как были установлены прямые торговые связи с Западной Европой через Белое море, а на короткий период и через Балтийское, а включение в состав России всего волжского пути дало возможность вывозить русские товары непосредственно в страны Востока.

Правительство объявило продажу пушнины за рубеж своей монополией. Доходы от сделок с сибирской пушниной составляли в XVII веке около 1/4 всех доходов государственной казны. Там, где появлялась московская власть, местные жители платили особый налог, ясак, в состав которого входила главным образом пушнина. Посему, исходя из ранее сказанного, можно сделать вывод, что начало освоения русскими людьми Сибири пришлось на конец XVI века, и это было далеко не случайно.

Природно-географические условия разведанных русскими мест позволяли в будущем надёжно закрепиться в Сибири, построить города с постоянным населением, завести для него пашню и развивать рудное производство. И правители России, так же как и народные низы, не могли не использовать открывшиеся им после похода Ермака возможности для продвижения в Зауралье.

За Уральским хребтом русских ждала дикая и суровая природа, встречи с редким, но воинственным населением. Весь путь до Тихого океана был усеян безвестными могилами первопроходцев и первопоселенцев. Но, несмотря ни на что, русские люди шли в Сибирь. Они раздвигали все дальше на восток пределы своего отечества и преображали упорным трудом пустынный и холодный край, налаживали взаимовыгодные связи с его коренным населением, выводя его из многовекового застоя и изоляции.

Присоединение Сибири к России стало продолжением русской колонизации и расширения Русью своей государственной территории, оно обеспечило превращение России в европейско-азиатскую державу.

Но прежде чем продвигаться в новые земли лежащие за «Камнем» нужно было присоединить и освоить земли лежащие в Приуралье, тем самым создав здесь мощный плацдарм для дальнейшей экспансии на Восток, в неведомые земли с их несметными и сказочными богатствами.

Первые сведения об уральских землях появляются в русских источниках с конца XI века. Проникновение русского населения на Урал началось в период феодальной раздробленности на Руси, когда феодализм развивался вглубь и вширь, за счет освоения новых территорий, расширяющих экономические ресурсы отдельных княжеств и сферу их феодальной эксплуатации.

Первые контакты Руси с сибирскими племенами начались ещё в XI-XII веке. Под названием Пермь русским стала известны земли коми-зырян, Пермь Вычегодска. В 1092 году богатый новгородец Гюрята Рогович «послах отрок свой в Печору, люди иже суть дань дающе Новугороду... а оттуда иде в Югру». Однако внутренние политические проблемы не давали правителям обратить взор на восток. Хотя отважные новгородцы ходили по Белому морю, аж до пролива Югорский шар и далее за него, в Карское море, ещё в IX веке. В обмен на железные изделия, которых не было у Югры, топоры, ножи, новгородские купеческие ватаги получали пушнину, которую потом перепродавали с большой выгодой на европейских рынках.

Первый поход новгородской дружины на Урал был частным предприятием одного из бояр или купцов. Бесстрашные новгородцы первыми проникли в северное Приуралье, обложили данью Пермь, Печору и Югру и завязали с ними торговые отношения. Они, очевидно, уже знали языки пермских народов, поскольку недалеко от Новгорода проживали чудь, весь и корела, рано вошедшие в состав новгородских волостей.

Но довольно скоро правящая верхушка Новгорода приступила к систематической эксплуатации богатств края, и от торговли перешла к прямому обложению туземных народов данью ценными мехами. Первое летописное свидетельство о подобных плаваниях относится к 1032 году, которое в русской историографии считается началом истории Сибири.

Во второй половине XII века не смотря на сопротивление местных племён русские проникают в Южное Приуралье по Волге. В 1157 году новгородские ушкуйники совершили набег на булгарский город Бряхимов «на реце на Каме», совершенно опустошив его. В 1177 году дружина владимиро-суздальских князей через земли волжских булгар также вышла в низовья Камы.

Кроме захвата военной добычи русские стремились сдержать булгарскую колонизацию Поволжья и Прикамья и овладеть волго-камским торговым путем. Они создают опорные пункты на северных подступах к Уралу, стремясь сдержать также и проникновение булгар на восток.

В 1173 году великий князь Всеволод Большое Гнездо закладывает в устье реки Юг городок Гляден, рядом с которым в 1212 году строится город Великий Устюг. Его сын Юрий подчинил своему влиянию коми-зырян по Северной Двине, Вычегде, Сухоне и Югу и «пермские дани к себе ж взял», распространив власть на земли, считающиеся волостями новгородскими. Владимиро-суздальское княжество завладело речными путями и волоками на подступах к Прикамью, создав условия для развития народной колонизации этого района из своих северных земель.

В конце XII века новгородцы продолжали набеги на Северное Приуралье, преодолевая активное сопротивление местного населения сбору дани. От частных предприятий Новгород переходит к сбору дани в восточных волостях в общегосударственных масштабах. Кроме мехов новгородцы требовали от Югры серебро, так нужное на Руси. В XII — начале XIII века они время от времени заходили в Сибирь с торговлей вплоть до Енисея, до городов Кыргызского каганата.

Со своей стороны Волжские булгары пытались помешать созданию русских центров на подступах к Уралу. В 1218—1219 году они дважды совершили набеги на Устюг. В ответ войско владимиро-суздальского князя с войском на судах в 1220 году вышло из Устьюга и направилось на верх Камы, а затем спустилось до ее устья и «взяста по ней много градков», первым войдя в Прикамье с севера.

Тем самым были заявлены права на Приуралье, в чем проявились объединительные тенденции Владимирской Руси, начавшей собирать русские и нерусские земли. В свою очередь этот широкомасштабный поход сдержал продвижение булгар в Прикамье. Новгородцы также пытались закрепиться в Прикамье, но делали это по частной инициативе, что не привело к образованию новгородских колоний. Так как здесь была нужна поддержка на государственном уровне.

В 1174 году новгородские ушкуйники вновь пришли на своих быстроходных судах с Волги по Каме, на Чепцу и Вятку, где разгромили и опустошили удмуртские земли. В результате этого похода ими были основаны два русских городка на месте удмуртских городищ, Никульчин и Хлынов. Но они не стали новгородской колонией, поскольку осевшая в нем часть ушкуйников не была заинтересована в возвращении в Новгородскую землю и тем более в подчинении ей. Новгород не пытался использовать Хлынов как свой опорный центр, хотя ушкуйники вливались в состав его населения и позднее, в XIII-XIV веке, превратив его в русский вариант карибской Тортуги.

Русское население Вятской земли в дальнейшем установило в основном мирные отношения с удмуртами и мари, поскольку осваивало незаселенные земли в среднем течении Вятки. Вхождение удмуртов в состав населения русских городов и сельских поселений усилило влияние на них русского феодализма в противовес булгарскому.

Не имея еще возможностей прочного освоения удаленных приуральских земель, основной формой феодальной зависимости нерусского населения русские княжества избирали испытанную форму эпизодического данничества, коллектив ной эксплуатации, сложившуюся со времен формирования Древнерусского государства. Сбор дани серебром и мехами был равносилен денежным сборам, поскольку денежная система Древней Руси включала и то и другое.

Но на дальнейший ход русской колонизации Урала большое влияние оказало монголо-татарское нашествие и начавшееся вторжение кровожадных захватчиков в земли примыкающие к Уралу с запада. В 1236 году пришедшие из безбрежных азиатских степей несокрушимая монгольская орда вторглись в Среднее Поволжье и Нижнее Прикамье, сметая всё на своём пути и оставляя после себя пепелища.

Огромный край оказался совершенно опустошённый, а оставшиеся в живых местное население в страхе бежало с насиженных мест под защиту непроходимых лесов и болот, или было поголовно выслано захватчиками со своих земель на чужбину. Разгромленная врагами, когда то цветущая Волжская Булгария, была включена в состав Золотой Орды. После крушения булгарского государства монголо-татары окончательно захватили и башкирские земли.

Тяжелое монголо-татарское иго вызвало массовый отлив русского и нерусского населения из разоренных татарами районов на новые земли, что ускорило их освоение. Русское население Нижегородского и Суздальского княжества ища спасения от беспощадных захватчиков бежало в Вятскую землю. В свою очередь болгары и башкиры спасая свою жизнь бежали в Среднее и Верхнее Прикамье, оседая здесь, в построенных городках, среди безбрежного и дикого леса.

Но уже в XIV—XV в веке, борьба народов Восточной Европы против монголо-татарского ига усиливается и ведущую роль в ней начинает играть формирующееся на просторах Восточной Европы Русское государство. В начале XIV века возобновляются походы новгородских дружин на Урал за сбором дани, а экспансионистскую политику владимиро-суздальских князей продолжали правители возвышающегося Московского княжества. Между ними разгорается нешуточная борьба за право сбора дани, часть которой должна была идти в Золотую орду. А право сбора и платы дани в то время играло одну из ключевых ролей, позволяя сборщику пользоваться большими привилегиями и контролировать основной поток денег и материальных ценностей.

Тем временем Московская Русь, стремительно укреплявшая собственные позиции в Северо-Восточной Руси, начинает распространять свое влияние и на Приуралье, используя для этого все средства. В Москве прекрасно понимая роль Устюга, как опорного центра на пути к Уралу, и быстро прибрали его к своим рукам. Тем более, что великие князья московские хотели единолично распоряжается здесь как в своей вотчине, устанавливая свой аппарат управления, и свои законы. Вскоре, земли коми-зырян попадают в политическую зависимость от Московского княжества.

Однако новгородские купцы не желая терять благодатные уральские земли и вывозимые от туда драгоценные меха, в 1364 году совершают первый поход на восточный склон Урала. Они впервые перевалив через горный хребет, продвигаясь по безбрежным сибирским местам, дошли до низовья Оби. Здесь ими были построены первые русские городки в Зауралье. Один из них на реке Сыгве назывался Ляпин, по имени одного из руководителей похода, Степана Ляпы.

Стремясь не допустить в Приуралье усиления новгородского влияния, князь московский князь Дмитрий Донской принимает в состав Русского государства Пермь Вычегодскую, что было закреплено деятельностью энергичного миссионера Степана Храпа, позднее названного Стефаном Пермским. Тем самым Москва распространила своё влияние на земли Верхнего Прикамья. Уже В XIV — начале XV века на землях Верхнего Прикамья появляется оседлое, русское население. Часть его селилась вместе с коми-пермяками, входя в состав их соседских общин.

Этим самым было положено начало стихийной русско-крестьянской колонизация края, которая шла в основном с севера, из бывших ростово-суздальских земель, отошедших к Москве. В начале XV века на Верхней Каме строится первый русский укрепленный городок Анфаловский. Он продолжал использоваться русскими отрядами до конца XV века.

В 1455 году на Пермь Великую напало из соседнего Пелымского княжества вогульское войско возглавляемое князем Асыкой. Устроив здесь погром, вогуличи двинулись с верховьев Камы на Вычегду, где убили возвращавшегося из земли коми-пермяков епископа Питирима, а также разорили городок Усть-Вым и близлежащие волости.

Если верхушка коми-пермяков относительно мирно приняла христианство, то родоплеменная знать манси активно этому сопротивлялась. Они боролись за языческую религию как за средство сохранения своих привилегий. Во главе отряда, напавшего на Питирима, стоял пелымский князь Асыка, которого поддерживали вятские сепаратисты, не желавшие усиления московского влияния в Предуралье. Этот набег был реакцией пелымских князей на мирное присоединение Перми Великой к Русскому государству, и положил началу их последующих набегов на приуральские земли.

В конце XIV и начале XV века продолжалась борьба русских с татарами, в которую было втянуто русское население Приуралья. В 1391 году хан Тохтамыш направил отряд своего сына царевича Бектута на Вятскую землю, который разорил город Вятку и угнал в плен часть его жителей. На помощь вятчанам, хотя и с опозданием, пришли устюжане и представители других русских земель. Спустившись по Вятке в Каму, они нанесли ответный удар по булгаро-татарским городам, Жукотину и Казани, основатель опустошив их.

Во второй половине XV века обстановка в Прикамье становится довольно сложной. С юга стало угрожать набиравшее силу Казанское ханство, из которого совершались разорительные набеги, в результате которых Вятка и Пермь несли большие потери и вскоре пришли в запустение. В свою очередь, Сибирское ханство стремящаяся не допустить в Зауралье русских, постоянно подстрекало набеги пелымских князей на русские владения в Приуралье. К большому сожалению Пермь Великая и Вятская земля не могли ждать существенной помощи из Москвы раздираемой феодальной междоусобицей.

Во время феодальной войны в Московском княжестве Пермь Вычегодская выступала на стороне Василия II Темного, за что эти земли подверглись в 1451—1452 году погрому вятчан, союзников Дмитрия Шемяки. Чтобы укрепить здесь свое влияние, Василий II назначил сюда в начале 50 годов XVвека своих наместников из представителей аборигенной знати принявших крещение князя Ермолая и его сына Василия, передав им в наследственное владение Вымскую землю.

Новгородские правители так же пытались использовать неблагоприятную для московских князей обстановку, сложившуюся в ходе многолетней феодальной войны, для укрепления своих позиций на северном Урале. В 1455 году был совершен не удачный поход новгородского войска в Приуралье. Многочисленная рать воевод Василия Шенкурского и Михаилы Яковля вторглась в Югру. Укрепившись в наскоро построенном остроге, разместив здесь часть войск во главе с Василием Шенкурским, новгородцы стали совершать опустошительные рейды по окрестностям, захватывая в плен югричей вместе с их женами и детьми и грабя поселения.

Югорские князья стремясь положить конец кровопролитию на своих землях приступили к длительным переговорам, обещая собрать богатую дань. Усыпив бдительность русских югра, используя численное преимущество и отличное знание местности, сумела разбить новгородцев по частям, нанеся им невосполнимые потери. Этот поход стал последним походом Новгорода на Урал.

Во время феодальной войны в Московском княжестве Пермь Вычегодская выступала на стороне Василия II Темного, за что эти земли подверглись в 1451—1452 году погрому вятчан, союзников Дмитрия Шемяки. Чтобы укрепить здесь свое влияние, Василий II назначил сюда в начале 50 годов XV века своих наместников из представителей местной, знати принявших крещение князя Ермолая и его сына Василия, передав им в наследственное владение Вымскую землю.

Какое-то время московским властям было не до дальнего пограничья из за непрекращающихся междоусобиц. Но в 1462 году только что ставший великим князем Московским и всея Руси самодержцем, Иван III, мстя черемисам и казанским татарам за их набег на Устюжскую землю, послал рать на пермские земли. Великокняжеские воеводы с отрядами устюжан, вологжан и галичан прошли на судах к Вятке, и далее по Вятке вниз, а по Каме вверх в Великую Пермь. Этот рейд московских войск к предгорьям Северного Урала носил разведывательный характер.

В 1465 году, впервые московское войско во главе с устюжским воеводой Василием Скрябой, выходит на восточный склон Урала. Югорские князья попав в безвыходное положение, теперь вынуждены были дать обязательства платить дань московскому князю. В этом походе, помимо московских и устюжских служилых людей, приняли участие многочисленные добровольцы из Вятки, а также вымский князь Василий Ермолич.

Поднявшись по Вычегде и Сысоле до верховьев Камы и перейдя через Уральские горы Вишерско-Лозьвинским путем, ратники Скрябы вошли в пределы Югорской земли. Здесь русские войска основательно разорили множество городков и поселений, захватив с собой большой полон и на них дань возложили. В ходе боев в плен попали югорские князья Калба и Течик.

Но зависимость приуральских земель от Москвы была непрочной, что сказалось во время набега казанского хана Обреима на Пермь Великую в 1468 году, когда большая часть вятчан уклонилась от участия в ответном ударе русских войск, разбивших татар и вернувшихся в Устюг через Пермь Великую.

Правительство Русского государства понимало опасность отпадения восточных окраин и пыталось воздействовать на Вятскую землю и великопермских наместников. Одержав в 1471 году победу над новгородцами в битве при Шелони, Иван III решил навести порядок и в Прикамье. Поход был организован при энергичной поддержке пермского епископа Филофея, подобравшего для войска проводников. Помимо этого, для упрочения на новых землях своего влияния Москва вновь попыталась использовать христианство, в 1455 году к крещению коми-пермяков приступил приехавший сюдапермский епископ Питирим.

Выйдя из Устюга зимой 1471 года, они к началу весны 1472 года достигли Великой Перми. Не ожидавший пермский князь Михаил столь быстрого прихода московского войска практически не оказали сопротивления. Без боя сдались городки Урос, Чердынь и Покча, и единственное сражение произошло под городком Искором на реке Колве, где московиты наголову разбили пермяков. В сражении приняли участие немногие представители местной племенной знати.

Посланные сюда князья Федор Пестрый-Стародубский и Гаврила Нелидов основательно повоевали Пермь Великую и привели силой русского оружия её к покорности. Опорным пунктом русской колонизации здесь стал городок Покча, поставленный при впадении одноименной речки в Колву. Позднее политический центр Перми Великой вновь переместился в Чердыньь.

В конце XV и начале XVI века военная опасность для Прикамья, даже после падения в 1480 года татаро-монгольского ига с Руси, не ослабла, а усилилась со стороны Казанского и Сибирского ханств. В 1481 года подстрекаемый сибирским ханом пелымский князь Асыка совершил новый набег на Пермь Великую, осадил Чердынь, сжег Покчу и разорили всю пермскую землю, при этом был убит пермский князь Михаил Ермолаевич и несколько членов его семьи.

На помощь русским поселенцам пришла устюжская дружина Андрея Мишнева, разбившая Асыку и шедший ему на помощь по Каме отряд тюменских татар. Набег Асыки принес такой существенный урон, что правительству временно пришлось отказаться от переписи населения, так как переписывать почти было некого.

В 1478 году Москва присоединяет к своим владениям огромные владения Господина Великого Новгорода на севере, в том числе и на северо-востоке, по Печоре и Двине. Тем самым весь Северный Урал входит в основной состав Московского государства, а в последующем русскими здесь создаётся мощный плацдарм для дальнейшего освоения Сибири. Во вновь присоединенных землях появились царские воеводы, русские помещики, купцы, духовенство. Значительная часть местных феодалов перешла на службу к царю. В свою очередь, освоение и заселение Урала было процессом внутренней колонизации, напрямую связанной с расширением государственной территории. Основной причиной колонизации было наличие здесь огромных массивов свободных земель, безбрежной тайги, пригодных для освоения всеми сословными группами русского общества.

Основным занятием русского населения Урала было сельское хозяйство. По мере заселения русскими новых территорий происходило расширение посевных площадей. Крупным хлебопроизводящим районом стала Вятка. Отсюда хлеб шел в Поморье и Сибирь. В земледельческом освоении Вятского края активно участвовало и местное удмуртское население. Если прежде в хозяйстве удмуртов главную роль играли охота, рыболовство, бортничество, то теперь эта роль переходит к хлебопашеству.

Постепенно земледелие распространяется на юг Зауралья, хотя здесь обрабатывать пашню приходилось в условиях постоянной военной опасности, из-за набегов немирных соседей. Некоторые хлебопашцы, пострадавшие от воинственных степняков, бросали уже обжитые места по рекам Исети, Тече, Миассу и уходили на север.

Важное место в хозяйстве населения Урала занимали добывающие промыслы: охота, рыбная ловля, бортничество, сбор кедровых шишек, хмеля . Эти промыслы были распространены повсеместно, а для хантов и манси, казаков, части крестьян и служилых людей и являлись главной сферой хозяйственной деятельности. Значительные масштабы сохраняла на Урале охота на пушных зверей. Пушнина шла, в основном, в казну (в качестве ясака) и на продажу. Крупные партии мехов закупались правительством.

Хотелось бы отметить, что в отличие от западно-европейской колонизации где местные аборигены низводились до уровня животного, Урал вошёл в состав Московской Руси не как колония, а как её органическая часть. Здесь не было массового истребления и ограбления не русского населения края, как основы всей государственной политики. Местные племена как и русское население получало одинаковые права, поскольку правительство было крайне заинтересованно в стабильном получение дани и других форм феодальной ренты. Конечно, всё это было не без вывертов, но до откровенного «людоедства», как это было в в истории Западноевропейских стран на Руси не доходило. Теперь форпостом продвижения русских в Западную Сибирь стало служить Приуралье, фактическими повелителями которого являлись сольвычегодские купцы Строгановы.

Русские люди знали об обширных территориях лежащих за Уралом намного ранее XV века. Зауральская сторона, задолго ещё до того времени, была очень хорошо знакома нашим промышленникам, первопроходцам и охотникам, так как торговые связи Великого Новгорода со странами «Закамскими и Зауральскими» были уже хорошо налажены. Сибирью, попросту называли на Руси всё, что лежало за Камою: и к северу, и к востоку от Каменного пояса.

За этой русской Сибирью, по ту сторону Урала, лежала не наша Сибирь. Эта Сибирь была настоящая, по разноплеменности своих обитателей , до сих пор удержавшая за собой данное ей народом прозвание «немшоной». Здесь места были русским незнакомые и вполне неизвестные, а обитатели их не были московскими данниками. И остяк, и вогулич, и киргиз, и ногаец, все это была для русского человека та же нехристь, всё одно «чудь заблудящая», или басурманы из Сибири. У русских всегда делили эту территорию на Сибирь русскую и на Сибирь немошную. Они неоднократно пытались покорить Сибирь задолго до Ермака.

Вследствие вмешательства внешней силы, связанных с монгольским нашествием, на время исчезла и Древнерусское государство. Русь утратила независимость и распалась на две части, каждая из которых в дальнейшем пошла своим историческим путем. Восточная половина стала сначала ордынской провинцией, а затем ордынским протекторатом, а западная попала под власть алчных литовских великих князей и спесивых польских королей.

Двести с лишним лет, с середины XIII до середины XV века, суверенного русского государства не существовало. Однако по мере ослабления великой империи Чингиз-хана, вследствие ряда объективных, но в ещё большей степени случайных факторов, на северо-востоке бывшей страны начало укрепляться одно из маленьких княжеств, Москва.

Именно Великий Новгород, после падения под ударами степняков Киева, держал у себя своеобразный ключ к построению будущей империи. Так как, он смог в одиночку контролировать доступ к продуктам производства и сельского хозяйства на Юге и Его-Востоке Русской равнины, а так же держать пушную монополию к Северу и Северо-Востоку.

Потом, когда Новгород пал, связь русских с дальними краями Востока поддерживалась купцами, выселившимися из Новгорода в Устюг, Вологду и печорские города. Это позволило в последствие доминировать Москве над всей Восточно-Европейской равниной и целенаправленно распространятся к пяти морям, на запад к Балтийскому, на юге к Чёрному и Каспийскому морям, на севере к Ледовитому океану, и на востоке к Тихому океану.

Начальный этап колонизации Сибири был связан с эпизодическими проникновением новгородцев на север Урала с XI века. Именно меха среди всех богатств Урала привлекали сначала новгородцев, пускавшихся далеко на восток за сбором дани, а потом и московитов. В числе её были «соболи, куница, белка». Поэтому первый поход новгородской дружины на Урал был частным предприятием одного из бояр или купцов. В дальнейшем начались регулярные походы новгородских дружин в Сибирь за ясырём, состоящем преимущественно из за пушнины. В результате этого были покорены манси, а вогульские княжества стали данниками Новгорода.

Именно это и было доминирующем фактором в истории России. Так как через века, в исторической перспективе, «русский мех» был важнейшей ценностью для мировой торговли, при этом приносящий русскому государству громадные доходы. Это в первую очередь и толкало русский народ и его государство всё дальше на Восток, навстречу Солнцу.

Самые первые сведения о военном походе русских в Сибирь относятся к 1384 году, когда новгородский отряд прошел на Печору, и далее, северным походом через Урал, на Обь. Сведения об этом походе крайне отрывочные, и неизвестно, кто возглавлял отряд, сколько в нем было человек и какие цели он ставил перед собой.

С ослаблением Новгорода и подчинение его власти московских великих князей, разведкой и завоеванием Приуралья и Сибири стали заниматься московские воеводы, осведомлённые о сказочных богатствах этой земли. Если новгородцы преследовали главным образом экономические интересы, то есть завязывали торговлю, то московиты преследовали явно политические цели и хотели присоединения северных земель к себе навсегда. Теперь их главной задачей в новых землях, было приведение местного населения под власть московского государя и взимание дани в его пользу.

За Урал, северным путем не раз отправлялись и московские воеводы с ратными людьми. В середине XV века Московское государство впервые предприняло попытку вторжения на территорию Сибири. В 1465 году московский отряд воеводы Василия Скрябы ходил из Перми Великой «в Югру» и собирал там дань в пользу великого князя Московского. Правители Тюменского ханства на московский поход не отреагировали, вероятно, в связи с очередной сменой самого правителя на престоле ханства. В то же время, для Московского государства, поход 1465 года стал своего рода прецедентом, юридическим основанием для претензий на Северное Зауралье, формально подчиненное ханам Тюмени, так как правители угорских княжеств региона признали зависимость от Москвы. В 1478 году, не откладывая в долгий ящик, Москва присоединяет к своим землям огромные владения Господина Великого Новгорода на севере, в том числе и на северо-востоке, по рекам Печоре и Двине.

В 1483 году Москав направляет свои войска с Вишеры на Лозьву и Пелым под командованием воевод князя Федора Курбского и Ивана Салтыкова. Русские воеводы рассеяв отряды пелымского князя Юмшана и двинулись вниз по реке Тавде, мимо Тюмени в Сибирскую землю. Неимоверно трудным было продвижение по угрюмым просторам Сибири с её дикой, суровой природой, с редким, но очень воинственным населением.

Последующее движение русских отрядов с Тавды на Тобол, далее вниз по Иртышу и Оби привело к подчинению кодского князя Молдана и других князей кодских хантов. От Иртыша отряд воевод прошел до устья Тобола и вернулся на территорию Московского княжества с большим ясаком из пушнины. Весь путь от Урала был отмечен многочисленными безвестными могилами павших в боях воинов-хантов. После похода русских войск в Зауралье, пелымский князь Юмшан признал зависимость своих владений от Русского государства и обязался ежегодно платить им ясак.

Однако грандиозный поход русских войск в 1483 году, к немалому удивлению совершенно не вызвал серьезного конфликта между русским и Шейбанидским государством. Хотя русские войска проследовали по реке Тавда прямо мимо Чимги-Туры и окон его дворца. Ибак хан в этот период находился в поволжских степях, где шла ожесточённая борьба с Москвой за Казань. Кроме того, возможно, что для хана Ибака разгром фактически самостоятельных угорских княжеств был даже выгоден, поскольку ослабил их в военном отношении и давал возможность впоследствии установить над ними более эффективный контроль. Наконец, хан Тюмени не был заинтересован в конфликте с Московским государством, доказавшим всем её соседям вою силу.

Одна ко, политические перемены и бесконечные междоусобицы в ханстве не помешали сибирским татарам, во второй половине 90 годов XV века, предпринять против Москвы ряд враждебных акций. Обострение отношений Руси и Сибирской орды в первую очередь было связано с установлением в 1487 году русского протектората над Казанским ханством.

Попытка хана Ибака утвердиться в Поволжье привело лишь к фактическому отделению от Шейбанидского государства «Югры». Финно-угорские «княжества Западной Сибири и Северного Зауралья: Коды, Конды, Пелыма, Обдорска воспользовавшись участием хана Ибака в войне за Казанское ханство с Московской Русью, подняли мятеж и отказались подчинятся верховному правителю.

После смерти Ибака, тюменским ханом стал его брат Мамук и его племянник Кутлу-Султан, еще какое-то время сохраняли свою власть в Зауралье. При этом тюменские Шейбаниды не оставляли надежды на восстановление своего главенства среди татарских государств. Рассчитывая на поддержку казанской знати вечно недовольной своим ханом Мухаммед-Эминем, наследник Ибака, Мамук в 1496 году двинулся к Казани. Но во время похода узнав о подходе русских войск, отступил назад в Сибирь. В следующем году Мамуку всё-таки удалось на несколько месяцев захватить Казань, однако и он не сумев наладить отношения с капризной местной знатью, вынужден был оставить Казань, где вскоре воцарился новый ставленник Москвы.

Но в 1499 году сибирские татары под царевича Агалака предприняли ещё одну попытку взять Казань, но благодаря своевременному выдвижению навстречу татарам русских войск под командованием воеводы Фёдора Бельского, Агалак не рискнул вступить в бой и прекратил поход.

Самый крупный поход был предпринят русскими в 1499 году. Это связано в первую очередь с агрессивными действиями сибирской орды в Поволжье, и с целью упрочить своё влияние в Зауралье. Четыре тысячи ратников отправились под предводительством Семена Курбского, Петра Ушатого и Василия Заболоцкого зимой в Югорскую землю на лыжах. Поход проходил тогда, когда сама природа заставляла всё живое укрываться от морозов и снеговых бурь.

Основная часть московского войска избрала самый короткий путь и, несмотря на вьюги и морозы, пошла" через Уральский хребет там, где горы достигали наибольшей высоты. Своей целью в этом походе русские ставили покорение остяков и вогулов, живших по восточную сторону Урала, вплоть до устья Сосьвы, впадающей в Обь. С трудом пройдя их по одному из ущелий, русские ратники в течение зимы взяли в Югорской земле 42 укрепленных поселения, захватили в плен 58 мелких князьков, и на некоторое время заставили признать зависимость от Российского государства ханты-мансийское население низовья Оби. Всего до тех мест отряд прошел более 6,5 тысяч верст в тяжелейших зимних условиях. Однако русским, не смотря на успех, на этой территории, из-за её отдаленности и труднодоступности, в XV–XVI веках было невозможно создать устойчивую базу для прочного закрепления за Уралом и дальнейшего продвижения в глубь Сибири.

Поход закончился успешно, русских войска разгромили отряды местных князьков, в результате чего в следующем году разбитый русскими Юмшан и некоторые другие князьки, при посредничестве пермского епископа начали переговоры с Москвой, затем посетили Русскую столицу и вынуждены были признать вассальную и данническую зависимость от Руси.

В 15о1 году Пермская окраина Руси вновь подверглась грабительскому набегу, на этот раз со стороны пелымских вогулов, разоривших и опустошивших большую территорию. Так как до русского похода, Югорская земля находилась в зависимости от Сибирского ханства, при этом сохраняя самостоятельность. Тюменские ханы рассматривали её в качестве своих подданных, следовательно установление русского контроля над северо-западом Сибири явилось серьёзным ударом по интересам Сибирского ханства. Тем не менее, в условиях противостояния с Большой Ордой, Сибирское ханство вынуждено было не предпринимать в ответ на поход 1483 года, каких-либо враждебных действий в отношении Руси.

Однако, несмотря на достигнутые успехи, до установления прочного контроля над зауральскими территориями и полной ликвидации угрозы со стороны Сибирской орды было ещё далеко. Последним известным деянием тюменских ханов стал набег Кутлу-Султана на русские владения в Перми Великой весной 1505 года. После осады городка Покчи отступающее татарское войско, разорившее перед этим Соль Камскую, было застигнуто русской судовой ратью на «перевозе» между Сылвой и Уфой. Татары, отягощенные добычей и пленными, были разбиты, а их арьергардные отряды уничтожены.

После этого шейбанидские ханы еще какое-то время удерживали Тюмень и окрестные территории, а потом вновь ушли в Заволжье. Их земли были частично присоединены к новому татарскому государству со столицей на Иртыше. Город Тюмень, не сумевший возродиться после его разгрома Мухаммедом Тайбугидом, был окончательно оставлен своими жителями.

Возникшее на обломках Тюменского ханства государство Тайбугидов постепенно набирало силу. Для постройки своей новой столицы, города-крепости Сибири, бек Мухаммед выбрал место, укрепленное самой природой, обрывистый береговой мыс Иртыша. Почти со всех сторон город был неприступен. На Московской Руси о судьбе Тюменского ханства и о государстве Тайбугидов было известно в этот период очень мало.

Территория государства Тайбугидов была значительно меньше прежнего Тюменского ханства. Влияние правителей Сибири распространялось только на оседлое татарское население южной тайги и лесостепи, от Уральских гор до р. Иртыша. В вассальной зависимости от них находились также мелкие остяцкие и вогульские княжества низовий рек Тавды, Тобола и Иртыша. Тюркские племена, кочевавшие в безбрежных степях, в этот период подчинялись не Сибири, а входили в состав Казахской и Большой Ногайской Орд.

В период русско-казанских войн 1545-1552 году правители Сибири участвовали в татарской антирусской коалиции. Так, в 1547 году отряды сибирских и ногайских татар совершили набег на Пермь Великую. Они дошли до самой столицы края, города Чердыни. Было разорено и сожжено множество деревень, на подступах к Чердыни татары разгромили русский военный отряд, удерживавший здесь заставу. Однако вскоре сибирским бекам пришлось думать уже не о набегах на чужие земли, а об обороне собственных владений. Из казахских земель на их владения надвигалась могущественная сила сокрушившая их власть.

Хотя в целом же, несмотря на отдельные случаи набегов, вплоть до последней трети XVI века Сибирская орда, по сравнению с иными татарскими ханствами, особой опасности для Руси уже не представляла, а в 50 годах Русское влияние в Сибири ещё более укрепилось, чему способствовали внутрисибирские усобицы.

В это же время у южных границ государства Тайбугидов появились отряды царевича Кучума, потомка тюменских ханов. Он был отправлен для отвоевания владений своих предков верховным ханом Шейбанидов Абдаллахом, властителем Узбекского государствав Средней Азии. Кучума также поддержали некоторые из правителей Большой Ногайской Орды.

В 1554 году Кучум совершил удачный поход на Иртыш, прошел по его верховьям, разорил юрты местных жителей и дошел практически до самой столицы ханства. Это поставило Едигера и его ханство на грань краха. Поражение заставило Едигера искать союзника и покровителя. Перебрав все возможные кандидатуры, хан остановился на московском царе Иване IV, который незадолго до того разгромил и покорил могущественное Казанское ханство. В январе 1555 года Едигер послал посольство в Москву во главе с Бояном с предложением дани и просьбой о военной помощи против бухарцев. Хан признал себя вассалом русского царя и пообещал ежегодно вносить 3 тысячи соболей в качестве дани. В качестве подарка посол привез 700 соболей.

Официальное контакты Московского царства с Сибирью относится к 1555 году, когда один из владетелей Сибири хан Едигер прислал к царю Ивану Грозному своих послов поздравить его с покорением царств Казанского и Астраханского и выразить желание, чтоб мы утвердили спокойствие и безопасность на его земли. При этом прислал он в дар большое колличество соболей и белок.

По его мнению московская экспансия против Казанского и Астраханского ханств не была воспринята в Сибири как общая агрессия русских против всех татарских государств. Считалось, что у Москвы с Казанью просто старые счеты и что это касается только их.

Едигер был сыном хана Касыма, и после его смерти вместе с братом Бекбулатом стал править ханством. Ко времени начала правления Едигера в татарском мире произошли крупные события. Русское царство завоевало всё Поволжье и бросило вызов могущественному Крымскому ханству. Как ни странно, но с этого времени Грозный стал именоваться повелителем Сибири.

В это же время он вёл кровопролитную войну на своих южных границах с казахами и войсками бухарского хана Муртазы, которыми командовал средний сын бухарского хана Кучум, будущий правитель Сибирского ханства. Кучум с войском вторгся в пределы Сибири, приведя с собой, помимо прочих, узбекские, ногайскиеи башкирские отряды.

Властвовавший в ту пору представитель первого рода, Едигер, решил заручиться поддержкой московского царя против шибанида Кучума. Но отношения между Москвой и Едигером были неустойчивы, что в первую очередь объясняется непрочностью положения самого Едигера в его борьбе с Кучумом.

Поражение заставило Едигера искать союзника и покровителя. Перебрав все возможные кандидатуры, хан остановился на московском царе Иване IV. Так как не имея возможности получить помощь из Казани и Крыма, Едигер решил пойти на соглашение с Русским царством, согласно которому хан признавал свою зависимость от русского царя и обещал исправно платить дань. Когда хан Большой Ногайской орды Измаил покорился Москве, Едигер, отбросив раздумья, последовал его примеру.

Хан Едигер остро нуждавшейся в помощи, пристально следивший за политической ситуацией в регионе, узнал, что ногайский хан Исмаил вторично присягнул на верность царю. В сентябре 1557 года он посылает в Москву шертную грамоту с заверениями в верности царю, а вместе с ней 1169 собольих шкурок. Лишь после этого Москва заключила новое соглашение с Сибирским ханом, согласно которому размер дани устанавливался в 1000 шкурок. Хан Едигер подтвердил обязательство выплачивать дань ежегодно в полном размере.

Русский царь покорив царство Казанское, твердо хотел и Сибирь держать в покорности, заставив тамошних властителей признать его верховную волю. Теперь он не на минуту не упускал Сибири из виду, проявив твердое намерение крепко держать её в своей могучей руке. Исходя из этого Иван Грозный согласился принять Сибирь «под свою руку», и послал в Сибирь посла и сборщика дани Дмитрия Непейцына-Курова.

Наконец в 1557 году русское правительство утвердило договор, согласившись на ежегодную дань в 1000 соболей, а Иван IV прибавил к своим пышным титулам еще один, «всеа Сибирскыя земли повелитель». Вскоре Едигер прислал в Москву своего посланника и 700 собольих шкурок, что было в несколько раз меньше установленного размера дани. Хан оправдывался тем, что из-за кровопролитной войны с шибанским ханом Кучумом он потерял множество людей пленными, вследствие чего не смог собрать нужное количество шкурок. Тем временем, русский посланник Непейцын-Куров уверял царя в том, что хан мог бы собрать всю дань, если бы пожелал.

Царь объявил посланнику, что хан мог бы внести дань и побольше, ибо у него около 10 тысяч подданных. Следовательно, дань должна быть не в 3 тысячи, а в 10 тысяч соболей ежегодно. Рассвирепев, Царь бросил татарина Баянду в тюрьму.

До XVI века особо ценную пушнину Русскому государству в основном давали печорские и пермские земли, но к середине столетия они заметно оскудели. В то же время спрос на дорогие меха увеличился, особенно за границей. Русский соболь издавна высоко ценился во многих европейских и азиатских странах. С середины XVI века возможности выгодной продажи пушнины резко возросли, так как были установлены прямые торговые связи с Западной Европой через Белое море, а на короткий период, и через Балтийское, а включение в состав России всего волжского пути дало возможность вывозить русские товары непосредственно в страны Востока.

Но положение коренным образом изменилось после падения в 1552 году Казанского ханства. Перед Московской Русью открылись более короткие и более удобные пути на восток по Каме и ее притокам, близко подходившим к западным притокам Тобола. Но здесь были свои трудности. Россия сразу же вошла в соприкосновение еще с одним осколком Золотой Орды, Сибирским ханством, подчинившим себе не только татарские, но и некоторые ханты-мансийские племена.

Однако добровольного и бескровного присоединения Сибири к России не произошло. Началась Ливонская война, поэтому Едигер не получил самого главного, ради чего он шел на принятие русского подданства, военной помощи. И вскоре случилось неизбежное, в 1563 году отряды Кучума штурмом взяли город Сибирь и сожгли его.

После того как хан Кучум захватил власть в ханстве, самоуверенный и не далёкий Едигер, а так же и его брат были казнены победителями. Им по старой монгольской традиции сломали позвоночник, а затем их, беспомощных, сбросили в яму к волкам, которые их и растерзали. С гибелью Едигера закончилось правление тайбугинской династии в Сибирском ханстве.

Избавившись от прежних правителей, Кучум стал спокойно править в Сибири, татары, жившие по Иртышу и Тоболу, как и обитатели Барабинских степей, стали подвластны ему. Барабинские татары, с древних времен управлявшиеся местными племенными вождями и не входившие в состав крупных государств, были подчинены Кучумом силой, ибо земля их примыкала к границам Сибирского ханства. Входили ли в ханство Кучума татары, населявшие берега Торы и Исета.

Окончательно захватив Сибирское ханство, Кучум сначала продолжал платить ясак и отправил в 1571 году Москву своего в посла с 1000 соболей. Прибытие кучумовых послов и присылка дани легли в основу последующих правительственных решений и действий в Москве. Одновременно назначен был в Сибирь послом сын боярский Третьяк Чебуков. С ним была послана царская грамота «Сибирские начальники Кучюму-царю милостивое слово».

Осенью 1571 года, московские, власти старались мирным путём закрепить отношения с Сибирью. Послы хана Кучума появились в Москве непосредственно после набега крымского Девлет-Гирея. Они своими глазами увидели сожённую Москву. Прибывшие в на территорию Русского царства люди Кучума, установили из Москвы непосредственную связь с лагерем Девлет-Гирея, готовившегося повторить в 1572 году свой удар. В результате послы дипломатично уклонились от подписания заготовленной дьяками присяги.

Решив что в силу дальности расстояния до Москвы и невозможности контроля, он может позволить себе прекратить собирать дань для Ивана IV, в 1572 году хан Кучум окончательно разорвал отношения вассальности с Москвой. Чтобы это было совершенно ясно, он убил московского посла, приехавшего с напоминанием о своевременном сборе дани. В 1572 году усилились враждебные действия туземцев в Прикамье, вылившаяся в нападение остякских племён на русские владения в Приуралье.

Они увидели сожжённую Москву и последствия этой катастрофы на территории русского царства. По всей видимости, увиденная тогда в Москве апокалиптическая картина чудовищных разрушений и повлияла на адекватное восприятия реальной действительности татарвой. Так как сделанные выводы в конечном итоге оказались трагически не правильны и катастрофически ошибочны. Именно Московская катастрофа 1571 года и стала в их глазах признаком резкого снижения статуса Москвы в международных делах, особенно в Поволжье, Приуралье и Сибири.

Но так как это ему показалось мало, в 1572 году хан Кучум окончательно разорвал отношения вассальности с Москвой. Хан Кучум категорически отказался выполнять свои обязательства, подумывая при этом как бы обложить саму Москву данью.Он начинает совершать набеги на русские пределы в Приуралье, основательно разоряя их, уводя русских людей в полон, для дальнейшей продажи их в рабство в страны Средней Азии.Более того, Кучум стал преследовать манси и хантов , плативших дань Москве в Пермском крае. В 1573 году хан стал активно беспокоить захвативших Пермскую землю в собственность Строгановых.

Из этой обстановки вытекало, что спокойствие на восточной окраине и возможность планомерной её колонизации Строгановыми напрямую теперь зависят от поведения амбициозного Кучума. В то же время мы видим, что Сибирь привлекала внимание Ивана IV ещё до появления великопермских предприятий Строгановых. Начиная с 1555 года Грозный неизменно стремится к закреплению суверенитета Москвы над Сибирским ханством, одним из последних осколков кровожадной Золотой Орды.

На данном этапе, московского правительство в отношениях с восточном соседом старалось не провоцировать пока воинственного и сильного Кучума. Так как оно не располагало в данный момент необходимыми материальными и военными возможностями для нанесения уверенного удара. Отдалённость сибирского театра и трудность коммуникаций, при необходимости уделять основное внимание своим европейским границам и делам, диктовали добрососедскую политику по отношению даже к всё более наглевшему Кучуму.

Когда после завоевания Казани и Астрахани царские владения протянулись до Каспия, то вся Волга стала русской рекой. Усилилась торговля с Нижним Поволжьем, Заволжьем и Ираном, был разведан путь в Среднюю Азию. В этот период заметную роль в продвижении русских далеко за «Камень» и в присоединении Западной Сибири сыграли купцы Строгановы. Один из них, Аника, в XVI веке стал богатейшим человеком Соли Вычегодской, в стране коми-зырян, которые издавна поддерживали отношения с «закаменными» народами, с манси , хантами и ненцами .

Глава семейства Аника Строганов скупая у них пушнину, очень сильно был заинтересован в захвате угодных местам за Каменным Поясом, ну уж очень богатыми пушным зверем. Наживая большие капиталы на соляных промыслах и «закаменной» торговле, Аника вскоре начал расширять свои владения на восток. Через него, но, несомненно, и других источников уже в середине XVI века Москва знала о сибирских делах и открывающихся здесь перспективах.

Стремясь негласно поощрять эту экспансию идущую на Восток, государство освободило колонистов от любых финансовых налогов и обязанностей на двадцать лет. В свою очередь сами Строгованы получили многочисленные права на торговлю, производство соли, проведения рудопоисковых работ и в дальнейшем её переработки. В случаи открытия какой либо руды, будь то медь, серебро или олово, они были обязаны , не утаивая сообщить государственной казне. С 1565 года государство разрешило русской православной церкви было разрешено обращать в христианскую веру местные племена аборегенов если они выразят для этого желание.

Для Москвы Сибирское ханство приобретала государственный смысл лишь в аспекте главной цели, утверждения суверенитета московского царя. Дань должна была служить материальным подтверждением этого суверенитета. Прекращение дани рассматривается в Москве как вытекающее из основного непослушания , а это отход от «высокой руки». К тому же, Московские власти были весьма настороженны неуёмным интересом, который проявляли к Зауралью европейцы. Тем более, что с середины XVI столетия начались настойчивые попытки иностранцев проникнуть на реку Обь морским путём. Но они пока не приводили к желаемым результатам, но в Москве вызывали неизменные опасения за целость отдалённых северных окраин государства.

Иван Грозный разрешил Строгановым собирать и вооружать «охочих людей, и остяков, и вогуличей, и югричей, и самоедь», со своими наемными казаками посылать на сибирских татар «и дань за нас приводить». Но господами за «Камнем» Строгановы стали только на бумаге, а действительный же хозяин, земли сибирской был хан Кучум. Он в открытую выказал вражду к Москве, бил и брал в плен остяков, плативших ей дань. А царевич сибирский Махмет-Кул ходил с войском на реку Чусовую проведывать пути к строгановским городкам, причем побил здесь много московских данников, жен и детей их забрал в плен.

Между тем торговая деятельность Строгановых в Западной Сибири периодически перерастала в прямой грабеж со стороны русских скупщиков. Алчность и жадность их периодически перекрывало разум. А это вызвало естественную реакцию среди местного населения, начались восстания манси поддержанное зауральскими соплеменниками и ханом Кучумом. Сразу же начинали пылать деревни и слободки Строгановых по реке Чусовой и её притокам. Больше всего пострадали владения М. Строганова по реке Сылве, что и вынудило его обратиться к казакам. Предлагая им за хороший куш поход в Сибирь на Кучума и восставших манси.

В 1572 году в земле где проживали черемисы вспыхнул широкомасштабный бунт. Огромная толпа черемисов, остяков и башкир ведомые своими вождями и татарскими эмиссарами вторглась в Прикамье. Они атаковали русские поселения, захватывая торговые суда и баржи, уничтожая и грабя завезённый и готовый к отправке товар и убивая людей.

В 1573 году хан стал беспокоить захвативших Пермскую землю в собственность Строгановых. Войско царевича Маметкула неожиданна вторглось во владения московских данников остяков, кочевавших по реке Чусовай и разорило их стоянки, истребив людей. Однако он не посмел напасть на сторогоновские городки и вынужден был безнаказанно с полоном уйти обратно за Урал. Строгановы для охраны своих владений стали нанимать казаков.

С самого начала 1581 года вогуло-остяцкие племена под предводительством пелымского князька теснили владения Строгановых и угрожали Перми. Уже в июле 1581 года, вогульский мурза Бегбелей Агтаков с своим большим отрядом состоящим из вогулов и остяков, в количестве 680 человек, скрытно вышел к реке Чусовой. Он неожиданна атаковал русские городок Сылвянск, а так же многочисленные деревни, сёла и хуторки. Они совершенно разорили русские селения и захватили здесь большой полон, женщин, мужчин и детей. Но вскоре из ближайших городков к месту трагедии подошли русские воинские отряды и казаки. В ходе завязавшегося ожесточённого боя татрва и местные аборигены были совершенно уничтожены, и только небольшую их часть взяли в плен для дальнейшего обмена. Так же был взят в плен мурза Бегбелей Агтаков. Каждый из них получил в последствии по заслугам.

В сентябре того же года пелымский князёк Кихека со своим отрядом, соединившись предварительно с поднявшими мятеж чусовскими манси, выйдя на реку Чусовую атаковал городок Чердынь, взяв в его в осаду. Выступившая из Орла-городка на Каме дружина Ермака вскоре вышла на Чусовую и в ходе ожесточённого сражения разгромили осадивший городок отряд Кихека.

Это было ярким свидетельством того, что простыми уговорами или откупом эту возникшую здесь проблему уже не решить. Так как черемис поднимал против Москвы лично хан Кучум, запрещая остякам, вогулам и югре платить ей дань. К тому же, Москву подталкивало к активным действия и ещё и то, что у неё возникла уникальная возможность не вести войну с татарски ханством напрямую, а добиться чужими руками военной победы над многовековым врагом, с последующем присоединением к своим владениям огромных и малозаселённых территорий Сибирского ханства.

Из этой обстановки вытекало, что спокойствие на восточной окраине и возможность планомерной её колонизации Строгановыми зависят от поведения Кучума. В свою очередь, Строгановы для охраны своих владений теперь вынуждены были нанимать казаков. В июле 1579 году к ним пришли 540 человек волжских казаков во главе с атаманом Ермаком и его подручными, Иваном Кольцо, Яковом Михайловым, Никитой Паном, Матвеем Мещеряком. Тем более, что официально государство не несло никаких финансовых затрат на строительство военных городков и оснащения их пушками и пищалями, лишь только молча разрешая им эту самостоятельную деятельность.

В июле 1581 году было совершено нападение около 700 человек татар и остяков из ханства Кучума на Строгановские городки. Но нападавшие были наголову разбиты казаками Ермака и понесли при этом большие потери В связи с этой победой, у Строгоновых возникла идея преследовать их за Уралом, послав военную экспедицию в Зауралье, "воевать Сибирского салтана». Но Максим Строгонов скорее всего не замахивался на все Сибирское ханство, а предполагал лишь припугнуть хана, оказать на него мощное вооружённое давление. Предложение идти «за Камень», видимо, совпало с намерением казаков добыть средства к существованию:, так как в мирное время царское жалование им не полагалось.

После убийства сибирскими татарами московского посла Чебукова, хан Кучум не стал повторять свои заверения в преданности «белому падишаху», а остался «свободным человеком» и продолжил обустройство своих владений, готовясь к войне с русскими. Свой выбор он сделал.

На первом этапе Москву внутренние распри татар не интересовали, царь даже отказался понять намек Едигера о необходимости оказать ему помощь против Шейбанидов. Так как на первых порах Ивана IV интересовало лишь одно, получить как можно большую дань, и он требовал её, грозя карами. У него не было возможности начать завоевательную войну с ещё одним противником, так как государство по уши завязло в нескончаемых войнах, на Юге с турецко-татарской коалицией, и на Северо-Западе где он противостоял союзу Речи Посполитой и Шведского королевства. Но в дальнейшем продолжавшееся ухудшение на восточных окраинах военно-политической обстановки начали сильно раздражать русского государя, считавшего Сибирское ханство и его жителей своей вотчиной и холопами.

На втором этапе когда закончились активные боевые действия на западных и южных окраинах русского государства, Московское правительство предполагало проводить активную военную экспансию на восточном направление, преследуя при этом ряд конкретных военно-политических целей, для реализации которых государством было в дальнейшем приложено максимум энергии и силы. Это было напрямую связано с тем, что Русское царство крайне нуждалось в новых землях пригодных для ведения сельскохозяйственных работ. И ей крайне были нужны плодородные земли, именно Сибирского ханства в его степной зоне. К тому же Москва прилагало максимум усилия для пресечения разорительных набегов татар на свои владения и прекращение бегства значительной части крепостного населения на обширные и совершенно малозаселённые сибирские земли.

Тем более, что этому способствовали богатый военный опыт русских и наличие векового опыта их предков в освоение новых земель. Предполагалось вести активную борьбу с татарами за удобные речные торговые пути и просматривалось стремление захватить большие площади лесов, где было всё необходимое, особенно пушнина.

Помимо этого Москва крайне нуждалась в полезных ископаемых, новых соляных копях, в пахотных землях, что в свою очередь сняло бы мощное социальное напряжение внутри государства. Тем более, что к этому способствовало относительно слабое сопротивление местного населения, ненавидящего своего захватчика казахского хана Кучума, пытавшегося навязать им свою религию.

Величайшим ресурсом Сибири были лучшие в мире меха соболя, водившегося в изобилие на безбрежных просторах Сибирской тайги. Они всегда были главным возбудителем ведущим к русским завоеваниям. Именно они обеспечили побуждение к захвату Сибирского ханства русскими. Соболя сполна оплатили цену этого героического похода горстки русских богатырей и крестьян против ненавистных татар силой захвативших эти земли.

Обозлённые постоянными набегами сибирских татар и подвластных им народов, Строгановы уведомили об агрессивной политики хана Кучума Ивана Грозного, и челом ему били, что бы он позволил им укрепиться за Уралом, держать для обороны там артиллерию, и за свой счет набирать добровольцев для борьбы с ханами Сибири. Государство которое вот уже много лет было втянуто в разорительную и кровавую войну в Прибалтике и «Диком Поле», пережившее опустошительное нашествие татарвы, а так же полное разорение Москвы, не могло в данный момент позволить себе вести ещё одну войну на своих восточных окраинах с ещё одним осколком Золотой Орды, Сибирским ханством.

В 1558 году царь Иван Грозный выдает сыну, хитрого и умного промышленника Анники Строганова Григорию, жалованную грамоту на большие незаселенные земли по обе стороны реки Камы до Чусовой на протяжении 146 верст. Заселение пустопорожних мест, заведение новых промыслов было, очень выгодно для всего государства, и потому царь не только охотно уступал земли предприимчивым промышленникам, но давал им и большие льготы.

Строгановым дано было право призывать в свои земли свободных людей, творить суд над поселенцами, которые на двадцать лет избавлялись от всяких податей и повинностей, дано право строить укрепления и держать вооруженные отряды для обороны от нападений соседних народцев. Наконец, позволено было Строгановым набирать себе охочих людей, казаков, и ходить войной против враждебных инородцев.

Таким образом строгановские поселения, в связи со своим стратегическим положением на границе, стали не только передовыми постами русской колонизации, но так же существенной силой для защиты русских земель и речных путей от Сибири и до Камы. Они кардинально оживили своим присутствием безлюдные и дикие до этого места. Через них прошло множество русских поселенцев на ничейной территории вдоль рек Камы и Чусовой, которые не только открыли залежи столь желанного для русского государства серебра, а так же и железа вдоль реки Туры, но и отправляли своих разведчиков за Урал в неизведанные земли столь загадочной Сибири.

Эти городки были обнесены деревянными стенами из заострённых брёвен, вооружены артиллерией и имели воинские гарнизоны составленные из разных вольных людей, русских, литовцев, немцев и татар. Вокруг городков как грибы после дождя разрастался многолюдный посад. Всюду закипала жизнь, а по всей округе слышался стук кузнецов и крики доносившиеся из местного рынка.

Купцам Строгоновым, по волею судьбы попавшим в «друзья и помошники» к самому царю, была дана Иваном Грозным огромная власть, для дальнейшего проведения агрессивной, экспансивной политики по отношению к ханству Кучума. Они получили приказ вклинится между татарскими землями и владениями ногаев и занимать земли вдоль рек Тобола и его верхних притоков. Что и было сделано в последствие.

 Но весь этот путь до Тихого океана был усеян безвестными могилами русских первопроходцев и первопоселенцев. Несмотря ни на что, они шли в Сибирь, прокладывая себе путь сквозь непроходимые дебри. Они раздвигали все дальше на восток пределы своего отечества и преображали упорным трудом пустынный и холодный край, налаживали взаимовыгодные связи с его коренным населением, выводя его из многовекового застоя и изоляции.

Тысячелетняя война. Русь и Великая степь.
Битва за Сибирь. Поход Ермака.

Тысячелетняя война. Русь и Великая степь.
Битва за Сибирь. Поход Ермака.

Поход Ермака, сделавший решительный шаг в деле присоединения Сибири к Русскому государству, стал одним из самых значительных событий в русской истории. Вместе с тем, в зависимости от оценки причин и обстоятельств этого похода, возникали и развивались исторические взгляды, подчас исключающие друг друга. Споры ведутся учеными и националистами разных мастей и цвета и по сей день. Особенно усердствуют зарубежные специалисты, стремящиеся маниакально посеять вражду между народами нашей многоликой Родины. Основанием для этого является наличие в имеющихся источниках ряда версий, каждая из которых по-своему изображает историю похода за Урал казачьей дружины. Особенно усердствуют в этом весьма не простом вопросе националисты из бывших республик Союза, и местного разлива.

В 1563 году никому не известный казахский князёк Кучум покорил Сибирское ханство, при этом жестоко убив ханов местной династии Тайбугинов, Едигера и Бекбулата. Увы, но Российское государство в это время не могло оказать реальной помощи погибавшим правителям Сибирского ханства, так как не могла обеспечить безопасность и защиту жителям своей территории. В это время шла тяжелая Ливонская война с Речью Посполитой и с Крымским ханством. Хотя в дальнейшем Москве пришлось восстанавливать взаимоотношения уже с новым правителем, земли сибирской, который всё-таки был вынужден на первых порах признать все имеющиеся договоры с Москвой, и продолжить скрупулёзно платить сборы в царскую казну. Зачем раньше времени ссорится, когда время ещё не пришло.

Хан Кучум был волевым, энергичным, жестоким и властным правителем, стремившимся создать централизованное ханство, сплоченное единой верой и волей одного государя. При нем Сибирское ханство достигло кратковременного могущества и подъема, расцвета экономики, религии, культуры и торговли, международного признания. Но удержать безбрежную Сибирь с разно этническим населением только с помощью военной силы было, конечно, невозможно, и червь сепаратизма постепенно проникал внутрь кажущемся монолитом Сибирского ханства.

В Сибирское ханство входили обширные бассейны Иртыша и Оби со всеми их южными, западными и восточными притоками. Это обширное государство граничило на Северо-Западном Урале с Пермскими землями, населенными коми, пермяками и манси, на Западном Урале, оно граничило с Казанским ханством, занимавшим бассейн Камы, на Юго-Западном Урале, с Ногайской Ордой. На самом юге граница Сибирского ханства шла по верховьям Иртыша и по реки Омь, а на юго-востоке включала всю Барабинскую степь. На востоке Сибирское ханство не имело фактически ясных границ, здесь его соседом была Пегая Орда, с такой же неясной, обширной территорией и размытыми границами.

Сибирский юрт Кучума представлял из себя государство объединившее в себе кочевое и полукочевое тюркское и оседлое местное угорское население. Территория Сибирского ханства, несмотря на свои гигантские размеры, было заселено крайне редко. Малочисленное население было разбросанно на необъятных территориях Западной Сибири и Северного Казахстана. Считалось, что в середине XVI века здесь проживало всего 30,5 тысяч человек.

По национальному составу это были преимущественно татары, но проживали здесь так же манси, вогулы, пермяки на западе, ханты в центральных и восточных районах. Причём национальные отношения между коренным угро-финским населением региона и более поздним татарским населением были в Сибирском ханстве более менее нормальными но не дружественными. Это обстоятельство в немалой степени обеспечивало стабильность ханства, тем более перед лицом русской внешней агрессии.

Но основой и опорой власти хана Кучума являлись сибирские татары, местное кочевое тюркоязычное население, проживавшее здесь еще с I тыс. н.э. В этногенезе сибирских татар приняли участие и бежавшие в Сибирь казанские татары, башкиры и ногайцы, а также местные угорские племена. Помимо них, здесь издревле обитали и сибирские казахи, входивших в племена аргын, кыпчак, найман, жалаир. Они вели полукочевой образ жизни, занималось в основном скотоводством, разводя овец, коров, лошадей и верблюдов. Но скота содержали немного, а главным же поставщиком издавна были Ногайская Орда и Казахское ханство.

В состав Сибирского ханства вошли владения полунезависимых князьков мурз, беков, биев, тарханов и огланов, дружно подчинившихся новой верховной власти. Все население ханства разделялось на две части, на зависимых, так называемых “черных людей” плативших ясак хану и своим князьям, и на довольно многочисленную группу господствующей феодальной верхушки “тарханов”, состоящую из всевозможных мурз, беков, огланов. Опорой Кучума стала аристократия тюркоязычной кочевой массы, а также пришедшие с ним ногайцы, казахи и бухарцы. К ним примкнула также племенная знать остяков и вогулов, принявшая ислам.

Придя к власти, хан Кучум всё свое внимание стал уделять укреплению Сибирского ханства, превращая его в сильное государство, с которым стали бы считаться в Москве, Бухаре, Ногайской Орде, Турции, Крымском и Казахском ханствах, а так же непобедимые ойраты. В короткий срок ему удалось объединить под своей властью всю территорию бывшего улуса Шейбани, включая Тюменское ханство шейбанидов, Сибирский юрт тайбугинцев на Тоболе и Иртыше, а так же небольшое ханство легендарного Сары-Каска хана на Есиле, что при впадении в Иртыш с центром в Кызыл-Туре. Тем самым он сумел создать более или менее единое государство со столицей в Искере.

Само Сибирское ханство во второй половине XVI века занимало огромную территорию в Приуралье, Западной Сибири и Северном Казахстане, равный территории Франции. Древние Уральские горы были естественной границей между Сибирским ханством и Московской Русью. Государство Кучума располагалось в виде большого треугольника, один угол которого находился на Тоболе, другой, на Иртыше, а вершина упиралась в низовья Оби.

Опорными пунктами власти Кучума и его князей здесь, были укрепленные поселения, которые располагались на стратегически важных путях сообщения, в устьях рек, на караванных дорогах, у водных переправ. Столицу ханства Искер со всех сторон прикрывали и окружали городки его приближенных, являвшиеся военно-административными центрами улусов. По Иртышу Искер защищали Сузге-Тура и Бесик-Тура, Чувашев городок, городок мурзы Аттика, городище Абалак, где находилась любимая летняя стоянка хана, а так же ставка его главного визиря Карачи. В устье реки Вагай расположился городок Касым-Тура, в устье Есиля - Кызыл-Тура, поселения мурзы Бегиша и есаула Кайдаула. На западе у рек Тура, Тавда, Есет стояли городки Шубар-Тура, Жанты-Тура, Кыныр и другие. Самым крайним на западе являлся Тарханский городок на Тоболе, а на востоке на Иртыше, Куллары.

  

Сибирское ханство было осколком Золотой Орды, и отнюдь не было слабым, «эфемерным» государством, для разгрома которого хватило бы небольшого казачьего отряда. По территории Сибирского ханства пролегали важные торговые пути в таежные районы из Средней Азии и Восточной Европы. В вассальной зависимости сибирских ханов находились находились княжества угорских и самодийских народов, располагавшиеся в таежной зоне Западной Сибири. Они поставляли правителям дань пушниной. К тому же Сибирское ханство обладало значительными по численности вооруженными силами и разветвленной системой фортификационных сооружений. Сибирские татарские воины были знакомы с действием огнестрельного оружия, в том числе артиллерии. А наличие в вооружённых силах наёмников из Бухары, а так же ногайцев и казахов в разы увеличивало их мощь.

Фактическим началом военных и политических контактов Московского государства с Сибирским ханством началось только после ликвидации Казанского ханства, со второй половины 50 годов XVI века, или именно с начала появления во главе Сибирского ханства Кучума. Сам Кучум мечтал о сильной державе, и пытался укреплять ханство за счет обращения местных народов в ислам. Процесс этот шел непросто, натыкаясь на сопротивление тех, кто считал Кучума не своим законным владыкой, а пришлым завоевателем, пытавшимся запретить веру предков. Даже жившие в ханстве единоверцы-татары и те, в начале его правления, не выражали ему абсолютной поддержки.

В период русско-казанских войн 1545-1552 года правители Сибири активно участвовали в татарской антирусской коалиции. Так, в 1547 году отряды сибирских и ногайских татар совершили набег на Пермь Великую. Они дошли до самой столицы края, города Чердыни. Было разорено и сожжено множество деревень, на подступах к Чердыни татары разгромили русский военный отряд, удерживавший здесь заставу. Были угнаны в полон большое число русского населения. Тем самым заставляя Москву направлять в Приуралье часть своих войск, отвлекая русских от действий против казанских татар.

Государство, созданное Кучумом после победы над Тайбугидами, не было независимым. Сибирское ханство стало вассальным северным улусом Узбекской Шейбанидской державы, столица которой находилась в Бухаре. Сибирские ханы и не стремились к независимости, так как без поддержки узбекских и ногайских войск они не смогли бы удержаться у власти. В связи с этим верховный хан Шейбанидов мог вмешиваться в их внутренние дела в любое время, в зависимости от складывающейся обстановки.

Кучум окружил себя отрядами преданных ему нукеров, приведенных им из Средней Азии, либо набранными в Ногайской орде. Придя в Сибирь из Бухары, Кучум стал усиленно насаждать здесь ислам, особенно среди местной элиты. Покровитель Кучума хан Абдулла трижды отправлял по его просьбе в Кашлык мусульманских шейхов и сеидов в сопровождении бухарских воинов, которые были должны силой оружия прививать среди местных аборигенов учение пророка Мухаммеда. Для него Бухара всегда была центром мусульманства и домом родным.

Вскоре после захвата Кучумом Сибири, прекратилась выплата дани Москве. По всей видимости после того как он завоевал Сибирское ханство, он окрылённый своей легкой победой, не захотел следовать примеру хана Едигера, и не думал посылать к Белому Царю ни послов, ни дани. В начале 1564 года до русских властей стали доходить слухи о враждебных намерениях новых сибирских правителей: «хвалится деи сибирский салтан Ишибани идти в Пермь войною». На границах владений Сибири и России начали происходить мелкие стычки. Однако, они пока не перерастали в большую войну.

В тоже время положение Кучума со временем становилось более-менее достаточно прочным. Он усиленно распространял мусульманскую религию, сумев объединить сибирские племена и в дальнейшем установить согласованность действий с западноуральскими народностями. Но колонизационная деятельность Строгановых на Урале, выразившаяся в значительном росте и распространении русских поселений и предприятий, создавала достаточно взрывоопасную обстановку в регионе. Он не без основания усматривал в этом достаточно смертельно опасную угрозу для Сибирского ханства.

Но как ни старался хан Кучум сохранять свое достоинство, где-то в глубине души он, видимо, все же побаивался России. Благоприятное военное-политическое положение Московского государства к началу 70 годов XVI века, вынуждало Кучума поддерживать с Москвой более-менее мирные отношения, а не идти на конфронтацию. Расчетливый политик, Кучум внимательно следивший за развитием событий в Восточной Европе, был достаточна осведомлён о всех перипетиях происходивших здесь.

Весть о нападении отборной турецкой армии на Астрахань вызвала дикое ликование при его дворе и породило у него надежды. Но турки понесли тяжелое поражение, и надежды уступили место унынию. Тем временем с юга Сибирскую орду стали теснить непобедимые и бесстрашные калмыки пришедшие сюда из глубины необъятной Азии. И теперь, под давлением обстоятельств Кучум стал искать мира с Россией.

Как мы знаем, Зауралье и Сибирь не были в XVI веке для русских людей землей не знаемой. Тем более, что колонизационное движение русских в северные и северо восточные районы Европейской России, определялось со времён Великого Новгорода, наличием промысловых ресурсов и земледельческих угодий и направлением естественных транспортных путей. Издревле Русь вела оживленный торг с иноземцами самым дорогим товаром, мягкой рухлядью. На всем свете не было мягче и краше пушнины, полученной из русской земли. Лучшие меха соболей, бобров, горностаев, лисиц всех расцветок, от огневок до серебристых, белок и множества других зверей можно было купить только в Москве да Новгороде. Со всего света в эти города съезжались богатые заморские купцы, делавшие за короткий период здесь целые состояния.

Но хищное истребление зверя не прошло безнаказанно. Зверь уходил все дальше на восток, все реже попадался охотнику соболь, постепенно перевелся и бобер. Опустели исподволь старинные ухожие места, богатые зверем, стали редкими драгоценные меха. По настоянию царя и предприимчивых купцов охотники за зверем далеко продвинулись на восток, и постепенно в погоне за пушниной дошли до Каменного Пояса. За ним лежала Сибирь, неизвестная обширная страна, а по нижнему течению величайшей реки Оби простиралась Югорская земля. Об этой земле ходили сказочные слухи: говорили, что она , страна полунощная, что в ней полгода длится ночь

И теперь по истечению времени, Сибирь, с её неисчислимыми пушными богатствами, вновь стала привлекать к себе особое внимание в Москве. Русское государство ведущее в течение длительного времени тяжёлые войны было кровно заинтересованно в сибирской «мягкой рухляди», являвшейся главным экспортным продуктом русских. Тем более, что его расходы государства постепенно увеличивались вместе с возрастанием его мощи, а новые источники пополнения казны отыскивались с трудом. А ведь здесь в Сибири, было сосредоточено несметное и главное неиссякаемое богатство, тёплых сибирских мехов, так нужных в Западной Европе.

Московское правительство прекрасно понимало, что Сибирь может иметь большое значение для будущего России. Тем более, что в то время по Европе ходили упорные слухи о близости к восточным пределам «Московии» границ Индии и Китая. Русские государственные деятели не могли оставаться к ним равнодушными, так как прямая торговля с этими странами принесла бы огромный доход казне. За Камнем русские надеялись найти месторождения драгоценных металлов, которые еще не были найдены в России, но требовалось их все больше и больше, как и других полезных ископаемых. Иван Грозный стремился в первую очередь не только к присвоению пушных богатств Сибири, но и к прочному закреплению на её необъятных просторах.

После того как была завоевана Казань и произошло утверждение русского господства в Астрахани, резко возрос военно-политический вес Москвы в соседних восточных странах. Хотя колонизационное движение русских в северные и северовосточные районы Европейской России определялось ещё со времён Великого Новгорода наличием промысловых ресурсов и земледельческих угодий, а так же направлением естественных транспортных путей. С падением Новгорода, всё его колониальное «наследство» перешло к Москве. Масштабы колонизации соответственно возросли. После завоевания Поволжья  в сферу колониальных стремлений предприимчивых московских людей, включился также обширнейший Камский бассейн.

Начиная с 1555 года Иван Грозный неизменно стремится к закреплению суверенитета Москвы над Сибирским ханством, этим «русски меховым кландайком», и нескончаемым источником пополнения государственной казны. Тем более, русский царь считал своей главной задачей, это уничтожение татарских государств-паразитов, этих жалких осколков кровожадной Золотой Орды и включение их территории в состав России. Русские всегда приходили за полным расчётом, так как память у них в своём роде уникальна. Именно татарва научила русских ничего никому ни прощать и рассчитываться с врагами по полной.

В свою очередь, история знаменитого рода Строгановых была тесно связана с судьбой России на протяжении длительного, многовекового периода. Заслуги Строгановых незабвенны в нашей истории: если мы вспомним только про старину, то уже откуп князя Василия Темного из казанского плена, и подтверждаемое неоспоримыми документами самоотвержение их в годину междуцарствия укажут нам, кто были для России Строгановы. Во времена великой смуты именно строгоновские капиталы сыграли главную роль в финансирование борьбы русского народа против иноземных захватчиков и местных прихвостней набранных из предателей-иуд.

В XVI веке именно Строгановы выступали локомотивом развития экспансии Русского государства на Восток, и освоения новых земель. Будучи одними из первых в истории России предпринимателей, они внесли неоспоримый и весомый вклад и в создание системы промышленного производства на востоке страны, а так же международной торговли с центром в Сибири, и в накопление капитала в стране. Изменения, которые претерпевало их предпринимательское дело, формы и методы накопления капитала и хозяйствования во многом были характерны для всего Московского государства, а позднее и обширной Российской империи.

После победы над  Казанью и Астраханью  в 1552 и 1556 годах появилась возможность населению Московского царства через Поволжье начать освоение пустующих земель Урала и Сибири, значительно расширить торговые связи со странами Азии и Кавказа. Во второй половине XVI века на новых землях были построены ряд новых города, а это Самара, Саратов, Царицынка, Уфа, Чебоксары, Цивильск, Козьмодемьянск, Кокшайск, Сунгурск, Лаишев, Тетюшев, Симбирск, Сызрань, Пенза, Тамбов. А так же существенно усилился миграционный поток на вновь приобретённые пустующие земли. Москва стремилась заселить новые территории русским населением и навсегда пикрепить их к своему государству.

Промышленники купец, Григорий Аникиев Строганов стремившийся к расширению своих владений, заявил московскому правительству, что за Чердынью, по обеим сторонам реки Камы, до самой Чусовой, то есть по восточной стороне Урала, есть места пустые, дикие, никем не обитаемые, никому не принадлежащие, для всех бесполезные. Он просил у них позволения искать здесь рассол, варить соль, призывать работников и рубить лес. Но при этом обязывался поставить дворы, построить на свой счет городок, иметь при нем пушки и беречь нашу границу от ногайских и иных орд своими силами.

 Иван Грозный видя в этом предложение колоссальные перспективы для себя и государства Русского, в 1572 году разрешил Строгановым содержать воинов для защиты своих владений, и повелел завести вотчинный разряд служилых стрельцов.  Более того, было дано царское разрешение организовывать походы за свой счет на черемисов, башкир, хантов, манси, вогулов и приводить их к покорности царю.

Не смотря на свою занятость, Иван Васильевич никогда не упускал из виду планов своих на Сибирь. Он был бы очень рад, особенно теперь, захватить земли примыкающие к реке Тоболу, который давно были уже известны московскому двору. Поэтому надо было построить русские поселения вблизи владений сибирского царя Кучума, пока служившего единственною помехою в этом деле. Полагаясь на Строгановых, он надеялся что они поймут его планы и для собственной своей выгоды не преминут при первой же возможности воспользоваться удобными местностями за «Камнем».

Идя им на встречу, царь исполнил просьбу Григория Строганова и дал ему одну из тех грамот, какие обыкновенно и всегда давались разным людям на пустоши, с известным ограничением срока пользования. Русский царь дал им всё, что просили Строгановы, и чего даже вовсе и не просили. Он позволил им селиться и крепости ставить где им угодно , на Тоболе, и на Иртыше, и на Великой Оби, и на иных сибирских реках и реках. Берите, не жалко, так как не моё, пока.

Молодые и амбициозные братья Строгановы вскоре вступили в управление обширным хозяйством, когда силы московского правительства на огромных, еще далеко не мирных пространствах Прикамья были слабы, и их явно не хватало, чтобы справиться с управлением новым краем. Когда, например, в 1552 году ногайские татары напали на Соликамск, а теснимые ими соликамцы попросили прислать войска для защиты, Иван IV, ведя битвы у Казани, только и смог послать им на помощь образ Николая Чудотворца с грамотой о том, что святитель защитит их от врагов.

В Москве правящей элите было понятно, что спокойствие на восточной окраине и возможность планомерной её колонизации Строгановыми зависят от поведения своенравного и амбициозного хана Кучума. Русских спасало в этой непростой ситуации то, что в это время Сибирское татарское царство периодически потрясало изнутри борьбой за власть между династией ногайских князей и династией «Шейбанидов-Чингизидов». А это в свою очередь выражалось в противостоянии различных феодальных группировок к центральной власти внутри ханства. От ослабленного междоусобицей Сибирского царства временно откалывались местные национальные группы.

Это вполне укладывалось в русло восточной политики, проводимой Русским государством в то время. Налицо было совпадение личных корыстных устремлений Строгановых с государственными интересами, охраной восточных рубежей Русского государства, созданием потенциальной базы будущего наступления на Сибирь. Поэтому проект хозяйственной экспансии Строгановых на Прикамье встретил действенную поддержку со стороны центральной власти, сочетавшей с этим начинанием и задачи государственного порядка на восточной окраине. Так как государство было кровно заинтересовано в экономическом развитие этого недавно присоединённого к Московскому царству края и его стабильным заселением русским населением.

Братья Строгановы, так же как и Британская Ост-Индская компания, как и её голландский аналог, были фактически государством в государстве. Имея собственную армию и активно влияя на развитие своего государства, они стали одним из важнейших факторов блестящего финансового положения страны. Эти промышленно-торговые компании позволили русским и англичанам создать колониальные империи, в которую вошли жемчужины британской, и русской короны, Индия и Сибирь.

В том же году, получив царскую жалованную грамоту на земли по реке Каме, Строгановы двинулись на уральские земли и начали осваивать верховье Прикамья, земель Великой Перми, еще в начале XVI века представлявшей собой особое удельное княжество со столицей, бывшей резиденцией великопермских князей городом Чердынью на Каме. Оно было ликвидировано Москвой ещё в 1505 году. Строгановы начали со знакомого им дела, и вскоре новые пермские соляные варницы стали давать вдвое-втрое больше соли в сутки, чем истощенные сольвычегодские.

Этим объясняется мощь и сила Строгановых, которые становятся не только землевладельцами, феодалами, предпринимателями и купцами в девственном и только что осваиваемым крае, но и выходят на роли государственных деятелей, проводников восточной политики московского правительства. Да и само дело Строгановых все более развивается и крепнет, рождая у них стремление перешагнуть через Каменный пояс, через Урал, в земли «страшного Кучума», сулившие новое приращение богатств.

Они довольно быстро колонизировали отведенный им грамотою 1558 года район Камы и Чусовой. К 1579 году у них был уже здесь 1 городок, 39 деревень и починков и 203 двора; в начале XVII века во владениях Строгановых было уже 4 слободы, 51 деревня и починок, 291 двор и 343 человека мужского пола. Вниз по Каме был построен городок Канкор, несколько спустя Яйвенский городок, защищавший со стороны Яйвы подступы к Соликамску, позднее ставшему второй после Сольвычегодска резиденцией Строгановых, а путь на Сибирь охранял выстроенный в 1568 году Нижне-Чусовской городок, Сылвенский городок преграждал другой сибирский путь по Сылве.

 В свою очередь, последовательная линия московского правительства на первых порах, по отношению к восточному соседу, заключалась в том, что бы не «задирать» воинственного и сильного Кучума. Так как Россия пока не располагала необходимыми материальными и военными возможностями для нанесения уверенного и сокрушительного удара. Это было связано в первую очередь с отдалённостью сибирского театра и трудностью коммуникаций, при острой необходимости уделять основное внимание своим европейским границам и делам. Эти условия и диктовали на первых порах добрососедскую политику по отношению даже к Кучуму, ещё в 1563 году заявившему о своём намерении «итти в Пермь войною».

 Исходя из этой сложившейся здесь военно-политической обстановки, глава торгового дома Семен Строганов, а так же его племянники Максим и Никита, обратились к царю за разрешением идти в Зауралье, строить там городки для защиты от набегов Кучума. Для этого царь разрешил создавать крепости на Иртыше и Оби, и держать там воинские гарнизоны с артиллерией. С точки зрения международных отношений того времени, это фактически означало разрешение на завоевание суверенного Сибирского ханства, что было враждебно по свой сути по отношению к независимому и самостоятельному степному государству. 

Воспользовавшись тем, что Ногайская орда стала вассалом Российского государства, Строгановы сравнительно легко проникли в Зауралье и основали свою слободку в слабозаселенных местах на Тахчее. Путь из Соли Вычегодской в зауральскую слободку приобрел в глазах Строгановых столь важное значение, что они просили царя освободить от суда «пермских наместников всех их людей и крестьян, которые поедут на Тахчеи в слободу, или из слободы к Вычегодской Соли». Они рассчитывали на то, что слобода на Тахчее станет их главным форпостом в Зауралье и, опираясь на неё, они смогут продвинуться за Тобол и завладеть Сибирью.

Естественно, Кучум таких захватнических целей в отношении России не ставил, так как реально представлял масштаб и военную мощь Русского царства. Но он стремился во, что бы то не стало не допустить дальнейшего проникновения русских за Урал, в его собственные земли. Считая, в соответствии с практикой того времени, что лучшая оборона это нападение.

Сломив сопротивление местных правителей и несколько укрепив свою власть, Кучум стал готовиться к войне с Русью, прикрывая подготовку к нападению письмами к царю и присылкой в 1571 года в Москву посольства с данью, 1000 соболями, которое подтвердило договор, заключенный Едигером. Кучум даже принял в Кашлыке царского посла Третьяка Чубукова и обязался вносить дань в царскую казну и подписать присяжную грамоту.

Объектом нападения Кучума должна была стать, в первую очередь, Пермская земля, являвшимся главным плацдармом русского государства, набеги на которую совершали еще тюменские татары. Они в свое время под предводительством царевича Кутлук-салтана, сына Ибака, разорили Усолье на Каме, «русаков вывели» и перебили. И теперь, после сожжения Москвы крымскими татарами в 1571 году, вновь появилась реальная опасность нападения на Пермскую землю со стороны Ногайской и Сибирской орд, посчитавших, что русское государство повержено навсегда.

В свою очередь Москва стремилась немедленно использовать проявленное, как казалось русским, Кучумом миролюбие и закрепить свои позиции в Сибири, установив формальную подчинённость последней и свой над ней протекторат. В Москву татарское посольство прибыло осенью 1571 года, в составе посла Тамаса и гонца Аисы. Они привезли с собой новую грамоту от Кучума. В свою очередь, русским царём был назначен в Сибирь послом сын боярский Третьяк Чебуков. С ним была послана царская грамота.

Цель русского царя была та, чтоб без посыла армии, без больших жертв обеспечить себе подчиненность Сибирского ханства формальным договором, с тем чтобы Сибирь на первый раз признала себя страною покровительствуемою, обложенною легким приношением, или данью «по прежним примерам», и обязанною быть русским в верности через систему договоров.

Послы хана Кучума появились в Москве непосредственно после набега крымского Девлет-Гирея. Они увидели сожжённую Москву и все последствия этой катастрофы происшедшие на территории русского царства. По всей видимости, увиденная тогда в Москве апокалиптическая картина чудовищных разрушений и повлияла на адекватное восприятия реальной действительности татарвой. Так как сделанные выводы в конечном итоге оказались трагически не правильны и катастрофически ошибочны. Именно Московская катастрофа 1571 года и стала в их глазах признаком резкого снижения статуса Москвы в международных делах, особенно в Поволжье, Приуралье и Сибири. Окрылённый такой удаче Кучум принимает решение разорвать только что заключенный договор и начинает готовиться к войне с Россией.

Прибывшие на территорию Русского царства люди Кучума совершили немыслимое. Вместо того, чтобы установить дипломатические отношения между государствами, они установили из Москвы непосредственную связь с лагерем Девлет-Гирея, готовившегося повторить в 1572 году свой удар, оказывая ему посильную помощь. А в итоге, в результате увиденного и услышанного, послы Сибирского ханства дипломатично уклонились от подписания заготовленной дьяками присяги. Кто же захочет договариваться с терпилами улусниками, потерпевшими страшное поражение в самой Москве.

Находясь под впечатлением всего услышанного, хан Кучум по всей видимости решил, что в силу дальности расстояния до Москвы и невозможности контроля с её стороны,а так же военной слабости, он может позволить себе прекратить собирать дань для Ивана IV. В 1572 году он окончательно разрывает отношения вассальности с Москвой. Но, чтобы это было предельно ясно русским, он отдаёт приказ убить московского посла, приехавшего с напоминанием о своевременном сборе дани и заключения мирного договора .

Кучум ждал своего часа, чтобы покончить с русским влиянием в Приуралье. Ждать пришлось долго, целых десять лет. Однако он потерял слишком много времени на подготовку войны с Россией. Благоприятные возможности, сложившиеся после сожжения Москвы крымцами, развеялись как дым. Русская армия наголову разгромила Крымскую орду и ногайцев в многодневном сражении под Москвой. Получив об этом известия ему волей-неволей пришлось отказаться от своих честолюбивых замыслов и изменить свою стратегию в его борьбе с русскими.

В свою очередь, глава богатого торгового дома зорко следил за всем, что происходило в Москве и на восточных границах. На первых порах Строгановы не опасались нападения ногайцев и югры на их сибирские владения. В те самые дни, когда ногайцы вместе с Крымской ордой жгли Москву, волжские атаманы, собравшись с силами, напали на Сарайчик основательно испепелив его. Но Кучум оказался куда более грозным противником, нежели ногайские ханы.

Постепенно усиливавшейся гнет со стороны царской администрации и дворян-феодалов давал себя знать. Вскоре доведённые до отчаяния царским беспределом черемисы и чуваши решились на восстание против царского владычества. Тем более, что кучумовские посланцы наводнившие Поволжье, подстрекали население к восстанию, обещая помощь из-за Урала.

В июле 1572 года сорок воинов-черемисов отправились с Волги на Каму, чтобы пробиться к Сибири. В пути к ним присоединились конные башкиры и пешие хантыйские воины. Они громили торговые караваны на Каме, попадавшиеся им на пути. «Приходил с Тобола Сибирскова салтана брат Маметкуль собрався с ратью, дорог проведывати, куде итти ратью в Пермь, да многих наших данных остяков побили, а жоны их и дети в полон повели». Более того, Кучум стал преследовать манси и хантов, плативших дань Москве в Пермском крае.

С весны 1573 года Кучум приказал своему племяннику хану Маметкулу готовиться к походу на Русь. В разгар лета сибирское войско перевалило Уральские горы и жестоко разграбило русские поселения на Чусовой. Татары истребляли не только русских, но и вогуличей, подданных царя. Женщин и детей забирали в плен. Тем самым все мосты к примирению с Москвой были сожжены.

В помощь Строгановым Иван Грозный посылает в 1573 году в Пермь полкового воеводу князя Афанасия Лыченицына с воинским отрядом. Это была ответная мера со стороны России на участие сибирских людей в восстании черемисов и других сибирских народов. Он был прислан в Сибирь царём с войсками «проведать царство Сибирское и воевать царя Кучума». Хотя этот поход реально мог послужить причиной открытого конфликта между Российским государством и Сибирским ханством. Но тогда еще не было необходимости отправлять в Сибирь военную экспедицию.

В подчинении у Афанасия Лыченицына находилось войско, экипированное и хорошо оснащенное, в том числе пушками. Однако поход этот оказался крайне неудачным. Отряд воеводы был наголову разбит превосходящим войсками Кучума, а всё воинское снаряжение: пушки, ядра, порох, свинец, пищали, было захвачено противником. Многие ратники погибли в бою или попали в плен, и только некоторые сумели спастись, бежав обратно в русские земли.

Это поражение русских всколыхнула всю татарскую Сибирь. Как следствие этого, активизировались немирные аборигены, стали выходить из повиновения и ясачные. Теперь даже самый убогий и хромой верил в непобедимость своего хана, и возможность громить московитов. И вновь перед их раскосыми глазами замаячила сказочно богатая добыча и огромная дань от этих презренных улусников.

Подвергшись татарскому Строгановы слали в Москву отчаянные письма, прося разрешения набрать казаков в свои городки. Но русские власти боявшиеся свободолюбивых и буйных казаков, позволили им набрать "охочих людей" лишь в своем уезде. Владелец чусовской вотчины Максим Строганов больше всех страдал от нападений из-за Урала и восстания местных народов. Попав в безвыходное положение, он ослушался царского приказа и послал за казаками на Волгу.

В качестве опричных слуг Строгановы в 1572 году наняли к себе на службу целое войско, 1000 казаков с пищалями. Богатые пермские солепромышленники не сомневались более в том, что Кучум не сможет противостоять им. Строгановы были настолько уверены в успехе, что решили просить у царя льготную грамоту на ещё не присоединенные земли.

Но Маметкул был опытным и осторожным военачальником. Остановившись в пяти верстах от строгановского городка, он выслал вперед разъезды для разведки дороги идущей на Пермь. Но выслушав донесение разведчиков, он вынужден был отказаться от продолжения похода. У Сторгованных на этот раз было не меньше 1000 казаков с пищалями, что заставило Маметкула отступить в Сибирь.

Так как восстание в Казанском крае разгоралось, то царь объявил сбор дворянского ополчения по всей Руси, отправляя в Поволжье воинские отряды. В свою очередь, не получив помощи от сибирского хана, восставшие вскоре вынуждены были сложить оружие и капитулировать. После недолгих переговоров они били челом царю и принесли присягу на верность России. Восстанию в Поволжье пришел конец.

Результатом пермского похода Маметкула была ликвидация строгановского поселения в Тахчеях. В этом районе князьком местных хантов был Чигирь, его убили воины Маметкула. Но местные ханты, жившие «круг Тахчеи» и имевшие давние связи с русскими, не хотели подчиняться сибирским татарам и послали гонца к русским властям с просьбой защитить их от Кучумовых слуг.

На этот раз большая война не началась. Во-первых, на Кучума произвели впечатление успехи русских войск завершившиеся разгромом крымского хана в 1572 году в битве при Молодях, под Москвой, и подавление марийского бунта. К тому же всё еще продолжалась война между сибирским и казахским ханами.

Но военно-политическая ситуация в регионе кардинально изменилась к началу 80 годов XVI века, когда казахский хан Хакк-Назар, враг Кучума, умер, а новый правитель Казахской Орды Шигай-Султан, тесть покойного Ахмад-Гирея, стал его союзником. Это укрепило намерение Кучума открыто выступить против русских.

Строгановы рассчитывали на то, что слобода на Тахчеях станет их главным форпостом в Зауралье, опираясь на который они смогут продвинуться за Тобол и завладеть Сибирью. Но их расчеты не оправдались. Удержаться в Зауралье им не удалось. В период восстания черемисов в Поволжье в 1572 года повстанцы появились на Каме и дошли до Канкора и Кергедана. Кучум использовал момент для посылки своих войск на русскую границу. Он не только уничтожил строгановскую слободку в Зауралье, но и подчинил своей власти окрестные племена.

По мере усмирении бунта, Строгановы известили царя, что виновником восстания черемисов был хан Кучум, что он запрещает остякам, вогулам и югричам платить Москве дань и грозит разрушением городов и острожков по Каме и Чусовой.

К тому же, враждебные действия Кучума в период 1572-1573 года показало Ивану Грозному, что его расчёты на превращение Сибири в подчинённое Москве вассальное ханство необходимо срочно подкрепить силой. Так как из этих событий вытекало, что спокойствие на восточной окраине и возможность планомерной её колонизации Строгановыми зависят от поведения Кучума. На Востоке издревле признавали только силу, а слабый погибал очень быстро.

Очевидно было также и то, что соседство с непокорённым Кучумом будет всегда вызывать постоянное беспокойство в Пермской округе и что для нормального развития Великопермских колоний необходимо усмирение воинственного соседа. Тем более, что строгановские предприятия на Урале представляли собой придвинутые к Сибири исходные военно-стратегические базы. Теперь эти базы требовалось продвинуть ещё дальше на восток. Военное значение восточных колоний сказалось в 1572 года, когда выставленные Строгановыми вооружённые силы помогли справиться с нападениями туземцев, а в 1573 году воздвигнутые там укрепления приостановили дальнейшее движение отрядов Кучума на запад. Соответственно в Москве возникла и укрепилась идея, об основании строгановских колоний и за Уралом.

После того как Ивану Грозному доложили о действиях Кучума на восточных окраинах его государства, то терпение царя лопнуло. Царь Иван затаил гнев на Кучума, и теперь он намеревался покарать неверного вассала за это подлое вероломство. В марте 1574 года Яков и Григорий Строгановы были вызваны в Александрову слободу – «И как к вам ся наша грамота придет, и вы б были к нам в Слободу часа того на подводах, а подорожную есми к вам послали с сею же грамотою вместе». Через два месяца им же обоим была выдана первая сибирская жалованная грамота. Иван Грозный пожаловал Строгановым земли по сибирской реке Чусовой. Иван IV отдавал не свое, эти земли по праву завоевания принадлежали Сибирскому ханству, в начале XV века выделившемуся из состава Золотой Орды. Помимо этого, Строгановым были даны чрезвычайные полномочия на огромных территориях Пермского края.

Решение о выдвижении русских крепостей на реку Иртыш, Обь а так же на другие реки, был внесён в грамоту по прямому указанию Грозного уже после того, как ему был представлен на утверждение подготовленный её текст. Теперь он уже не захотел останавливаться на полумерах. События связанные с Крымским ханством вполне доходчиво показали, что эти осколки Золотой Орды по прежнему несут в себе смертельную опасность. И если их не уничтожить, как это было в Казани и Астрахани, то они со временем могут нести в себе колоссальную угрозу независимости русского государства. Оседлое население всегда будет для степняка только добычей, и не чем больше.

На этот раз, в осваиваемую русскими территорию включался район Тобола, «по обе стороны реки Тобол и по рекам и по озёрам и до вершин». Расширялись и объекты промышленной эксплуатации, проектировалась широкомасштабная разработка железных руд, а также опытная разработка других ископаемых, «медяную руду или оловянную, свинчатую и серы горючие». Предполагалось провести силами Строгоновых и государства массовое переселение крестьян из наиболее перенаселённых районов центральной России. Заключительный абзац о выдвижении русских крепостей на реку Иртыш, Обь а так же на другие реки, был внесён в грамоту по прямому указанию Грозного уже после того, как ему был представлен на утверждение подготовленный её текст.

В той же грамоте указывалось, что «территория Сибирская, это отчина Российская». Тем самым подтверждая, что это изначальна была планомерная политика российского государства, направленная на восстановление прежних договоренностей и целостности своей территории. Не было бы Ермака, возможно, появился бы кто-нибудь другой, кто выполнял бы его миссию.

Начиная с 1574-1575 года, Строгановы стали активно готовиться к постепенному захвату Сибири, так как им было уже мало того, что они имели, и не могли существовать рядом с Сибирским ханством. Они были прекрасно осведомлены от многочисленных русских людей и не только, побывавших за Камнем, о тех баснословных богатствах которые находились на обетованной земле Сибири и малочисленности проживающего там местного населения. Но господами за «Камнем» Строгановы стали только на бумаге, а действительный же хозяин, «сибирский салтан», хан Кучум, не только оборонялся от русских, но и переходил в наступление, так как силы Строгановых были очень невелики.

С этого времени набеги в район Прикамья стали осуществляться систематически, и русские поселения в нем были основательно разорены. Вогулы были в те времена гораздо более отважными и воинственными, чем в настоящее время, и доставляли много беспокойства первым русским поселенцам в Пермской земле. Кучум не щадил также никого из тех, кто ориентировался на союз с Россией: убивал, забирал в плен, обложил тяжелой данью народы всех подвластных ему обширных владений хантов и манси Оби и Урала, башкирские племена, татарские племена Зауралья и Барабинской степи.

Военно-политическая ситуация в Западно-Сибирском регионе вновь изменилась к началу 80 годов XVI века, когда тесть покойного Ахмад-Гирея, стал его союзником. И теперь, находясь под впечатлением этих благоприятных для него событий, хан Кучум стал готовиться к большой войне с Россией. В его планы входило не только завоевание Приуралья но и вторжение в Поволжье, где его ожидали сотни тысяч татар, марийцев, чувашей, мордвы, башкир и других народов, готовых по первому зову поднять восстание и сбросить русское господство.

Хан вновь начал активно подстрекать к антирусскому бунту марийцев Поволжья и приуральских вогулов, снабжая их оружием и деньгами. Возможно в качестве отголосков ухудшающихся отношений можно рассматривать нападения на реке Каме в этом же году на пермских торговых людей черемисов и присоединившихся к ним вотяков, башкир и буинских татар, подстрекаемых татарским ханом. Своим агрессивным действием против пермских вотчин Строгановых хан Кучум дает понять русским о начале новой эры в русско-татарских отношениях.

Набеги из-за Урала отрядов манси в район Прикамья не прекращались. Тем более что их поддерживали мансийские племена Приуралья, которых притесняли Строгановы. А с 1580 года, в восточных окраинах государства Российского, сибирские правители стали совершать постоянные опустошительные набеги на земли, которые им вовсе не принадлежали. Разоряя территорию они уводили в плен русское население. При этом хан Кучум принуждал остяков, вогулов и югуров не платить дань Москве. Тем самым он стремился подчинить эти сибирские коренные народы своей власти, сделав их татарскими данниками.

Но это была лишь генеральная репетиция. Из владений Кучума вновь стали приходить сведения, что неугомонный хан мечтает выбить гяуров с Урала и готовится к новой войне. Вскоре Яков Строганов пожаловался царю, что его владениям в Приуралье грозят войной сибирские люди и ногайцы. Власти тотчас разрешили ему выстроить укрепленный острог на речке Сылве, поблизости от уральских перевалов. Ссылаясь на угрозу с востока, пермские солепромышленники старались выдвинуть свои форпосты как можно дальше на восток. Закрепившись на Сылве, они вслед за тем дали знать в Москву об основании слободки в Тахчея.

В 1580 году мансийский мурза Бегбелий Агтаев приведя в Приуралье большой отряд остяков и вогулов разграбил русские селения на берегах реке Чусовой, «и ту окрест живущих села и деревни по-плениша и пожгоша и в поле… многих поимаша» . А в 1581 году князек Кихек захватил и сжег Соль-Камскую, разорил в Прикамье слободы и деревни, увел в плен их жителей. Вотчины Семена Аникиевича и Максима Яковлевича Строгановых тяжело пострадали. Только после ожесточенного сражения Кихек был разбит отрядом казаков Строгановых.

В это же время в Среднем Поволжье заволновались «луговые» и «горные» черемисы. Однако, когда в конце лета начале осени 1581 года Пермский край вновь оказался охваченным пламенем большой войны. Так как чрезвычайно воинственный князек пелымских манси Аплыгерым с согласия Кучума перешел Уральские горы и вторгся в Пермский край. Его путь, отмеченный погромами поселений на реках Койве,на Обве, и на Яйве, а так же на Чусовой, и на Сылве. Здесь были выжжены все селения а народ большей частью вырезан. Женщин и детей они полон забрали, а лошадей и животину всякую к себе отогнали.

Неожиданное нападение застало Строгановых врасплох. Как только мгновенная растерянность прошла, они организовали погоню. Многие из восставших были перебиты, а мурза Бегбелий попал в плен. Строгановы привели к шерти местное население. Но им не пришлось долго наслаждаться миром.

Прошло немногим более месяца, и строгановские владения подверглись новому набегу. На этот раз в нападении участвовал сын хана Кучума Али. С ним было до семисот воинов. Он побывал на Чусовой и Сылве, сжег русские деревни на Косьве, переправился за Каму на Обву, оттуда прошел на Яйву, а затем на Чусовую. Набегом была захвачена почти вся обширная вотчина Строгановых, кроме окрестностей Орла.

Максим Строганов попросил помощи у двоюродного брата Никиты, владевшего крепостью Орел на Каме. Но Никита, готовясь к обороне крепости, отказал брату. Тогда Максим донес московским властям, что с пришедшим из за Урала Аплыгерымом было 700 воинов и они сожгли все строгановские «слободки на Койве и на Обве, и на Яйве, и на Чусовой и на Сылве деревни все выжгли».

Строгановы были не в состоянии были обеспечить эффективной обороны. А появление войск из-за Урала привело к тому, что местные мансийские племена вновь взялись за оружие. Жизнь в вотчине оказалась полностью парализованной. В письме к Ивану IV основательно струсившие солепромышленники писали: «А вогуличи живут блиско их слободок, а место лешее, а людям их и крестьянам из острогов выходу не дадут, и пашни похати и дров сечи не дают же. И приходят деи к им невеликие люди украдом, лошадей, коров отганивают и людей побивают, и промысел деи у них в слободах отняли и соли варити не дают».

Ивану Грозному приходилось самому во всё вникать и даже принимать меры к защите их владений с помощью стоящих в Перми воинских сил и призывать Никиту Строганова «стоять заодин и боронитися собча». И это теперь, когда у Строгановых появились крупные казацкий отряд, Иван Грозный, разрешая Строгановым присоединение новой территории, предложил им ориентироваться на собственные воинские силы и средства. Ещё раз посоветовав набирать добровольцев для похода из казаков, местных народов, всех, кто пожелает идти в Сибирь. В своём указе от 1574 года Иван Грозный чётко показал братьям Строгоновым свои предложениями об использовании волжских казаков на территориях за Уралом. Мелкие конфликты по его мнению с Кучумом были недопустим. Так как Кучум является сильным противником, с которым надо было всегда считаться. В борьбе с ним нужны предусмотрительность и надлежащая подготовка.

Непрекращающаяся мелкая война с нерусскими народностями в пределах строгановских пермских вотчин и невозможность подавить выступления восставших народов Сибири собственными небольшими силами, заставило братьев Строгановых подойти к решению этой насущной проблеме с нестандартной стороны. 7 апреля 1578 года Строгановы, у которых все взрослое боеспособное мужское население их вотчин не превышало 400 человек, отправили письмо казачьему атаману «Ермаку Тимофееву с товарищи» с призывом прибыть к ним на службу.

К тому же организованный отряд казаков нужен был им для реализации владельческих прав на пожалованные земли в Зауралье. Если освоение пермских вотчин по реке Каме с ее притоками могло идти с 1558 по 1480 год при военной и административной поддержке аппарата управления казанских и чердынских воевод, то освоение территорий в Зауралье, где фактически власть Русского государства отсутствовали, Строгановым приходилось осуществлять с помощью лишь своей военной силы, при полном одобрении Москвы.

В 1581 году после того, как войсковой круг волжских казаков решил принять предложение Строгановых, казаки Ермака, подготовив свои струги, примерно за два месяца совершили трудный поход с Яика на Каму и 28 июня подошли к чусовским пристаням. Безусловно, это было трудное предприятие, связанное и с многодневным движением на веслах вверх против течения рек, и с перетаскиванием стругов по волокам с верховьев одной реки на другую. По прибытию на место своей будущей службы казаки под предводительством Ермака сразу же вступили в боевые действия против сибирских татар вторгшимся в русские владения.

В это же время хан Кучум послал своего старшего сына и наследника его ханства царевича Алея в поход на Пермские земли. Войско Алея состояло из нескольких тысяч татарской конницы и ханты-мансийского пешего ополчения. Алей прямо направился к чусовским городкам, где в надежде на внезапность хотел разграбить их. Но здесь его ждали казаки Ермака, прибывшего на службу к купцам 28 июня. В середине августа на реке Чусовая прошли жестокие бои между казаками и воинами Али, в которых последние потерпели жестокое поражение, понеся тяжёлые потери. Для Али появление у Строгановых отрядов, состоящих из хорошо вооруженных, дисциплинированных и стойких бойцов, было полной неожиданностью. Тем самым были расстроены его планы по соединению с восставшими племенами черемисов и разгрому русских в Приуралье.

Потерпев неудачу в столкновении с казаками, Алей проявив характер и твёрдость не побежал, а обошёл стороной укрепленные строгановские городки, напав на незащищенный Соль-Камский. Город не имевший воинского гарнизона и крепостных укреплений был захвачен и подвергнут страшному разгрому и затем сожжён. От Соль-Камского отряды Али поднялись вверх по реке Кама и 1 сентября атаковали его с такой яростью главную крепость Пермского края Чердынь , что гарнизону едва удалось отразить приступ.

Здесь они надолго застряли под стенами крепости. Ну уж очень им хотелось захватить этот богатейший город братьев Строгоновых. На обратном пути к уральским перевалам татары вновь прошли мимо чусовских городков, убивая и грабя крестьян в округе, сжигая их жилища и уводя многих в плен.

Казаки Ермака после первых схваток с отрядами Алея убедились в своем превосходстве, в более низкой, чем предполагалось, боеспособности сибирских воинов, вооруженных только холодным оружием, оценили силу и выявили недостатки отборного ханского войска. Допросив пленных, Ермак и его атаманы узнали, что хан Кучум отправил с Алеем самых лучших своих воинов и огланов и в данный момент не располагает достаточными силами для обороны ханства и столицы.

До этого времени Москва старалось не «задирать» воинственного и сильного Кучума, так как пока не располагало необходимыми материальными и военными возможностями для нанесения уверенного удара. Отдалённость сибирского театра и трудность коммуникаций, при необходимости уделять основное внимание своим европейским границам и делам, диктовали добрососедскую политику по отношению даже к Кучуму, который ещё в 1563 году заявлял о своём намерении идти против русских войною. Поэтому поход Ермака в Сибирь начался с оборонительной войны, во время татарского набега. А таких войн было немало на Руси за прошедшие более чем триста лет со времени Батыева нашествия.

По мнению самих Строгоновых, теперь для того, что бы переломить эту негативную ситуацию в регионе, построенные ими городки-крепости требовалось продвинуть их ещё дальше на восток, за Урал. Как можно дальше от основного района где компактно проживало мирное население и находилось производство. Тем самым, можно было радикально обезопасить свою территорию и проживающие здесь русское население от угрозы опустошительных татарских набегов.

Да и в Москве уже стали отчётливо понимать, что только разгром Кучума мог обезопасить восточные окраины государства от набегов из-за Урала. Кучум хан мог выставить в поле до десяти тысяч воинов. Такими были официальные данные, опубликованные Посольским приказом. Армия Кучума была достаточно многочисленной. Ядро ее составляли ногайская гвардия, конные отряды казахов, узбеков и татарская конница. Подвластные татарам ханты-мансийские племена присылали во время войны вспомогательные отряды, которую использовали как пехоту.

В свою очередь, сибирский хан видя неизбежность войны стал искать повсюду защиты против России, в том числе призывая к этому своих князьков вассалов. Хотя хан Кучум был их завоеватель, но он был для всех их единоплеменником и единого с ними вероисповедания, продолжателем славного поколения великого воителя Чингиз-хана. Тем более, что для вольных степняков, привыкших жить свободно и питаясь с копья, господство русских гяуров представлялось им ужасным и вызывающим... отвращение. Так как у татар к русским за сотни лет взаимного общения, было велико чувство ненависти и презрения как к рабам. Какое может быть быть уважение у хищника к жертве, так как проблемы овец волка не волнуют. Только грубая сила являлась тем мерилом которая определяла в все времена сосуществование двух антогонистов.

Строгановы, используя данное им правительством право, сформировали наемный отряд, командование которым взял на себя атаман Ермак Тимофеевич. Дружина Ермака, была в 540 человек, к которым Строгановы добавили около 300 своих воинских людей из своей чусовской вотчины. Сам Ермак был опытнейшим атаманом, воевавшим не менее двадцати лет, такими же были и его сотники, Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан, Матвей Мещеряк. Дружина Ермака состояла только из 840 человек, то по сему числу людей количество отпущенных Строгановыми припасов составляло:

Пороху – 63 пуд.

Свинцу – 63 пуд.

Муки ржаной – 2520 пуд.

Круп и толокна – 1680 пуд.

Сухарей – 840 пуд.

Соли – 840 пуд.

Масла – 52 пуда.

Ветчины – 210 полтей.

Знамен до 8.

На начальном этапе покорения Сибири по его мнению должны были сочетаться организационные возможности и материально-технические ресурсы Строгановых, в с волевыми и боевыми качествами буйной ермаковой вольницы, для того, что бы это стало решающем фактором в покорение русскими Сибирского ханства. При этом ему были вполне понятны стремления казаков обеспечить источники будущего своего благосостояния и предотвратить нависшие кары. Понятны и их надежды заслужить своим походом против Кучума царскую амнистию и признание. Строгановы и Ермак были равноправными сторонами, вступившими в соглашение.

Ненавидящий ермаковцев царский наместник В. Пелепелицын сразу же после осады Чердыни срочно отправил в Москву отписку, в соответствии с которой 16 ноября 1582 года Строгановым была послана «опальная» царская грамота. В ней под страхом сурового наказания повелевалось казачью дружину Ермака немедленно вернуть из похода назад и, разделив на части, разместить в Чердыни, Соли Камской и Нижнечусовском остроге. Одновременно в Пермь Великую направлялись новый царский наместник Воин Оничков и голова Иван Глухов с небольшим отрядом вятских стрельцов. Посылая эту грамоту, московские дьяки тогда ещё не знали, что стремительный набег ермаковцев на владения «Сибирского салтана» уже коренным образом изменил ситуацию на востоке страны.

Посылая на Русь наследника сына, Кучум отпустил с ним лучшие силы своей армии. Поголовное восстание местных приуральских племен против Строгановых породило большие надежды в среде татарских феодалов. Сибирский хан рассчитывал одним ударом покончить с господством русских в Приуралье. Строгановские летописи сохранили предание о том, что вместе с воинами Кучума и пелымским князем в нападении на Чердынь участвовало множество татар, манси, хантов, вотяков и башкир из близлежащих местностей. Лишь на Чусовой царевичу Али не удалось пополнить войско за счет мансийских воинов. Казаки Ермака не пустили его во владения Строгановых.

После того как татары объявились в Соли Камской к северу от строгановских городков, возникла ситуация, на редкость благоприятная для наступления на Сибирское ханство. Ермак теперь имел реальную возможность добраться до столицы Кучума раньше, чем туда вернутся войска Али. Расчет казаков оказался безошибочным. Татары напали на Чердынь, и увязли там в боях. Тем временем Ермак стремительным маршем устремился через Уральский хребет в пределы Сибирского ханства, тогда как у Кучума не было сил для обороны своей столицы.

С другой стороны, перспектива разгрома Сибирского ханства прельщала Строгановых, но они не могли игнорировать опасность, непосредственно угрожавшую им. В случае ухода Ермака ничто не мешало Али опустошить владения Строгановых на обратном пути к уральским перевалам. Страшась этого, солепромышленники не решились отпустить с Ермаком стрельцов и пушкарей, служивших в их городках. Пока татары грозили владениям Строгановых с востока, Строгановы имели все основания подталкивать Ермака к наступлению в Сибирь. Но когда Алей оказался в тылу у Строгановых в Соли Камской, положение в корне переменилось. Купцы старались удержать у себя казаков как можно дольше, чтобы отбиться от татар.

Исходя из этой конкретной ситуации, Ермак принимает решение нанести неожиданный удар в самое сердце ханства, и захватить Искер. Казаков воодушевлял и удачный набег 1580 года, когда они сумели так же неожиданно захватить столицу Ногайской Орды город Сарайчик на Яике. Многие воины Ермака участвовали в том набеге и были уверены в успехе и на этот раз. Таким образом, решение о походе в Сибирь было принято самими казаками, по собственной инициативе. Окончательное решение было принято, по обычаю, на казачьем кругу. И теперь, когда отряды Али будут заняты на Каме, тупо штурмуя неприступную для них Чердынь, атаман Ермаком и другие атаманами на свой страх и риск отправляются завоевывать далекую и неизвестную страну Сибирь.

Для такой роли как нельзя лучше подходили вольные казаки, для которых война, набеги, грабежи были привычным, профессиональным занятием, средством для существования. К ним решили обратиться за военной помощью Строгановы для реализации своих планов покорения Сибирского ханства. Это были не наёмники, как бы ни хотелось их такими сделать татарским и прочие националистами, готовых за плату и пищу воевать где угодно и с кем угодно. Казаки были ВОЛЬНЫМИ людьми с оружием в руках, уходивших в степь для разных промыслов и борьбы с степными хищниками. Бедных они не грабили, отбирая у них последний кусок. Этим людям, постоянно сталкивающимися в степи с татарскими воинами и добытчиками приходилось ежедневно рисковать своей жизнью.

Казачество являлось весьма сложным саморазвивающемся этно-социальным явлением, присущему только русскому этносу. Оно вышло из глубины души русского народа в тот страшный XVI век, когда Русская земля обливаясь кровью, полыхала огнём от края и до края. Ежегодно на её святую землю приходили кровавые захватчики и наёмники способные только воевать и убивать за кусок и деньги, так как их целью было не освобождение угнетённых, а банальный грабёж и угон в полон людей для продажи и обогащения. Если бы русские вели себя как татарва, то наварят ли бы сейчас кто то вспомнил бы о них и скулил о геноциде.

Воинский отряд был составлен из профессиональных военных людей сделавших войну смыслом своей жизни и он состоял из казаков: волжских, донских и запорожских, во главе с такими атаманами, как Ермак, Иван Кольцо, Матвей Мещеряк, Никита Пан, и Яков Михайлов. Всего их насчитывалось примерно 540 человек и 50 служилых людей Строгановых, а так же некоторого числа татар, немцев и литвы, из бывших царских пленных. Ермак разбил свой отряд на сотни, распределил его по ладьям. Сотенными есаулами были назначены Иван Кольцо, Яков Михайлов, Никита Пан и Матвей Мещеряк.

Казаки прибыли к Строгановым со своим огнестрельным оружием, добытым в прежних боях с басурманами, или полученным во время службы в царских войсках. У них были самопалы, фитильные пищали, самострелы, аркебузы, холодное оружие. Помогли и Строгановы. К началу похода в отряде Ермака имелись в придачу к названным три полковые пушки, скорострельные семизарядные пищали, а на каждого казака Строгановы выдали по три фунта пороху и по три свинца. Самому атаману преподнесли именную пищаль.

В августе 1581 года отряд казаков по приказу Строгановых отправились из Орла-городка вниз по Каме до устья Чусовой и далее вверх по Чусовой до устья Сылвы, имея цель нанести удар по стоянкам вогуличей участвовавших в нападение на русские поселения. 26 августа они пошли по Сылве вверх и к первым заморозкам были уже в её верховьях. Здесь они разгромили поселения вогуличей, разграбив все их зимние запасы, после чего вернулись назад.

В день начала сибирского похода Ермака начался набег на столицу Великой Перми отрядов пелымского князя Кихека, очевидно знавшего о предстоящем уходе казаков. 700 пелымцев сожгли Кайгород и Соликамск, вошли в прикамские строгановские вотчины и осадили Канкор, Кергедан, Яйвенский и Сылвенский острожки, Чусовой городок, «и около ту живущих крестьян множество посекоша, и села их, и жилища пожгоша»

1 сентября 1581 года казачий отряд численностью в 840 человек на 80 стругах, на вёслах поднялся в течение четырёх дней по реке Чусовой. Затем два дня плыли по реке Серебряной вверх до сибирской дороги, проходившей через волок до Тагильского перевала в Уральских горах, разделявший бассейны реки Камы и Оби. Грозный и дикий Уральский хребет встал перед казаками во всем своем суровом величии. Многое впервые увидали такую угрюмость нетронутой красоты, такого буйного могущества и необозримого зеленого разлива безграничных лесов.

Лесные дебри как невообразимый океан захлестнули и глубокие пади, и склоны гор, и скалистые кручи. Дика лесная пустыня на многие тысячи километров раскинулась перед взором русских людей. В глухоманях повсюду царит вечный сумрак, под густыми мохнатыми елями чуть приметные звериные тропы, и среди урманов тускло поблескивают мрачные темные озера.

Но темна тайга, пустынны и немы берега её озер, не слышно здесь человеческого голоса. Только быстрая река, сдавленная скалами, злобно ревет и стонет, в ярости низвергаясь пенистыми струями. С крутоярья Уральских гор спешит и бушует река Чусовая, быстрая и каменистая падун-река, как зверь, рычит и клубится на перекатах.

Много тут было ценного зверя. На скалистые крутояры часто внезапно появляются горные козлы и, как сказочное видение, не шелохнувшись, долго стоят с высоко вскинутыми гранеными рогами, рисуясь на фоне белесого неба. В горах ревут медведи, в кедровниках жируют белки: тут и полосатый бурундук, и черемная лиса с острой хитрой мордочкой, осторожный колонок и всякая другая пушная зверюшка. А в безмолвии сумрачного леса, возле брусничных болот бродят сохатые.

Четыре дня казаки плыли вверх по реке, преодолевая стремительное течение. Шалые воды с яростью били в борта стругов, лаженных крепко из доброго теса камскими кряжистыми плотниками. Выбивались из сил гребцы. Не за себя тревожились казаки, а за груз: сухари в рогожных кулях, крупу и толокно в мешках. В пути не было ничего вкуснее и сытнее толокна. Берегли и соль: без нее и пища не в радость.

Гребли казаки не покладая рук от утренней малиновой зари до золотого заката.На пути вставали скалы, они теснили Чусовую и закрывали дали. Расцвеченные накипью красновато-желтого мха, они то отвесно обрывались в бурлящую воду, то дробились и распадались на причудливые столбы, нагромождения, и тогда казалось, нет дальше дороги. Но поворот, и снова раскрывались быстрые светлые воды. Скалы все выше, мимо них с ревом несется взбешенная стихия. Еще тяжелее и опаснее стало плыть казакам.

Само преодоление горных перевалов было сопряжено с несравненно большими трудностями. По перевалу проходила граница менаду Европой и Азией. С топором в руках казаки сами прокладывали себе путь, расчищали завалы, валили деревья, рубили просеку. У них не было времени и сил, что бы разровнять каменистый путь, вследствие чего они не могли волочить суда по земле, используя катки. По словам участников похода, они тащили лёгкие суда в гору «на себе», иначе говоря, на руках. Казаки полезли в студеную воду, приладили лямки и по-бурлацки тянули бечеву. Бешеная струя сбивала ладьи, но казаки тащили их, упираясь ногами в гальку, хватаясь за колючие лапы елей. Натужно, тяжко шли и пели казаки стародавнюю бурлацкую припевку волгарей. Измученные казаки вечером тяжело валились у костров и засыпали мертвым сном. Спали под сентябрьским звездным небом, подложив под себя кошму, а у кого ее не было, то еловые ветви, всегда выставляя сторожевые дозоры.

Вскоре казаки остановились на берегу Серебрянки, возле устья ручья Кокуй, левого притока реки. Ермак, один из опытнейших военачальников своего времени, предвидя долгую зиму в окружении воинственных племен, выбрал для укрепленного лагеря господствующую высоту. Здесь был построен Кокуй-городок. Он был расположен на высоком, но сильно покатом левом берегу речки Серебрянки, примерно в 250 метрах от устья ручья Кокуя. Здесь казаки вырыли рвы, насыпали валы и срубили избы. Городище обнесли тыном. Разгрузили струги, добро заботливо положили в амбары, а ладьи вытащили на берег и поставили на катки.

С наступлением весны предстояло возобновить поход вглубь Сибири. Ермак был занят обдумыванием маршрута. Дав передышку людям на перевале, весной 1582 года Ермак отдал приказ начать спуск судов по азиатскому склону Уральского хребта. Ему подсказали, что в десяти километрах от их стоянки течет река Баранча, впадающая в Тагил. Из Тагила будто бы можно попасть в Тору, а из Торы выйти к Тоболу и Иртышу. Этот путь был наиболее удобен. Местность до Баранчи была ровной, с вещами добраться нетрудно. Но большие лодки пришлось бросить.

Перед походом Ермак произвел смотр войска. Кто-то был убит в стычках с местными жителями, кто-то бежал, кто-то умер собственной смертью. К тому времени у него оставалось всего 740 человек. Осмотрев и пересчитав людей, подготовив в дорогу все необходимое, 1 мая 1582 года, едва вскрылась земля, Ермак выступил в поход.

От Кокуя по волоку казаки перетащили лодки в реке Жеравлю и далее отправилась по суху, По вешнему быстрому Жеравлю сплыли дружинники в Баранчу, Затем на Баранче построив плоты, они спустились сначала по ней в Тагил, а затем и в реку Туру. На спуск казаки затратили немало усилий, но это было уже не то сверхчеловеческое напряжение сил, которого потребовал от них подъем. На берегах повсюду был золотился песок, а над водами поднимались корабельные жаровые сосны.

Флотилия Ермака плыла вниз по сибирским рекам, используя течение и попутные ветры. Судовым кормчим пришлось впервые прокладывать путь по незнакомым им местам с неземной красотой, и это требовало осмотрительности и хороших навигационных навыков. Казачьи струги, приспособленные для плавания на морях, шли под парусами, лавируя на многочисленных речных поворотах. Гребцы, сменяя друг друга, налегали на весла.

В устье Баранчи Ермак велел построить небольшие плоты, на которых добирался вплоть до самого Тагила. На этой реке занялись строительством больших лодок и провели там несколько недель. На всякий случай Ермак приказал обнести место крепостной стеной. Это было еще одно Ермакове городище, известное до сих пор. Находится в трех километрах от устья Баранчи, на западном берегу Тагила.

Ермак понимал, что только стремительное и внезапное нападение может привести его к победе, и потому спешил изо всех сил. Успешному продвижению русских благоприятствовало и то, что продвигаясь в глубь Сибири, казачья флотилия прошла по глухим сибирским рекам, не встречая большого сопротивления. Но оно неизбежно бы задержалось, если бы казакам по пути к Кашлыку приходилось вести бои с многочисленными отрядами противника. Войска Кучума могли сражаться лишь на суше, главной силой их оставалась конница. Отряд Ермака вел войну на стругах. Это давало ему большие преимущества.

В конце лета - начале осени 1582 года Пермский край оказался-таки охваченным пламенем большой войны. Сын Кучюма Алей пришел войною на Чюсовую. Нападение было совершено по Сылве с выходом на строгановские городки. Вместе с Алеем в набеге участвовал и пелымский князь Аблегирим, жаждавший реванша. Татарско-пелымская рать двинулась по владениям Строганова, разоряя по дороге русские поселение по Каме, сожгла Соль Камскую, а 1сентября 1582 года осадила Чердынь.

Сразу же после осады Чердыни В.И. Пелепелицын срочно отправил в Москву отписку, в соответствии с которой 16 ноября 1582 года Строгановым была послана уже не раз упоминавшаяся «опальная»царская грамота. В ней под страхом сурового наказания повелевалось казачью дружину Ермака немедленно вернуть из похода назад и, разделив на части, разместить в Чердыни, Соли Камской и Нижнечусовском остроге. Одновременно в Пермь Великую направлялись новый наместник Воин Оничков и голова Иван Глухов с небольшим отрядом вятских стрельцов.

Хан Кучум своевременно получил известие о вторжении русского отряда в его сибирские владения, бежавших от мурзы Епанчина татар. Но он, будучи уверенный в своих силах, не придал этому серьезного значения. Действия Кучума вытекали не из его беспечности, а из трезвой оценки ситуации. Так как получив точную информацию о малочисленности отряда Ермака, Кучум не мог предположить, что русские решатся вступить в единоборство с его многочисленной ордой, обладавшей подавляющим превосходством сил. Он был уверен, как только отряды Али начнут громить уральские владения Строгановых, оставшихся без защиты, русские воеводы должны будут немедленно отозвать своих воинов из сибирских пределов.

К тому же, он знал также, что казаки в случае малейшей задержки в Зауралье окажутся в западне, поскольку горы становились недоступны для судовой рати после окончания короткого периода дождей. Вот почему престарелый хан ни минуты не сомневался в том, что с Туры русские без промедления повернут вспять.

Появление казаков людей в Зауралье отвечало военным планам самого Кучума. Годом ранее вассалы хана разорили вотчины Строгановых. Успех убедил татар в том, что русское командование, занятое тяжелой борьбой на ливонских фронтах, вывело из пермских крепостей большую часть тамошних гарнизонов. Кучум решил использовать это обстоятельство и изгнать русских из Приуралья.

Именно на это и рассчитывал хитрый и дальновидный хан. Умудренный большим житейским опытом, правитель татарской орды был трезвым политиком. Но в этот раз его расчет не оправдался. Одного не ведал Кучум, и в этом была его главная стратегическая ошибка: того, что казаки во главе с Ермаком сами двинулись в Сибирь, а грозный царский указ о их возвращении опоздал, казаки уже слишком далеко углубились в территорию ханства и царские гонцы просто не могли их догнать.

Когда казачья флотилия появилась на Тоболе, он начал собирать на защиту своей столицы татар из ближних улусов, а также призвал к себе мансийских и хантских князьков с отрядами. Однако новые тревожные сведения заставили хана срочно собирать воинские силы. Тем более, что никаких укреплений на пути русских не было. По всей видимости, золотоордынские ханы, владевшие когда-то здешними местами, не считали Русь опасным врагом, потому и не укреплялись против нее, полагаясь на Уральские горы. Так как считали, что Уральский хребет русские никогда не перейдут, тогда как татары на конях по одним им ведомым тропам перейдут спокойно. Да и силы у них нет.

Спустившись по Тагилу, казаки поплыли по Туре. На месте нынешнего Туринска в те времена стоял городок, и жил в нём татарский мурза Епанча. Никто из казаков не видел, как в безмолвной поре из-за деревьев высматривали их дозорные князька Епанчи. Они рыскали по берегу, по тальнику, по камышам, прислушивались, присматривались, вызнавая, сколько плывет русских. На быстрых конях мчались к Епанче и рассказывали все об увиденном. Князек разослал гонцов по улусам. Понемногу стекались всадники к Епанчи.

Первая стычка казаков с сибирскими татарами произошла в районе современного города Туринск, где своё войско против русских вывел сибирский князек Епанча. Незадолго до этого события казаки заметил на высоком яру конных в островерхих шапках, с круглыми щитами в руках и с копьями. Всадники долго вглядывались в вереницу стругов. В последних солнечных лучах отсвечивали хоругви, медные пушки. Но татары не смогли причинить казакам большого ущерба, несмотря на активный обстрел русских из луков.

Река Тора в том месте резко поворачивает на север и делает петлю. Молча, пораженные открывавшейся за каждым поворотом красотой, сидели какзаки на стругах. Сибирь распахнула перед ними ослепительную цветастую шаль своей осени. Малиновые, желтые, белые осыпи были покрыты сказочным лесом и наполнены тишиной. В синей воде, такой чистой, что виднелись камни на дне, тенями проходили рыбы.

Пока казаки плыли по ней, Епанчи, перебежав напрямик, снова устроил им засаду. Новое место было очень удобно для нападения, однако дела и теперь пошли не лучше. Не успели его караульные сообщить, что по реке приближаются большие лодки, Епанча приказал своим воинам приготовиться к бою. Тотчас из-за поворота стремительно выплыло великое множество огромных лодок, на которых густо сидели люди. Стрелы, пущенные с берега, долетали лишь до середины реки и были не страшны для казаков, тогда как их пули попадали в цель. И в ответ на пущенные в них стрелы они так грохнули из самопалов, что, казалось, небеса раскололись. Татар и вогулов испугали звуки выстрелов, обращая их в бегство.

Что было дальше, Епанча помнит плохо. Все его воины бросились в лес, и сам он бежал, даже не понимая, что делает. А разозленный назойливостью Епанчи, Ермак приказал остановиться и напасть на его городок. Татары не смогли отстоять его. Переночевав в городище, казаки снялись с якорей и поплыли вниз по течению. Городок был ограблен и сожжен. Та же участь постигла и другие татарские поселения на Торе. Епанча снарядил гонца в Кашлык с донесением, что казаки были и проплыли мимо такими большими силами, что остановить их было невозможно

В первых числах августа лодки Ермака подошли к татарскому Чинги-тура . После непродолжительной битвы город был взят. Места там очень красивые, татары жили богато, имели много хлеба и скота. Было взято множество сокровищ: серебро, золото и драгоценные сибирские меха. Ермаку это пришлось по душе, и он решил остаться в Тюмени на зиму. Людям он приказал добыть у татар как можно больше продовольствия, чтобы хватило на всю зиму. Казаки рассеялись по окрестностям, некоторые добрались даже до Тархан Кала на Тоболе. Этот город подчинялся непосредственно самому хану Кучуму. Властелин Сибири хан Кучум хотя и был напуган и рассказами беглецов о больших силах врага и разными зловещими предсказаниями, но сдаваться без боя не намерен был.

В начале весны 1581 года Ермак привел свой отряд в порядок и вновь двинулся вниз по реке Торе. Атаман был очень осторожен, продумывал каждый свой шаг до мелочей. Иначе и быть не могло, потому что шесть татарские мурзы, объединив усилия, уже поджидали его в устье Торы. Здесь казакам пришлось принять бой с большим татарским отрядом под командованием мурзы Матмаса и Каскара. Им пришлось большую и визжащую толпу татар атаковавшую их, отбить залпами пищалей и артиллерии. Выстрелившие из пищалей казаки садились на дно лодок и проворно засыпали из пороховниц порох, забивали войлочные пыжи, проталкивали пули и жеребья, насыпали под кремень порох. Их место занимали другие казаки с готовыми пищалями, и новый гром поразил татар. Маленькие пушки беспрерывно метали ядра. Успех в этом сражение попеременно сопутствовал то татарам, то русским, пока победу не одержали казаки.

Первое, что приказал сделать атаман после боя, это перебить пленных, так как их численность в несколько раз превышала отряд казаков. Ниже по течению, у Березового Яра, Ермака снова ждали отряды татар, рассчитавших, что он должен появиться в этих местах 8 июня. Татары преследовали врагов несколько дней, однако казаки выстрелами из ружей развеяли их отряды. Движение вниз по реке продолжалось.

Оставшихся в живых, и захваченных в плен, небольшое число местных аборигенов застращали до обморочного состояния выстрелами, показав им, как пули пробивают их «не пробиваемые доспехи», походу добылв от них сведения о Кучуме и его воинских силах. Некоторых из пленников Ермак нарочно отпускал на волю, чтобы они разносили всюду страх своими рассказами о чудесном свойстве русского оружия. Страх шёл впереди русских, принося русским хоть какую то пользу.

На реке Тобол, у Бабасанских юрта, на левом высоком берегу, поросшего березняком, вновь произошли сражения русских с татарами. В этом месте, татары численностью 10 тысяч человек, под командованием мурзы Маметкула, цепями перегородили реку, стремясь не допустить дальнейшего движения русских. Проплыв мимо устья Тавды, казаки высадились на берегу в тридцати километрах ниже, возле аула Баба-Хасан. В этом месте татарское войско стремительно напало на казаков. Золотисто-розовое облако пыли стало реже и выше. Татары пошли рысью. Вместе с гулом конского топота стали доноситься гортанные их крики. Быстро росли всадники. Уже зоркие казаки различали кожаные коричневые доспехи татар, их мягкие, круглые, островерхие шапки, отороченные мехом. Кое-где блистали металлом щиты и тяжелые доспехи из стальных плиток. Пёстро окрашенные пучки конских волос мотались под копьями. От строя татар отделялись, выскакивая, отдельные всадники и с диким визгом наметом скакали к реке. Царевич Маметкул в сияющих серебром доспехах, в островерхом шеломе, на статном сером жеребце промчался вдоль строя, призывая к порядку. Новая туча стрел понеслась на казаков.

Казачьи сотни укрылась за крутым береговым обрывом. Ладьи стояли в двадцати шагах от берега. Между ними, образуя плотную цепь, спрыгнули в воду казаки и стали, кто по колено, кто по пояс в реке. Пищали были заряжены. Одни казаки приладили их на сошках, распертых на борту лодки, другие положили на плечо товаририща-односума, третьи готовились стрелять, богатырскими руками уставив в плечо двадцатифунтовую пушку.

В то же мгновение вся линия казачьей цепи опоясалась густым белым дымом, сверкнуло яркое желтое пламя, и с резким воем полетели пули и жеребья по татарам. Грозный грохот, точно громовой раскат, прокатился над рекой и затрещал, эхом отдаваясь о крутые берега. Прибывшие на передних лодках приняли удар на себя. Они держались стойко, пока не подоспели остальные. Здесь в течение трёх суток продолжался ожесточённый бой и не было известно, кому достанется победа. Русские сражались люто, но и татары не уступали им. Но на третий день не выдержали татары и дрогнули, повернув к врагу свои спины. Победа снова оказалась на стороне русских. С тех пор предводитель татарского войска Маметкул уже никогда по-настоящему не был опасен для русских.

Так как первая победа над конною ратью царевича Маметкула дала Ермаку много славы, но доставила ему и немало забот. То, что увидали и испытали татары в этом первом бою с казаками, было так необычайно, невероятно и страшно, что от улуса к улусу, от ханства к ханству, из юрты в юрту пошла страшная молва, что Ермаку помогает нечистая сила. Беспредельная степь ожила и заговорила. Все надежды татар были на громадное пространство их земли. Вогулы и остяки уходили при приближении казаков. Юрты снимались. Стада угонялись. Городки разрушались, и все, что можно было увезти, татары увозили с собою.

Когда все стихло, казаки снова отправились в плавание и 26 июля достигли устья Турбы. Река вливалась в Тобол с правой стороны. Если бы татарские войска преследовали казаков, в этом месте они могли бы нанести казакам смертельный удар, ибо недалеко от Турбы правый берег Тобола поднимается круто вверх, для успеха татарского войска это было необходимое условие. Казаки, зная, что у татар, кроме луков, ничего нет и повредить им, стреляя с противоположного берега, нельзя, придерживались правого берега Тобола. В самом деле, татарские луки были не опасны для них. Поскольку в ближайшее время сопротивления не предвиделось, появилась возможность выйти на Иртыш. Однако мог ли атаман уйти, оставив в тылу татарский городок Карачин с запасами продовольствия.

У Долгого яра сибирские татары вновь обстреляли стрелами войско Ермака, идущего в стругах по реке, заняв крутой берег Тобола. При виде многократно по численности превосходящего противника русских охватила лёгкая паника, и они пристали к острову выше Долгого Яра. Татары с дикими криками в копья бросились на казаков. Они подпустили их на пятьдесят шагов и, круто повернув назад, поскакали, раздаваясь в стороны и открывая ставший наготове отряд Ермака. В то же мгновение вся линия казачьей цепи опоясалась густым белым дымом, сверкнуло яркое желтое пламя и визгнули пули. Татарские кони поднимались на дыбы и поворачивали назад. К гортанным крикам примкнули вопли о помощи и протяжный жалобный визг невидимо чем раненных татар. Татарская орда повернула назад.

Шагах в пятистах от реки царевичу и мирзам удалось успокоить татар и остановить их. Они устроились и понеслись полным скоком к реке. Точно хотели они атаковать с обрыва в реку и захватить казачьи лодки, затоптать конскими копытами русских. Но оправившись от лёгкой паники казаки ночью, отчаянно атаковали татар, а огонь пищалей и пушек свёл на нет всё их преимущество. Ермак с казакми в ожесточенном бою одержал победу, заставив татар бежать, бросив укрепления.

Одержав очередную победу над погаными отряд Ермака продвигаясь на стругах вошёл в полноводный и широкий Иртыш и с налёта захватил татарский городок Карачин, принадлежащий мурзе Аттику. Здесь они захватили множество овса, мёда и других съестных припасов. А в это время хан Кучум собрав многочисленную орду расположился на берегу Иртыша, у Чувашского мыса, вблизи города Искер, столицы Сибирского ханства, где татары решил дать русским гяурам решительный бой. Они укрепилисьу селения Чувашева, построив земляные валы и дубовые засеки, что бы решительно противопоставить силе казачьего огня.

Татары в восемь раз превосходили численно казаков. Но между ними не было единства. Остяцкие князья не хотели воевать. Киргизы не пришли. Маметкул с вогулами жаждал сразиться с казаками в чистом поле.

В свою очередь непрерывные кровопролитные и ожесточённые бои сильно измотали казаков. Вспоминая былые сражения и догадываясь, сколько их еще будет вереди, они впали в уныние. Кое-кто всерьез стал подумывать: не лучше ли спастись бегством, пока не поздно. Число желающих воевать таяло, да и храбрость их заметно поубавилась. Сделав привал в устье Тавды, казаки стали совещаться, решая, как быть дальше: идти вперед или повернуть вспять. Но основную массу казаков это нисколько не смущало. Они не для того проливая свою кровь и теряя своих товарищей преодолели все преграды, чтобы отступить, будучи у самой цели. Было принято на кругу решение, что впредь о возвращении больше не думать, а сплотить свои ряды еще больше и бесстрашно идти в наступление, как и раньше, поклялись даже отдать друг за друга жизнь, если потребуется. идти вперёд до конца. К тому времени казаков в отряде Ермака оставалось всего 545 человек.

Решив укрепить город Искер, Кучум сам наблюдал за работами. Его особенно беспокоило то, что чужаки выходили победителями во всех сражениях, а это сильно влияло на дух его воинов. Окрестным мурзам было предложено сделать то же самое. На реке Тоболе, в двух километрах выше места, где она впадает в Иртыш, в местечке, называемом Чувашский Мыс, приказано было соорудить преграды, а в устье Тобола выставить мощную охрану. Все это надлежало сделать в кратчайший срок. Татары наскоро устроили укрепления на Иртыше у Чувашева мыса и расставили множество пеших и конных воинов вдоль всего берега. Поджидая казаков, хан собрал большие силы почти 15 тысяч человек. Маметкул получил приказ ни под каким видом не пускать казаков в Сибирь.

В решающей битве были с Кучумом наёмники, остяцкие и вогульские князьки с личными дружинами. Силы собранные ханом отовсюду были не лучшие, так как самые боеспособные силы Кучума ушли в набег на Пермь под командованием сына Али.. Местное население не оказало особенной поддержки Кучуму, зачастую тайно игнорируя его приказы.

Приблизившись к берегу, они стали обстреливать татар и одновременно высаживать своих воинов на берег. Татарва в свою очередь стали стрелять в тех из луков и старались заставить казаков отойти к стругам. Пушки казаков вели непрерывный огонь, но особого вреда засевшим за бревнами татарам не смогли причинить. Мурза Маметкул, главнокомандующий татарской армией, посчитав, что русские уже в панике, проделал в засеке три прохода и отдал приказ, выйдя из-за неё, атаковать казаков. Как только воины Сибирского ханства стали приближаться к ним, казаки построились в каре и оставили посередине стрелков с пищалями. Наступавшие впереди сибирского войска остяки и вогулы, которые после первых же выстрелов растерялись и стали панически уходить из поля битвы. С хрипом падали сабли на татарские шеи. Казаки рубили головы до плеча и наводили ужас на татар.

Татары, несмотря на панику в передних рядах, продолжали наступать и смогли добежать до рядов казаков. Пытаясь опрокинуть каре, они смешались с казаками. Они дрались врукопашную, побеждая противников своих. Кучум же со своими татарами беспрерывно стрелял из луков с горы. Казаки же из огнестрельного оружия множество воинов постреляли, убивая их насмерть. Схватившись руками, тесной стеною вскоре пошли казаки, осыпаемые стрелами. Остяки с вогулами же, понуждаемые Кучумом, в ходе боя с казаками сильно пострадали, понеся огромные потери, сражаясь не по своей воле, плакали, умирая.

Были мгновенья, когда казалась победа невозможной и напрасной борьба. Тогда оглядывались и видели: над горами трупов, по скользкой от крови земле медленно движется тяжелая икона св. Георгия. Рядом в сыром воздухе повисла зеленая хоругвь, и мягко светится в золотых нитях светлый Спасов Лик. И там увидят громадную широкую фигуру Ермака. В мокром стальном колонтаре, в высоком шишаке он тяжело шагает, и каждый взмах его сабли, как коса траву, кладет татар. Там увидят прекрасного юношу с румяным лицом и сияющими глазами и черного пса, бросающегося на татар со злобным ворчанием.

Тут уже сказалось превосходство казаков и немецких наемников в тактике и в вооружении. Казачьи пищали оставались защищёнными внутри каре и продолжали вести огонь по татарам, причиняя тем большой урон, сея панику. Сам Маметкул стал собирать вокруг себя остатки конницы, чтобы ударить ей по казакам в лоб и тем самым разбить последних. Однако внезапно он был свален шальной пулей и упал из седла. В тот же момент один из казаков чуть не захватил его в плен. Татарские уланы проявив героизм и в ходе ожесточённого боя всё-таки смогли отбить Маметкула, и на лодке вывезли его из места сражения.

Ранение Маметкула вызвало настоящий хаос в сибирском войске. Началась паника, и татарское войско стало повально разбегаться, бросая раненных на произвол победителей. Степные всадники с криками рассеялись по полю и уносились прочь. За ними, волоча нарты, спасая своих хозяев, мчались легконогие олени. Бежали татары, сургутские остяки, бежали все, кто мог. Клубами стлалась вздыбленная пыль, вопили люди, с треском опрокидывались арбы, и самое страшное, что потрясало и леденило душу, над полем стоял сплошной крик.

Татаpские скопища pассеялись, как поpоховой дым в поле. После беспpестанного шума битвы, кpиков исступленных в злобе людей, стонов pаненых, лязга мечей и гpохота каленых ядеp, на Чувашском мысу вдpуг наступило глубокое безмовие. На высоком холме не pазвивался больше на длинном шесте белый хвост , Кучумово знамя. Опустел ханский шатеp, подле него остались лишь многочисленные пеpепутанные следы конских копыт да под осенним ветpом сиpотливо покачивалась помятая гоpькая полынь. Наpушая гpустное безмолвие, зловеще каpкали воpоны, стаями налетевшие на место отгpемевшего побоища. Они остеpвенело теpзали меpтвые тела, pаздувшиеся туши погибших коней и дpались из-за добычи, хотя ее было вдоволь. Холмы, яp и pавнина пестpели телами татаp и казаков. Они pаскиданы были и на беpеговых обpывах, и на валах, и во pвах, и на засеках.

Сам хан Кучум, наблюдавший за сражением с горы, бежал, бросив столицу Искер. Отряд Ермака не преследовал татар, возможно потому, что был малочисленным или казаки опасались какой-нибудь засады. На ночь они отошли в Атик-город. Через несколько дней сибирское войско полностью разложилось и перестало существовать. В бою при Чувашском мысе казаки потеряли 107 человек убитыми, потери же татарской стороны составили от 1500 до 2000 тысяч человек.

Очередное поражение сильно опечалило Кучума. Результаты сказались на другой же день. 24 октября 1582 года остяки, составлявшие часть войск хана, сели в лодки и уплыли вниз по Иртышу к себе, в родные края. В тот же день вогулы, следуя примеру остяков, покинули хана, отправившись через заболоченную Исвалгу вверх по Кунде на свою землю. Он не смог воспрепятствовать этому побегу, боясь внести кровавую смуту в своё царство.

Видя, что войско разбегается, хан Кучум решил, не теряя времени, уйти из своей столицы Искер. Если он не смог одолеть казаков в дни, когда имел силы и волю к победе, когда войска были полны решимости, то теперь было ясно, что о победе нечего и мечтать. Поэтому не оставалось ничего иного, как спасать свою жизнь. Хан Кучум, на которого со всех сторон обрушилось вдруг столько несчастий, 25 октября ночью покинул вместе с семьей Искер. Вместе с ним ушли жители татарских городов Бичек-Тура, Сусган, Ябалак, Чуаш.

Потерпев поражение, хан Кучум ушёл с верными ему слугами в Барабинскую степь. Союзники Кучума, включая и остяцких князей, покинули его. 26 октября 1582 года победоносные отряды Ермака вошли в опустевшую столицу ханства, где и зазимовали. Казаки одержали легкую победу над многочисленным неприятелем потому, что лучшие и наиболее боеспособные силы Сибирского ханства и входившего в его состав Пелымского княжества участвовали во вторжении на Русь и еще не вернулись в Искер из похода.

После того как отряд Ермака беспрепятственно вступил в ханскую столицу, их ждала богатая добыча. Захваченную соболью казну и прочие пожитки Ермак, по обычаю вольных казаков, велел разделить поровну между всеми. Одновременно татарские семьи стали возвращаться в свои покинутые жилища в окрестностях Кашлыка. Обосновавшийся в Искере, Ермак стал требовать, чтобы окружающие народы платили ему ясак. Напуганные до смерти остяки, бежавшие домой, представили казаков в своих рассказах очень страшными, а потому соплеменники не стали дожидаться, пока те явятся в их земли.

Местные сибирские племена, когда то покоренные ордынцами и платившие им дань, отнеслись к казакам весьма миролюбиво. Уже на четвертый день после вторжения в Искер, 30 октября, к Ермаку явился остяцкий князёк по имени Бояр. Его сопровождали множество людей. Остяки привезли с собой много еды, рыбу, шкурки пушных зверьков. Он предложил дружбу Ермаку. Ермак вел себя как царь, он принял посланцев милостиво.

Пугающие рассказы о казаках разнеслись далеко. Народы, населявшие Сибирь, в том числе и татары, лишились покоя. Прошло немного времени, и с берегов Иртыша, Тобола, впадающих в них мелких рек с подарками для Ермака стали прибывать татары - те самые, что, побросав дома, бежали вслед за ханом далеко от родных мест. Атаман встретил их приветливо и позволил вернуться к родным очагам. Он заявил, если они будут послушны его воле, он не причинит им зла. Так, стараясь расположить к себе народы, он намерен был прибрать к рукам всю Сибирь.

Татарские улусы окружали Кашлык со всех сторон. Татары служили главной опорой ханской власти. Они оказали упорное сопротивление казакам, и те обрушили на их головы грозу. Взяв с бою «крепкий татарский городок» на реке Аремзянке в 45 верстах от Кашлыка, казачий есаул учинил расправу с «лучшими» «мергенями», чтобы навести страх на прочие татарские улусы.

Победа горстки казаков над военными силами обширного Сибирского ханства труднообъяснима. Однако надо иметь в виду, что в первых столкновениях с войсками Кучума на Чусовой и под Кашлыком Ермак нанес противнику столь мощный удар, что психологически тот долго не мог от него оправиться. Моральный фактор имел исключительное значение в войнах того времени.

Однако осень была на исходе, и казачья флотилия не могла пуститься в обратный путь. В ноябре грянули морозы. Сибирские реки, служившие единственными путями сообщения, покрылись ледяным панцирем. Казакам пришлось вытащить струги на берег. Началось их первое трудное зимовье.

Около месяца жизнь казаков в бывшей ханской столице была относительно спокойной. Казаки запасались на зиму продовольствием. В начале декабря на Абалакское озеро для рыбной ловли отправилась артель во главе с есаулом Богданом Брязгой. Однако ночью на его стан напал татарский отряд Маметкула. Почти все казаки были перебиты. Узнав обо всем, Ермак пришел в ярость и решил проучить татар. Взяв с собой довольно большой отряд, он бросился преследовать Маметкула и вскоре настиг его у деревни Шамси-Йортлары. Татары не был готов к такому повороту событий. Казаки перестреляли многих татар, лишь немногим удалось спастись вместе с Маметкулом бегством.

Новое поражение Маметкула произвело на людей ужасающее впечатление, усилив страх перед казаками. 6 декабря к Ермаку с подарками явились сразу два князька и заявили о своей покорности. Одного звали Шибирде, он прибыл из-за топий Исвалги, другого - Соклем, этот был посланцем людей, живших по берегам реки Соклем. Это были остяки и вогулы. Вполне возможно, что эти народы, издавна бок о бок жившие с татарами, носили татарские имена.

Отряд Ермака в ходе летних боёв понёс большие потери и его численность сократилась катастрофически, подходили к концу и боеприпасы. Ермак принял решение сообщить царю о своих завоеваниях, передать захваченные земли России и просить о высочайшем помиловании за прежние разбойничьи дела. Казаки сами выбрали своих послов во главе со всеми уважаемым Иваном Кольцовым и отправили в Москву с великой вестью о завоевании Сибири.

Атаман Кольцов с товарищами вышел в путь 22 декабря 1582 года. Многие месяцы добирались они до Москвы, где на узких санях, где на лыжах, где на оленях. Князь Шибирде очень помог казакам, велев своим людям проводить их до самой Перми по так называемому "волчьему пути".

Едва казаки появились в Москве и рассказали, с чем прибыли, как перед ними распахнулись двери царских палат. Письмо Ермака царь принял с радостью и велел громко прочитать, чтобы слышали все. Иван был очень милостив к казакам за то, что принесли России большую пользу, окружил вниманием и тут же простил все их прегрешения. Царь распорядился по такому поводу провести торжественный молебен в соборном храме и раздать нищим милостыню. Представлялось полезным возвеличить победы на востоке, на фоне крупных военных неудач на западных границах. Улицы столицы наполнились трезвоном колоколов, в церквах стоял гул, молящиеся громко возносили богу слова великой благодарности, радостно вспоминали молодые годы Ивана IV, когда он покорил Казанское и Астраханское ханства.

Когда Ивану IV доложили о прибытии гонцов Ермака из Сибири, он оценил важность привезенных известий и отдал приказ о подготовке «зимнего похода» в Сибирь. После беседы с казаками царь убедился в том, что уральские перевалы непроходимы в зимнее время. Тогда он известил Строгановых об отмене зимнего похода. Экспедиция была отложена на весну.

Заняв столицу Сибири, казаки рассчитывали получить немедленную помощь из Москвы. Но шли долгие месяцы, а подкреплений все не было. Приходилось рассчитывать лишь на свои силы. Сам Ермак не сидел сложа руки. Он все время предпринимал какие-то действия, целью которых было расширить владения. В декабре 1582 года казаки подверглись неожиданному нападению татар, однако, понеся потери в людях, сумели удержать свои позиции и отогнать степняков.

К концу зимы царь сильно занемог и вскоре отстранился от дел. Ему докладывали лишь самые важные и неотложные государственные вопросы. После прекращения войны со Швецией в 1583 году русское командование высвободило значительные военные силы. Но использовать их пришлось для обороны южных границ от Крыма и для подавления восстания в Поволжье. Поглощенные своими распрями, советники царя не потрудились составить точное представление о положении дел в Сибири. После недолгого совета боярин и дьяки, сидевшие в Разрядном приказе, решили отправить в Сибирь князя Семена Болховского.

20 февраля 1583 года к Ермаку пришел татарин по имени Синбахты и сообщил, что Мухаммедкул кочует со своими людьми в долине реки Вагай, впадающей в Иртыш. Это в сотне километров от Искера, не дальше. рмак не мог упустить такой случай. Он тотчас отобрал 60 самых сильных и ловких казаков и послал убить Маметкула. Отряд нашел татарского военачальника на берегу озера Коллар, возле Иртыша, недалеко от того места, которое указал Синбахты. Ночью, дождавшись, когда татары уснут, казаки перерезали несколько сотен человек. Самого Маметкула взяли в плен, прихватив с собой богатую добычу.

В начале весны 1583 года атаман отправил вниз по Иртышу 50 казаков во главе с Богданом Бзягой, приказав подчинить живших там татар с остяками и назначить им ясак. 5 марта казаки выступили в поход. Татары, селившиеся в долине Аримзянки, были подчинены казакам, однако в устье реки, засев в небольшом городке, они оказали отчаянное сопротивление. Но скоро низкие избенки запылали, и по ветру потянулись клубы черного дыма. Татары побросали саадаки, сабли, копья и униженно просили о пощаде.

Разгромив городок на Арямзянке, Брязга пошел в низовье, где кочевали вогулы и остяки. О походе казаков проведал князец Нимнян. Он не терял времени и разослал в паули гонцов, призывая воинов. Слово князьца разожгло кочевников. Две тысячи остяков и вогулов, вооруженных мечами, копьями и луками, явились на высокую гору к князьцу Нимняну, который умело укрепил городище валами и заплотами. Остяки и вогулы держались храбро и не раз выходили из крепости на рукопашную. Трижды ходил Брязга с казаками «на слом», но не смог преодолеть крутого яра и повалить частокол. На утро повел Брязга казаков на четвёртый приступ и взял городок. Взяв городок, русские жестоко расправились с жителями, чтобы другим неповадно было. Зачинщиков повесили за ноги. Всех прочих заставили поклясться в верности, целовать окровавленный меч. На этом примере видно, как еще сильны были среди обращенных в ислам татар языческие обычаи.

Отправив собранный ясак Ермаку в Искер, казаки двинулись дальше, в волости Натсин и Харбин. Люди, наслышанные о недавних зверствах казаков, сдавались без сопротивления. Дальше путь Богдана лежал в волость Туртас, занимавшую долину реки того же названия. Был здесь также городок Туртас. Жившие чуть ниже уватские татары, объединившись с туртасскими, все они входили в одну волость, встретили казаков стрелами. Однако как бы они ни сопротивлялись, в конце концов вынуждены были покориться.

Поход продолжился, и в начале мая казаки прибыли в Тарханскую волость. Там жил князь Калпухов, чьим именем была названа волость. Здесь казаки снова встретили отпор. Бой продолжался 2 - 3 часа, много остяков полегло. Оставшиеся в живых вынуждены были покориться и обязались платить ясак. Остяки, жившие в низовьях, тоже подчинились казакам - кто добровольно, а кого заставили силой. В долине Иртыша оставалось лишь одно место, неподвластное казакам. Там жил известный князь, которому послушны были все остяки Иртыша и Оби. Звали его Самар. 20 мая рано утром казаки были возле города. Они перерезали спящих караульных, выставленных Сама-ром на берегу. Проснувшись от криков, Самар туре попытался было защитить себя, но был сражен выстрелом. Остальные остяки, перепугавшись, разбежались кто куда. Людей в городе оставалось мало, все они покорились, не посмев отказаться от ясака.

Казаки жили в том городе неделю, однажды к нему явился остяцкий ткнязь по имени Алыч. Богдан назначил его правителем вместо убитого Самара. Сам Алыч и его племя были очень известны среди остяков. Городки по берегам озера Кунда и обширные земли по Оби были в их подчинении. Устье Иртыша, где он впадает в Обь, было недалеко от городка Самара, а потому Богдан решил пройти туда берегом Оби. Он не стал слишком углубляться, дошел лишь до местечка Ак-Тау. Казаки не встретили здесь никого. Прождав три дня, 29 мая поплыли вверх по реке. На Иртыше уже не оставалось людей, способных оказать сопротивление. Где бы отряд казаков ни появлялся, всюду встречал людей покорных, согласных на любое требование. Казаки Богдана не раз нарывались на сопротивление, однако никто из них не пострадал, стрелы были не страшны.

Лето 1583 года употребил Ермак на покорение городов и улусов, расположенных по рекам: Обь, Иртыш, Тавда. Разгром Пелымского княжества позволил бы казакам привести к шерти население восточной части Сибирского ханства, а главное, овладеть самым удобным путем из Сибири на Русь. Но война с Пелымским княжеством оказалась трудной и кровопролитной. Пройдя по полноводному Тоболу около сотни верст, казацкая флотилия вошла в устье Тавды. Река эта имела в ширину до 120 метров. Берега ее были довольно высокими.

На Тавде казаки могли получить немного хлеба, отсутствие которого им ничто не могло возместить. Этот поход начался 1 июля 1583 года Кроме сподвижников Ермака в отряд входили, также, татары и остяки. Целью похода было покорение народов остяков и манси, живших в бассейне реки Тавды. Но штурмовать его укрепленное городище Ермак не стал, решив уберечь от новых потерь свой малочисленный отряд. Тогда вогульский князь Аблыгерим живший недалеко от устья Тавды, собрал большое войско и вышел навстречу объединенного многочисленного отряда Ермака. Сражение произошло на берегу Поганого озера.

Наиболее опытные вогульские воины шли в первых рядах вогульского войска. Они были одеты в доспехи. Вооружение их составляли сабли и копья. За ними следовали легковооружённые воины без доспехов. Они были вооружены копьями и луками. Вторые стреляли из-за спин первых. Казаки использовали это обстоятельство. Выстрелами из пищалей они уничтожали первые ряды наиболее опытных воинов вогульского войска. Затем, копьями и бердышами казаки добили раненых. Перебив лучших воинов противника, казаки окружили и прижали к озеру остальное вогульское войско. Вскоре битва превратилась в побоище. Вогулы были полностью перебиты. Пленных не брали. Их добивали уже в воде. После этого боя Ермак со своим войском прошёл всю Тавду до верховий. По пути штурмом взял и уничтожил Лабутинский городок, при этом был захвачен в плен князь Лабута.

В верховьях Тавды объединенная дружина Ермака столкнулась с войском пелымского князя Патлика. В жестоком бою вогулы были разбиты. Погибли все вогульские воины во главе с князем. Таким образом, благодаря двум победам, одержанным объединенным войском Ермака на реке Тавде, в состав Российского государства вновь вернулось великое княжество Пелымское, отторгнутое от Московии незадолго до этого в результате местного Кучумского дворцового переворота. В октябре 1583 года Ермаково войско не вернулось в Кашлык, а остались зимовать на Карачине острове. Туда они «провадше в зимовье» свои струги с хлебом и прочими «припасами». Вогуличи, сопровождавшие обоз, были отпущены из Карачина восвояси.

20 мая 1583 года князь Семён Болоховский получил указ царя проследовать в Сибирь с дружиной в 500 стрельцов. Прощаясь с семьей, князь Семён не знал, ему никогда больше не придется увидеть нигодовалого сына Василия, ни только что родившегося сына Михаила. Кроме этого, Строгановым предписывалось предоставить Болховскому 40 добровольцев из числа своих людей.

Из Свияжска Болховский прибыл в Казань. Пополнив здесь свой отряд еще полусотней местных стрельцов, воевода двинулся на судах сначала вниз по Волге, а потом вверх по Каме к Чердыни, где уже сначала зимы 1582 года находился в ожидании похода на Пелым голова И. В. Глухов с полусотней вятских стрельцов.

Согласно замыслу московских стратегов, изложенному в наказе Болховскому, предполагалось,что его отряд, усиленный вятчанами и полусотней пермских стрельцов, которых должен был выделить чердынский наместник В. Оничков, а также полусотней ратных людей, набранных в вотчинах Строгановых, выступит с началом зимы 1583 года на конях через горные перевалы на помощь Ермаку.

Отряд Болховского был очень плохо подготовлен к выполнению порученной ему миссии. Запасы провианта, выделенные ему, оказались недостаточными. Стрельцы потратили на преодоление Уральских гор гораздо больше времени, чем вольные казаки. Они выбились из сил, пока добрались до перевалов. Неизвестно, какие суда выстроили им Строгановы. Казаки не раз перетаскивали суда на Переволоке с Волги на Дон. Когда надо, они смогли перенести струги через горы. Стрельцам все это оказалось не по плечу. Обессилев, они бросали суда на склонах Уральского хребта вместе с припасами. Московский отряд прибыл в Кашлык только в ноябре 1584 года. Но радости от этого события в казачьем лагере не было, так как казаки не заготовили необходимого количества провианта.

На втором году пребывания в Сибири казаки столкнулись с реальной угрозой голода. Запасы зерна и круп, привезенные из России, были полностью израсходованы. Не большая запашка, которую держали татары под Искером и манси на Тавде, давала слишком мало зерна. Военные действия помешали населению вовремя посеять хлеб. Сибирское ханство получало многие необходимые продукты из Средней Азии. Отступив в верховья Иртыша, Кучум позаботился о том, чтобы затворить торговые пути из Бухары в Искер.

Однако в зиму 1584-1585 года температура в окрестностях Искера падала до −47°, начинали дуть ледяные северные ветры из Арктики. Глубокие снега и дикий холод делали невозможной охоту в таёжных лесах. В голодное зимнее время волки собирались большими стаями и появлялись возле человеческих жилищ. Прибывшие к Ермаку стрельцы к великому сожалению не пережили сибирскую зиму. Они погибли поголовно, так и не приняв участия в войне с Кучумом. Умер и сам Семён Болоховский, назначенный первым воеводой Сибири. В свою очередь, болезни и стычки с татарами приводили к невосполнимым потерям в казачьем войске. Казаки могли успешно сражаться с превосходящими силами, пока в изобилии имели порох и свинец. Но вскоре отряд израсходовал почти все боеприпасы и, таким образом, утратил свое главное преимущество перед врагами, не имевшими огнестрельного оружия. А численное превосходство татар было всегда подавляющим. После голодной зимы численность отряда Ермака катастрофически сократилась. Чтобы сберечь уцелевших людей, Ермак старался избегать столкновений с татарами, сидя за крепостными стенами.

Предчувствуя новые междоусобия, татарская знать стала спешно покидать ханский двор. От Кучума отвернулся даже его верный Карача. Он владел одним из лучших улусов Сибирского «царства». Его ставка располагалась в самом устье Тобола, в непосредственной близости от столицы. Казаки дознались, что Карача был любимым советником и что в его ведении находились ханские мастерские, изготовлявшие «царю пансыри и кольчуги и всякую ратную збрую». Когда Карача узнал о том, что Сеид-хан объявил войну Кучуму, он решил покинуть неудачливого хана. Отказавшись повиноваться приказам Кучума, он со всем своим родом, воинами, кибитками и рабами ушел на юг к Чулымскому озеру и стал кочевать между Тарой и Обью. Вскоре Караче удалось привлечь на свою сторону многих мурз и он повел свою особую войну с Ермаком.

В марте 1584 года, к Ермаку пришел человек от того самого мурзы Карачи, который ушел от Кучума на реку Тара, где кочевал со своим племенем. Человек просил дать людей для войны с Казахской ордой. Недолго думая, Ермак отправил с ним атамана Кольцова с 40 казаками. На самом деле никакой войны не было. Мурза Карачи решил хитростью раздробить силы казаков, чтобы расправиться с ними. Он напал на отряд Кольцова и перебил всех. Разослав своих людей во все концы, мурза поднял народы против русских. Убийство собиравших дань казаков также было делом его рук. Были у мурзы и другие стычки с русскими.

Собрав войско, Карача подступил с ним к стенам Искера, чтобы после длительной осады принудить русских сдаться. 12 марта он окружил город плотным кольцом и начал осаду. У оставшихся в городе надежды на спасение было очень мало, их ждала голодная смерть. Майской ночью казаки отыскав лазейку, незаметно проползли мимо стражи и неожиданно обрушились на татар. Карачи был спокоен, ибо верил в своих людей. Осаждавшие город поспешили на шум, завязалась кровавая битва, окончившаяся победой русских. Большинство татар были перебиты, спаслись лишь немногие. Среди погибших были оба сына мурзы. Сам он бежал в сопровождении трех человек.

В войске Ермака оставалось меньше половины от числа тех, кто покинул под его знамёнами Пермский край в 1581 году. Три из пяти казачьих сотников были мертвы.

Хан Кучум поднявшись вверх по Иртышу, стал кочевать в долине реки Ишим. Хан не намеревался оставаться там навсегда, а потому и не пытался построить город. Он, как все кочевники, жил в войлочных юртах. Пока хан кочевал, русские успели покорить почти весь его народ, проникая в доступные для себя области, не обращая на хана внимание. У хана не было войска, поэтому он пребывал в бездействии. С того дня, как он покинул свой город и до прибытия в него воеводы из Москвы, прошло более двух лет. Казаки ни разу не пытались напасть на Кучума, так же, как и хан ни разу не предпринял против казаков какого-либо действия. С прибытием Балховского с 500 воинов силы казаков значительно окрепли. До сих пор им сопутствовала неизменная удача, а потому казалось, что со свежими силами можно будет добиться всего. Однако вышло иначе.

Казаки обычно кормились за счет татар или остяков, только теперь многое изменилось, запуталось: дороги стали опасны, русские уже не чувствовали себя хозяевами на них, брать еду было негде. Если в низовьях Иртыша татары были приведены в повиновение, то жившие в верховьях реки казакам не подчинялись. Взяв с собой 500 человек, Ермак отправился в те края берегом Иртыша. Кроме товарищей атамана, в отряде было немало прибывших вновь. В низовьях Вагая, впадающего в Иртыш слева, народы были послушны казакам, а дальше сохраняли независимость.

Едва узнав о приближении казаков, мурза стал готовить им достойную встречу. В его распоряжении, кроме собственных людей и ополченцев из окрестных деревень, было войско Карачи, о котором уже шла речь, вернее, то, что от этого войска осталось. Ермак, рассчитывавший очень быстро овладеть городком, неожиданно нарвался на мужественный отпор. Завязался нелегкий бой. Городок стоял на высоком мысу, а потому враг был не опасен для его защитников. Ермак понимал, что не добьется ничего, пока не сломит сопротивление городка. Разъяренные упорством татар, казаки не щадили никого. Немногие оставшиеся в живых татары были вынуждены бежать. Казаки захватили богатый трофей, унести все на себе не было никакой возможности.

В других местах татары не оказывали сколь-нибудь серьезного сопротивления, зато в устье Ишима русских ждал настоящий бой. На этот раз, в отличие от прежних стычек, дрались врукопашную. Внезапный налет татар застал русских врасплох. Не успев достать ружья, они вынуждены были действовать кулаками. В результате пять казаков было убито. В конце концов казаки одержали верх. Предав убитых товарищей земле, Ермак продолжал свой путь к верховьям Иртыша.

Ермак вышел к татарскому селению Шеш-Тамак в устье реки Шеш, впадающей в Иртыш справа. Люди из этих мест были бедны, а потому Ермак не стал грабить их, не принял даже подарки. Решив, что дальше, на севере, поживиться будет нечем, атаман повернул назад. В городке Таш-Аткан он узнал, что вдоль Вагая пробирается караван из Бухары. Поскольку Вагай впадает в Иртыш слева, Ермаку было нетрудно пробраться туда. Он узнал, что караван идет в Искер, а хан Кучум не пускает его к русским. Атаман спешил, желая не упустить добычу, а заодно проучить хана. Однако никакого каравана он не нашел. В местечке Атбаш, куда он забрел, о караване никто не слышал.

Близилась ночь. Ермак устал и хотел спать. Не думая о том, что поблизости могут быть татары, он вместе с товарищами устроился на ночлег на островке, отделенном от берега небольшим рвом, размытым течением Иртыша. Хан Кучум, шедший по следу атамана, приказал своим людям дождаться, когда казаки уснут, и убить их. Он заранее определил брод, где удобней перейти реку верхом. Во второй половине ночи Кучум со своим войском подобрался к казакам и напал на них. Перебиты были все, кроме одного. Ермак, вне всякого сомнения, был среди погибших.

 Заняв столицу Кучума, вольные казаки могли вернуться на Русь, обремененные богатой добычей. Но не такими были Ермак и его товарищи. Казачий круг постановил присоединить разгромленную Кучумову орду к России. Решение круга казаки осуществили ценой своей жизни. Три года малочисленная дружина не знала поражений перед лицом многочисленных не приятелей. Враги, наседавшие со всех сторон, суровые морозы, голод и невыносимые лишения, ничто не могло сломить волю казаков к победе. Но смерть Ермака означала конец экспедиции. Но это не являлось приостановкой и тем более отказом от завоевание Сибири.

Тысячелетняя война. Русь и Великая Степь.
Битва за Сибирь. Завоевание русскими Сибирского ханства.

Тысячелетняя война. Русь и Великая Степь.
Битва за Сибирь. Завоевание русскими Сибирского ханства.

В конце 1584 года, когда погиб атаман Ермак, его обескровленный боевой отряд вынужден был покинуть территорию Сибирского ханства и вернутся назад в Приуралье. Теперь ничего не говорило о перспективах освоения русскими этого края. За Уралом наших соотечественников просто не было, а остались только могилы где были захоронены славные сыны русской земли. Героическим походом Ермака дело покорения Сибири не было решено. Царь Иван Грозный в оценке сил Кучума и в своих стратегических и военно-тактических замыслах был прав. Слишком рано было начато завоевание новых земель, и слишком мало было выделено для этого сил.

Хотя своими героическими действиями против в десятеро больше врагов, Ермак смог не только фактически развалить рыхлую империю Кучума, но и внёс хаос междоусобицы на её территорию. Между тем заслуга Ермака в первую очередь состояла в том, что он сумел чётко показать московским правителям, что за Уралом лежит сказочно богатая земля, стоящая своего завоевания. Тем более, что в Западной Европе появились определённые планы по захвату Сибирской земли и её освоение. Английские и голландские купцы с нескрываемой алчностью смотрели на необъятные сибирские земли таящие в себе сказочные богатства.

Этому способствовало и то, что в этот период в стране происходила смена власти, вызванная смертью русского царя Ивана Грозного. Московским правителям стало не до Сибирских дел, так как в это время своих забот хватало. В 1584 году московским Земским собором Федор Иванович избирается царем и великим князем всея Руси. Однако многие, в том числе Иван Грозный, считали, что он был совсем непригоден для правления по состоянию здоровья.

За время своего правления Федор Иванович практически не участвовал в управлении государством, полностью полагаясь на мнение вельмож и Бориса Годунова. Политическая роль Бориса была очень трудна, но и почетна. Судьбы страны достались в его руки в тяжелые дни рокового кризиса. Около двенадцати лет правил Борис государством при царе Федоре и достиг больших успехов.

Необходимость поисков средств пропитания, рыбных промыслов, руды и, особенно, меха и моржовой кости толкало русских первопроходцев все дальше на восток. Несмотря на катастрофическую военно-политическую обстановку на территории Сибирского ханства, московское правительство благодаря усилиям Бориса Годунова решило не выпускать из своих рук сибирской земли. Поэтому в отношении народов Сибири и татар оказывавших яростное сопротивление русским, правительству Бориса Годунова пришлось заново начинать дело покорения Сибирского ханства, заглохшее после смерти великого Ермака.

Так как хан Кучум при поддержке местного населения, после ухода казаков из Исера, восстановил свою власть и независимость. Но ни в Москве, ни чердынский воевода Перепелицын, ни Строгановы не знали, что казаки покинули Сибирь. Но дело Ермака не пропало даром, так как слухи о сказочной стране, где вдоволь мягкого золота, пушнины, разошлись по всей русской земле, будоража сознание всех слоёв населения.

К тому времени когда умер Иван Грозный, новый царь Фёдор Иванович ещё не знал о гибели Ермака и уходе казаков из Сибири. Не получая никаких известий из Сибири, Борис Годунов, обеспокоенный сложившимися обстоятельствами, принимает решение послать в ханство Кучума нового воеводу с военным отрядом. По предположению Бориса Годунова, у Ермака должно было остаться около четырехсот казаков, да с воеводой Болховским пришло в Сибирь ещё триста служивых людей. Поэтому и послали в подкрепление всего то сто стрельцов, а при них ещё и пушку. Но в отличие от большинства в боярской думе, больше озабоченных борьбой за власть в стране, он прекрасно понимал роль Сибири в будущем Русского государства.

Ему очень не хотелось терять это сказочное богатство падающие в его руки, так как хан Кучум продолжал оставаться серьезным противником России в крае. И пока он был жив и находился на свободе, Москва не могла оставаться спокойной за своё будущие в сибирском крае. Поэтому, было принято решено попытаться привлечь его на царскую службу, а если не получится, то уничтожить его, и таким образом закончить войну. Ну а после чего приступить к мирному хозяйственное освоение нового, необъятного по своим масштабам края.

 

Но к большому сожалению все завоевания Ермака сразу же после его смерти пошли прахом. После его гибели казаки смогли продержаться здесь всего только десять дней. Уставшие, израненные и вымотанные, они покидая Сибирь не зная, что посланный им на выручку отряд из 100 русских воинов с одной пушкой под командой воеводы Ивана Мансурова, уже прошёл уральские перевалы и не спеша продвигался к покинутому Искеру. Отряд был хорошо снабжен и имел при себе большие запасы продовольствия. Появление за Уралом такой силы по мнению московских правителей должно было кардинально переломить сложившуюся негативную военно-политическую ситуацию и принести русским столь важную победу. Но уже было поздно.

В свою очередь, весть о гибели Ермака и оставлении казаками Кучумовской столицы быстро облетела Сибирское ханство, вселяя в души татар надежду и радость. Наследник Кучума царевич Алей с воинами, загоняя лошадей, поспешили на север и заняли Искер. Одновременно в пределах ханства уже появился Сеид-Ахмат хан , племянник свергнутого и убитого ранее Кучумом хана Едигера, и силы его с каждым днём росли за счет перехода многих татар на его сторону. К нему присоединился и кучумовский карачи. Вскоре Сеид-Ахмату удалось изгнать Алея из Искера и овладеть центральной частью Сибирского ханства. Он снова воцарился в городе, некогда принадлежавшем его отцу.

Стрельцов повел в Сибирь воевода Иван Мансуров, быстрый и решительный воин средних лет и отменной отваги человек. Отправился он в поход зимой 1585 года и ранней весной уже прибыли в Чердынь. Пермские люди не знали о казачьей беде, поэтому, не задерживаясь в Прикамье, Мансуров со своим маленьким отрядом пустился на стругах в дальний путь. Воевода беспрепятственно дошел до самого Иртыша. Увидев плывущих на стругах стрельцов, вооруженных пищалями и поблескивающими бердышами, татары разбегались в ужасе по лесам.

На Иртыше стрельцы захватили конного татарина и привели в шатер Мансурова. Пленный рассказал обо всем. Молча, с замкнутым суровым лицом, воевода выслушал татарского языка. Ничем не выдал он ни своей тревоги, ни страха, вышел из шатра и долго ходил по берегу в глубоком раздумье. До Искера теперь оставалось каких то два десятка верст. Но в нём уже сидел Сеид-Ахмат хан со своими наездниками, ногаями, а кругом бурлило неспокойное татарское население. К тому же, во всем уже угадывалось приближение зимы. Темнели обнаженные леса, замерзшая земля гулко гремела под сапогами стрельцов. По темной иртышской воде плыло шуга, а это означало, что вот-вот станет река. Ни запасов зелья, ни войска большого, и всего одна только пушка.

 

Московский воевода решился на отчаянный и отважный шаг, он приказал направить струги мимо Искера к устью Иртыша. В темную глухую ночь, работая изо всех сил веслами, стрельцы неслышно проплыли мимо крутоярья, на котором еще не так давно красовался курень хана Кучума. К полудню струги достигли Оби. Здесь они высадились на берег с намерением построить свой городок.

Но вскоре наступили холод, а на реке вскоре встал лёд. На перевалах Уральского хребта выпал первый снег, сделав их до весны не проходимыми. В связи с этим, он принял решение зазимовать на Оби, построив здесь мощную крепость, как будущий плацдарм для завоевания Сибири. Его стрельцы были хорошо снабжены зимней одеждой и инструментами, а запасы продовольствия позволяли ему спокойно перезимовать здесь. Вскоре, близ устья Иртыша, на правом берегу Оби русскими был срублен Обский городок, первый русский острог в Зауралье.

Постоянная опасность крепко спаяла стрельцов и объединила их общей идеей. Выносливые кряжистые воины хорошо владели не только пищалью, но и топором и заступом. Прежде чем на земле пала зима, в рекордные сроки возник малый городок, хорошо окопанный высоким валом, защищенный крепким тыном. Пушку водрузили на рубленой башенке и отсюда сторожили нежданного врага. Началась долгая и холодная сибирская зима с её лютыми морозами и метелями.

Одним из самых могущественных племенных вождей на Нижней Оби был князёк Лугуй, под чьей властью находились городки Ляпин, Березов. Хотя князья Ляпина признавали власть русских ещё при Иване III, но уже много лет они не платили Москве дань. Так как здесь на протяжение длительного времени безраздельно господствовали сибирские татары во главе с Кучумом. Правда торговля между Русью и Нижней Обью всегда продолжалась и была взаимовыгодна.

Местные остяки под командованием князя попытались осадить русский острог и уничтожить его. За Лугуем толпами устремились его воины. Из туманной дали к ним подъезжали все новые и новые нарты. Остяки шли к крепости весело, приплясывая. Коренастые, некоторые в шлёмах, они торопились на зов князя поучаствовать в кровавой тризне. Тем более, что мог сделать малочисленный отряд русских против в десятеро большего войска остяков.

Вскоре первая волна их выскочила на высокий яр и бросилась на тын. Привычный к опасностям, казаки и стрельцы спокойно выжидали. Они видел белые острые зубы, смуглые разгоряченные раскосые лица, охваченные злостью глаза и примеривались. И когда первый, крепкогрудый, в короткой малице и в бухарском панцыре, остяк поднял над тыном голову в шлёме, он получил смертельный удар бердышем, и разом осев покатился вниз.

Войдя в ярость, казаки начали рубить всех, не щадя никого. Они били врага копьями, рубили их бердышами. Напрасно надрывался в истошном крике князец Лугуй, но остяки не могли осилить стрельцов. Целый день вокруг крепости раздавались их воинственные крики , стоял не заглушаемый звон стали и визжали тугие стрелы.

Но постепенно их толпы стали гуще и смелее. И когда они большой массой к вечеру подошли к крепости в стремление совершить решительный штурм, русские метким пушечным выстрелом разбили принесенный осаждавшими деревянный идол. И только после этого святотатства всё их войско в панике разбежалось по окрестностям. Главный шаман в разорванной парке и с разбитым бубном полз на карачках от страха. Сам князь Лугуй повернул свои нарты и устремился в снежную муть, за ним толпами потянулись и его воины.

Вскоре часть ханты-мансийских племен, понявших всю бесперспективность войны с русским, принесла Мансурову большой ясак и попросили его о принятие в подданство к русскому царю. Ну, а мудрый князёк Лугуй после поражение под стенами Обского городка, теперь прекрасно осознавал, что за первым русским острогом последует строительство других опорных пунктов, а через перевалы будут прибывать всё новые и новые русские отряды. Тем более, что героические действия отряда Ермака, показавшего высокую боевую выучку и чудеса храбрости в ходе Сибирского похода, произвели на местных аборигенов неизгладимое впечатление.

Вскоре он сам по зимнему пути, «Волчьей тропе», выехал с отрядом воинов на Русь, стремясь принять русское подданство. Через полгода он добрался до Москвы, где его приняли дьяки Посольского приказа, и в обмен на заверения в преданности Московскому царю вручили ему охранную грамоту для защиты от посягательств русских служилых людей. В августе 1586 года Лугуй с государевой охранной грамотой выехал домой.

Русский царь Федор Иоаннович сильно опечалился, когда узнал, что погиб атаман Ермак, а атаман Матвей Мещеряк с остатками казачьего отряда оставили Сибирь. Он повелел воротить беглецов назад. Добавив к ним триста ратников, царь приказал воеводам Василию Сукину и Мясину Ивану, да письменному голове Даниле Чулкову идти в помощь Мансурову и завершить начатое дело

Сукин и Мясной уже имели чёткое задание: создать форпост на Сибирской земле и закрепится там. Под команду этих воевод московские власти передали и Матвея Мещеряка с его сотней казаков, возвратившихся из похода под предводительством Ермака. Сукин был молодым и не имел большого боевого опыта, но а Мясной был известный стрелецкий командир, тем более, что он отличился в последних боях Ливонской войны.

Этот отряд хотя и не встретили активного сопротивления со стороны татар, не стали подходить к столице Кучума на Иртыше, а дошёл лишь вверх по Туре до бывшей татарской столицы Чимги-Тура, на месте которого сейчас стоит Тюмень. Подходы к нему были защищены обрывистыми берегами Туры и глубоким оврагом. Вдоль Туры жители встречали русских доброжелательно и покорно. Они по прежнему занимались ремеслами, промыслом, вели оседлую жизнь не проявляя агрессии. На этих людей можно было положиться, и воевода решил остановиться на Туре, заложив тут город-крепость. А местные татары покорились без сопротивления и стали платить русским ясак, добровольно признав власть русских.

Через год Москва отправила в Тюмень еще 500 служилых людей. Голова Данила Чулков со стрельцами поплыл на судах по Туре и Тоболу. Русские плыли на восток по пути, пройденному пять лет назад Ермаком. Они не задирали мирных татар, спокойно минуя их селения. Струги под завязку были нагружены хлебом, салом, крупой. Русские знали и то, что за ним зорко следят разведчики татар. Быстрые всадники давно опередили ладьи русского воеводы и донесли хану, что на этот раз ратью командует не казачий атаман, не просто воевода, а человек ученый и понимающий толк в писаниях.

В это время Сеид-Ахмет хан со своими воинами издали незаметно наблюдал приближение русских людей к тобольскому устью и очень боялся, что русские вновь захватят столицу Сибирского ханства. Однако этого не произошло. Чулкову в Москве не разрешили штурмовать Искер, поручив при этом построить поблизости его острог. Он и выполнил в последствие это задание успешно, поставив в устье Тобола примерно в 20–25 км от Искера, что ниже по Иртышу, Тобольский острог. Это было небольшое деревянное укрепление и несколько изб для служилых людей. Так Тобольский острог в последствие стал городом Тобольском, который позже, в XVII–XVIII веках, являлся уже столицей русской Сибири, символ её .

На север, восток и юг от него раскинулись бескрайние и неизвестные просторы, среди которых кочевало много племен и народов. Все они пребывали в непрестанном движении, угрожая смести небольшой русский отряд. Трудно было стать твердой ногой в этом умиротворённом краю. После тщательного ознакомления с сибирскими землями, русские ясно представляли себе, что власть Руси здесь до тех пор будет шатка и непрочна, пока они на важных путях и реках не возведут городки и не усилят их пушками, а главное, пока не заселят их людьми. Не оружие, а только соха могла окончательно завоевать этот край

Проложенная ермаковскими казаками дорога за «Камень» через Тагильский волок просуществовала до конца XVI столетия. По указу из Москвы по ней вскоре пошли в Сибирь отряды русских служилых людей, возводивших один за другим зауральские города и остроги на сибирской земле. Таким образом, казачья тактика скоропалительных военных походов была изменена на стратегию последовательного закрепления на реках путем строительства на них крепостей и оставления в этих крепостях постоянных гарнизонов. В первую очередь, по рекам Туре, Пышме, Тоболу, Тавде, а затем Лозьве, Пелыму, Сосьве, Таре, Кети и, конечно, Оби, основав здесь десятки новых городов и поселений.

Но в Искере по прежнему продолжал сидеть Сеид-Ахмат хан, его поддерживали карачи и хан Казахской орды. Кучум, в свою очередь, опирался на поддержку Бухарского хана и не собирался сдаваться без боя, накапливая свои силы для решающего удара. Ну, а война по прежнему полыхала на сибирской земле, неся с собой смерть и разрушения его народам. Так как с потерей Искера борьба за Сибирь не закончилась, наоборот, она только начиналась и длилась долгих 17 лет, вплоть до смерти хана.

Всё это время было заполнено непрерывными сражениями, взаимными нападениями, гибелью атаманов и казаков, покорением местных народов, строительством русских городов и крепостей. Этот период характерен двумя событиями, которые внесли перелом в ход борьбы и привели к началу широкого наступления царизма на Сибирь, и гибелью в 1598 году Кучума, после которой его потомки возглавили борьбу за возрождение Сибирского ханства.

Поглощенный борьбой с Кучумом, Сеид-Ахмат хан старался избегать столкновений с русскими. Но когда русские в 1587 году появились у самых стен ханской столицы, Сеид-Ахмат хан попытался завязать переговоры с ними, стремясь выторговать у них для себя приемлемые условия союза. Но хитрый Чулков воспользовался сложившееся ситуацией и пригласил хана и его приближенных в Тобольск на пир. Сеид Ахмат хан вместе с карачой и казахским султаном Ураз-Мухамедом на совете приняли решение принять приглашение русских. Хотя любопытство, страх и трусость разбирали их.

Однако татары не доверяя русским и приняли некоторые меры предосторожности. После споров они взяли в провожатые самых лучших наездников. На этом настоял казахский султан, весьма осторожный, но очень любопытный человек. Теперь Сеид-Ахмат хана сопровождали пятьсот отборных воинов казахов и татар. Сам Чулков располагал куда в это время куда более меньшими силами.

Но хитрый Чулков решил воспользоваться старым как мир приёмом, стремясь малыми силами ликвидировать власть нового из влиятельных татарских правителей из Искера. Тем более, что казаки-ермаковцы не простили прибывшего с ним караче вероломное убийство Ивана Кольцо и его казаков. В разгар пира казаки перебив ханскую охрану набросились на знатных гостей и связали их, а затем атаковали стоявшую у стен острога ханскую гвардию и полностью разгромили ее. Но к великому сожалению, в этом бою погиб атаман Матвей Мещеряк, который всё же сумел отомстить за гибель побратимов. Сеид-Ахмат хан и казахский султан были увезены в Москву. В дальнейшем Сеид-Ахмат благополучно перешёл на русскую службу и сделал карьеру уже в качестве служилого в Москве.

Не следует, однако, думать о каком-то выдающемся коварстве русских. Дело в том, что вместе с ханом Сеид-Ахматом был захвачен карача, ранее заманивший на пир и перерезавший русский отряд сподвижников Ермака. Око за око, кровь за кровь, так было и так будет пока стоит Русская земля. А она будет стоять вечно, как бы этого не желали наши заклятые и извечные враги.

Летом 1586 года Иван Мансуров покинул Обский городок и поплыл с отрядом по Оби, а затем в Югорской земле перешел через Уральские горы и возвратился в Москву. Поход Мансурова подтвердил, что Ермак и его казаки хорошо разведали речные пути Западной Сибири и приречные области, а также выработали тактику взаимоотношений с местными племенами и ведения боевых действий с их отрядами. Отправляясь со своим отрядом обратно на Русь, он оставил в Обском городке небольшой гарнизон, снабженный необходимым вооружением и продовольствием. Очевидно, именно активные действия этих людей по объясачиванию остяков Нижнего Приобья заставили казымского князя Цынгопа по примеру своего соседа Лугуя отправиться зимой 1586-1587 года в Москву и исхлопотать здесь себе аналогичную царскую грамоту. Лучше жить в мире с русскими, чем сгинуть со всем своим народом в бесконечных войнах, решили там старцы.

Почти сразу же после основания Тобольска деятельный Д. Чулков, имевший в своем распоряжении 500 стрельцов, заменил мансуровский гарнизон новыми служивыми людьми, который продолжил и объясачивание местных остяков. В этом им уже помогали и кодские князья, находившиеся в особых вассальных отношениях с российской короной.

С этого времени московские власти стали вести все сношения с правителями вновь присоединенных к России Сибирских областей только через тобольских воевод. А при царе Федоре Ивановиче воеводам всех сибирских городов предписывалось «обо всяких о тамошних делах обсылатися и писати в Тобольский город к воеводам, чтобы в сибирских городах меж воевод всякие дела были ведомы». Отсюда теперь рассылались продовольствие, оружие, подкрепления, там же разрешались текущие вопросы управления краем.

В связи с этим тагильскому воеводе Ивану Ордын-Нащокину  было приказано перебраться на другое место. За горным перевалом, начинавшимся с верховьев Вишеры, на мысу при впадении реки Ивдель в Лозьву, он приступил к строительству Лозьвинского городка, ставшего отныне не только центром нового обширного уезда, но и главной перевалочной базой на пути в Сибирь.

Сам Лозьвинский городок был обнесен двойными рублеными стенами с земляной засыпкой, имел шестигранные башни по углам, а также был укреплен острогом. В самом городе, помимо воеводского двора и других построек, имелась Троицкая церковь. Близ города была, кроме того, построена первая в Сибири судоверфь, заведена государева кузница, в казенных житницах и амбарах хранились хлеб, соль, боеприпасы и кладь проезжих торговцев. Сам же гарнизон городка состоял примерно из полусотни стрельцов и казаков при пушках.

Этот новый способ применённый русским при покорение Сибири практически исключал большие кровопролитные сражения и потери в людях, заставляя противника занимать пассивно-оборонительные позиции. Все это и вынудило Кучума откочевать на юг и сократить свои набеги на освоенные русскими земли. И уже в 1593 году, воспользовавшись относительным затишьем, служилым людям из Тобольска удалось привести к покорности Пелым и Большую Конду.

Специально сформированный в северорусских уездах и в Приуралье отряд воеводы Н. Траханиотова, был послан Москвой против сильного Пелымского княжества, во главе которого стоял князек Аблыгерым, активный союзник Кучума и противник русских. Русский отряд, выступивший из Чердыни во главе с воеводами Н. Траханиотовым и П. Горчаковым, получили царский указ, направиться в Сибирь на судах. Кроме того, Строгановых обязали выделить 50 человек «с пищалми конных» «в войну на Пелымского».

После ожесточённых боёв сопротивление Аблыгерыма было окончательно сломлено, а подвластная ему территория вошла в состав Московской Руси. Попали в плен и были отправлены в Москву младший сын князька Таутай и его внук Учет. А весной 1593 года отряд заложил близ устья Северной Сосьвы русский город Березов. Летом того же года воины русского отряда начали строительство на берегу реки Тавды около устья Пелыма укрепления, Пелымского городка, который должен был прикрывать путь между Лозьвинским городком и Тобольском. В итоге путь из Чердыни через Вишеру на Лозьву и Тавду стал теперь свободным для всех.

Зимой 1594 года из Березова отряд письменного головы Ивана Змеева выступил в поход против вогулов, живших южнее, на реке Конде. Дело в том, что кондинские вогулы воевали с кодскими остяками , во главе которых был князь Игичей Алачеев, сын Алачи, союзника русских со времен похода Ермака. В результате Кондинское княжество потеряло независимость и стало выплачивать ясак царю. В бассейне Нижней Оби жили вперемежку остяки и вогулы, а в устье Оби кочевали ненцы. Теперь здесь повсеместно на всегда была власть Русского царства.

В феврале 1594 году из Москвы в Обский городок отправился небольшой отряд служилых людей во главе с воеводамии Ф. Барятинским и В. Аничковым с целью закрепить за Московской Русью земли Приобья выше устья Иртыша. В Обский городок из Березова для усиления присланного московского отряда воевода Траханиотов послал отряд березовских служилых людей и кодских хантов. Соединенный отряд поплыл вверх по течению Оби во владения принявшего русское подданство остяцкого «князца» Бардака и поставил в центре «княжества» на правом берегу Оби при впадении в нее реке Сургутки новый город Сургут. Туда перевели служилых из ликвидированного по приказу Москвы Обского городка. В итоге огромная территория Западной Сибири, включавшая Обь-Иртышское междуречье и все Нижнее Приобье, вошла в состав Русского государства.

С помощью все тех же кодских князей, князь А. Елецкий со своим отрядом прибывшим с Руси старой Зырянской дорогой для подавления восстания коренных жителей Березовского уезда, присоединил обдорские земли в низовьях Оби, где в 1595 году у полярного круга был основан Обдорский острог, теперь город Салехард. Служилые люди теперь регулярно производили сбор ясака и с окрестных ненцев. Одновременно отрядом и письменных голов Бориса Доможирова и Григория Елизарова был поставлен на Иртыше город Тара.

Было ли шествие русских по Сибири мирным. Отнюдь. Почти всегда первые контакты сопровождались кровавыми схватками. Происходило это не из-за агрессивности пришельцев, вернее, не только из-за неё. Сами по себе условия жизни в Сибири вели к тому, что среди её обширных и дремучих лесов и многочисленных рек непрерывно шла борьба всех против всех. Первобытный тип хозяйства диктовал и первобытные отношения. Местные жители были воинственны и свирепы. Однако против дисциплинированных отрядов с пищалями у них не было шансов, а простецкие остроги и блокгаузы, в изобилии возводившиеся русскими, казались неприступными укреплениями.

Вся сибирская эпопея русским велась исключительно малым числом людей, как служивых так и посошных. В общей сложности от перехода Ермака за Урал до покорения Камчатки в экспедициях не приняло участия даже нескольких десятков тысяч человек. Зачастую территорию величиной с Испанию контролировал один острог, внутри которого сидело 50–100 служилых и промышленных людей. Города, в которых собиралась хотя бы тысяча человек одновременно, считались крупнейшими центрами. При этом огромную роль в завоевание Сибири сыграли татары, башкиры и литвины поступившие на государеву службу. Со второй половины XVI века татары вовсю воевали на стороне русских по всем границам Московского государства, внося огромный вклад в победу русского оружия.

Хану Кучуму, несмотря на все усилия, не удалось вернуться в Искер, где утвердился его соперник Сеид-Ахмат хан. Даже когда тот попал в плен к русским, это не принесло выгоды престарелому хану. Каждый раз, когда Кучум встречался с русским отрядом, он терял десятки, а иногда и сотни ратных людей, терпя тяжёлые поражения. И вынужден был под давлением русских уходить всё дальше на юго-восток или юг, в. Преследуя его, русские разоряли и жгли татарские городки. Но хан не отчаялся и не сдавался, не прося царской милости, не вступал в мирные переговоры с русскими.

Тем более, что русские воеводы «сделали шаг конём» объявив по всюду, что царь возьмет на службу всех татар, которые того пожелают. Новым царским слугам назначали денежное и хлебное жалованье, позволяющие им и их семьям жить безбедно. Вскоре призывы воевод возымели действие. Многим татарам надоело скакать по степи за Кучумом, погибая в бесперспективной борьбе с русскими, и они потянулись в родные улусы под Искер. Даже некоторые из приближенных Кучума перешли на сторону русских, бросив своего хана. Владелец крупного улуса Чин-мурза, сын Ильмурзы Исупова, перешел на царскую службу. Выехала в Москву мать царевича Маметкула.

Постепенно сфера власти Кучума стремительно сужалась. Волости, располагавшиеся в Прииртышье к югу от Тобольска на расстоянии пятнадцати дней пути по реке, признали власть русского царя и стали платить воеводам ясак в половинном окладе. Другую половину ясака местные князьки и есаулы продолжали давать Кучуму, «блюдяся от него войны». Набеги Кучума на район города Тары не были ни часты, ни опасны. Но царское правительство боялось этого неуловимого и упорного врага, преувеличивало его силы и возможности и приказывало татарам уничтожить его. Старый Кучум не покорялся русским, но среди его ближних рос разлад и не понимание.

Теснимый со всех сторон врагами хан Кучум послал в Москву грамоту. Он настойчиво просил отпустить к нему пленного Маметкула. Одновременно хан просил царя Федора пожаловать его сибирским юртом «под царскою высокою рукою». В Москве не придали значения миролюбивым заявлениям Кучума. Там не забыли, как хан, будучи царским вассалом, велел однажды убить русского посла и вероломно напал на Пермский край. По всей видимости старый и хитрый хан замышлял вновь начать войну с русскими, считая их наивными глупцами.

В 1591 году хан Кучум вновь пытался восстановить контроль над своим бывшим царством, уничтожая селения принявших новую власть татар. Но Барабинская степь, в которой он стремился создать новый оплот, была к этому времени плотно окружена острогами, откуда выходили всё новые и новые отряды совершая опустошительные рейды против кочевий татар. Владения хана постепенно стягивали поясом острогов, из которых тянулись во все стороны разъезды казаков. Тем самым русские неумолимо сжимали вокруг мятежного и свободолюбивого хана петлю.

В свою очередь, выстроив сеть укреплений на Оби и Нижнем Иртыше, русские двинулись в южные пределы Сибирского царства. Воевода князь Андрей Елецкий получил приказ пройти по Иртышу до устья реки Тары и выстроить там крепость. Царская рать насчитывала более полутора тысяч ратных людей. Среди них было 550 сибирских татар и 400 башкир и татар из Уфы, Казани и Свияжска. Елецкий не скупился на мирные жесты по отношению к Кучуму. Он должен был усыпить бдительность хана.

Мирные и льстивые заверения лившиеся с обоих сторон были не более чем хитростью. Андрей Елецкий имел тайный приказ из Москвы, разгромить Кучума, а если представится возможным, захватить его врасплох. В свою очередь, Кучум искал повсюду союзников для войны с «белым царем». Он не раз обращался к правителю Бухары Абдуллах-хану с просьбой о помощи. Но бухарский правитель был занят борьбой за Хорезм и не мог прислать ему подкрепления.

Кучум мог рассчитывать на поддержку ногайских мурз, пока между ними не возник спор из-за земель. Одним из самых больших улусов на Иртыше владел ногаец Авлия Мурзин. Кучум послал сына-царевича Алея, и тот «отвел» людей от мурзы. Тогда Авлия пожаловался правителю Бухары. Абдуллах-хан потребовал, чтобы Кучум немедленно вернул улус ногайскому мурзе и учинил его «меньшим братом» для совместной войны с русскими.

После основания Сургута началось активное продвижение русских отрядов и промышленников в районы Средней и Верхней Оби. Он стал опорным пунктом в Приобье для борьбы с союзом родственных ненцам селькупских племен, известным как «Пегая орда». Русские называли в те времена селькупов остяками, видимо из-за сходства материальной культуры и рода занятий. Пегая Орда была внешним названием конфедерации селькупских княжеств. С древних времен селькупы и их предки были тесно связаны с тюрками, но несмотря на это сохраняли свой самодийский язык. Локальные группы селькупов назывались по названиям рек, по берегам которых проживали, среднеобские, верхнеобские и чайские, чулымские.

Пегая Орда сложилась в богатырскую эпоху западносибирских народов в XIV–XVI веках, в борьбе против сибирских татар и войной между уграми и самодийцами. К селькупским племенам причисляется также парабельское княжество и княжество Бардака. В русских документах, селькупы упомянуты как сургутские и нарымские остяки.

На севере границы её распространения достигали реки Вах, а на западе ареал доходив до Привасюганья. На юге релкинцы доходили до реки Уени, на востоке границы доходили до нижнего и среднего течения рек Чулым, Кеть, Тым. Население этой культуры строило фортификации на мысах, а размеры городищ достигали от 500 до 1200 квадратных метров.

Воин Пегой орды был вооружен палашем, саблей, пикой, луком, стрелами. Защитное снаряжение состояло из шлема, кольчуги, панцирных пластин. Релкинцы часто использовали бронебойные стрелы, которые были необходимы, чтобы противостоять тюркским кочевникам и угорским соседям. Конское снаряжение было аналогичным степному. Наиболее популярным типом защитного снаряжения был ламеллярный панцырь, кольчуга была характерной для богатырей, шлемы были коничными.

Возглавлял этот союз князь Воня, глава селькупской знати, связанной с Кучумом. Князь Воня происходил из рода Лося, а его отца звали Пыгея, то есть Лось. Он возглавлял верхненарымский удел, нижнена-рымский удел возглавлял его свояк Кичей. Внучка Кичея вышла замуж за Тайбохту сына Вони. Парабельским княжеством правил Кирша Кунязев. Обьединение Вони выставляло 400 воинов. Он уклонялся от ясака русским и был союзником Кучума. На протяжении 1593–1602 года он оказывал жесточайшее сопротивление русским.

Воня ненавидя русских, и копил силы для нападения на Сургут, а Кучум прикочевал поближе к его владениям, чтобы сообща напасть на русских. В конечном итоге Кучуму удалось заключить договор с нарымским князем Воней, стоявшим во главе Пегой орды. Но их воинственным планам не суждено было осуществиться.

Русские до последнего надеялись, что Воня будет платить им ясак, и жестоко просчитались. Селькупский князь желал оставаться независимым. Тогда русские использовали против селькупов силы хантов. Ханты потеснили селькупов с Ваха и Васюгана. В битве, которая состоялась около современного села Новоалександровка, селькупы были побеждены хантами. Кодские ханты вместе с русскими осуществляли походы в районы Сургута, Березова, Ваха, Нарымаю.

Для предотвращения возможного союза Вони с Кучумом в 1595 году в центре территории Пегой орды был поставлен Нарымский острог и весь этот район присоединили к русским владениям. Из него промышленники и казаки продолжили продвижение вверх по реке в поисках новых «угодных» мест и «ясашных землиц».

Кодские князья воевали вместе с русскими против Кучума. Доставались от них и другим хантам. Так кодцы вторглись в вождество Бардака и разгромили его. Нужно отметить, что один из селькупских князей предупредил русских о готовящимся восстании селькупов в 1598 году. Чтобы укрепить русскую власть над регионом, были сооружены также Кетский и Тогурский остроги.

Казаки вместе с хантами провели удачно боевые действия в Пегой Орде и селькупов в подданство московское привели. Ясырей доставили в Березов. Борис Годунов приказал казакам освободить селькупов из плена и предписал исполнить это предписание Василию Плещееву. В более поздних грамотах упо-минается новый правитель Пегой Орды, Тайбохта Вонин.

Пегая Орда продолжала свое существование и после Вони. В 1602 году от имени Пегой Орды в Москву приехал князь Кичей, и ему были даны подводы в Тобольске для путешествия в Москву. В грамоте, где зафиксировано это событие, было указано, что Нарым зависел от Сургута.

Судьба селькупов была сложной. Группа селькупов на Оби, Чае, Чулыме, между устьями Чулыма и Томи была ассимилирована сибирскими татарами и русскими. Впрочем и до русского завоевания селькупам приходилось нелегко. На юге их теснили барабинские и томские татары, чаты, телеуты. Однако их отношения не были только враждебными. Взамен на меха добытые селькупами они получали украшения, продовольствие и оружие. Так же они покупали одежду, украшения и коней. С приходом русских селькупы начинают принимать христианство, однако массовое принятие православия произошло только в XVIII веке.

Желание принять русское подданство изъявили чатские мурзы, барабинские и теренинские татары. С просьбой о строительстве в его землях русского острога, «чтоб от киргизских казахских и калмыкских ханов их оборонить», обратился приехавший в Москву князец эуштинских татар Тоян. В свою очередь он обещал оказать русским представителям содействие в подчинении окрестных племен.

Война с воинственной и могущественной Калмыцкой ордой окончательно осложнила положение Кучума. По русским данным, после одного неудачного боя ханскую ставку покинули двое царевичей и 300 татар, а «иные пошли в Бухары и в Нагаи, а кто и в Казахскую орду».

Зная о трудном положении Кучума, правитель Борис Годунов предпринял новую попытку привлечь его самого на русскую службу и таким путем положить конец этой продолжительной войне в Сибири. Находившийся в русском плену царевич Абдул-Хаир написал грамоту отцу, предлагая ему «покрыть свои вины» и отдаться под покровительство царя. Однако обещания царских милостей не прельщали Кучума. Сын степей, он слишком высоко ценил волю, тем более, что он был истинным Чингизидом.

Летом 1590 года Кучум совершил набег на свои прежние сибирские владения. Он разграбил ряд селений в районе Тобольска. Его воины в селениях, расположенных выше по Иртышу между Вагаем и Ишимом, поубивали многих татар, согласившихся платить ясак Московскому царю. Все это настраивало против него местное население. Поэтому, когда в 1591 году тобольский воевода князь Владимир Васильевич Кольцов-Масальский вышел в поход против Кучума, в составе его отряда было множество тобольских татар. Воевода настиг Кучума у Ишима и разбил его войско. Но хан сумел уйти с немногими соратниками в Барабинские степи. Таким образом, уже через 6 лет после гибели Ермака русские смогли вновь овладеть областями по Нижнему Иртышу и Нижнему Тоболу.

Затем русские отряды двинулись вверх по Иртышу. Воеводе князю Андрею Васильевичу Елецкому был дан наказ: «Идти города ставить вверх Иртыша, на Тару-реку, где бы государю было впредь прибыльнее, чтобы пашню завести, и Кучума-царя истеснить». Его отряд из 1500 бойцов состоял из русских стрельцов и казаков, пленной «литвы», 400 поволжских татар и башкир из Уфы, Казани и Свияжска и 550 сибирских татар, из них 300 под командой татарских командиров.

Зимой 1594–1595 года была закончена постройка Тарского острога в устье реки Тары, правого притока Иртыша. Воевода Елецкий трижды посылал на юго-восток смешанные русско-татарские отряды на поиски Кучума. Сперва отряд из 90 воинов под командой Григория Ясыря прошел вверх по Иртышу примерно 100 км и собрал сведения о реке Оми, выше устья которой в «Черном городке» на берегу Иртыша была ставка Кучума.

В последующем, отряд из 276 бойцов под командой Бориса Доможирова поднялся по Иртышу до «Черного городка» и захватил его. Отряд Кучума поспешно бежал. Ранней весной 1596 года Доможиров с отрядом из 483 бойцов на лыжах вышел в Барабинский поход и покорил районы долин Тары и Оми, прошел до их верховьев и вышел в Барабинскую степь. Из-за оттепели он вынужден был повернуть в обратный путь. За время всех этих походов не было потеряно ни одного человека. В свою очередь, при столкновениях с русскими Кучум терял десятки, а то и сотни своих воинов, но хан не сдавался и не вступал в мирные переговоры, несмотря на то, что добровольно явилась в Тару мать царевича Маметкула, сдались некоторые другие родственники хана и влиятельные мурзы из его двора.

В 1597 году хан Кучум собрал ясак с нескольких тарских волостей. Вскоре прошел слух, будто он готовит набег на Тару. В ответ на эти действия, в августе 1598 года, помощник тарского воеводы Андрей Воейков отправился в Барабинские степи, чтобы отыскать Кучума и разгромить его и уничтожить. При воеводе находились голова Черкас Александров, ратные люди, казаки, служилые татары, всего 400 человек. Ермаковский атаман возглавил поиск в двух волостях, только что отвоёванных у Кучума. Захваченные им «языки» показали, что хан кочует на Черных водах и при нем находятся 500 татарских воинов, да еще 50 бухарских торговых людей. Захваченные в плен татары подтвердили, что Кучум от кочевал на Обь и собирает отовсюду людей, чтобы идти войной на Тарский городок.

Хан Кучум, изгнанный русскими отрядами в степной район, в междуречье Иртыша и Оби, по-прежнему оставался главным противником Московского государства в Сибири. Со своими сторонниками он продолжал нападать на царские укрепления, на волости, где проживало местное население, платившее ясак русским властям. Неоднократные попытки склонить хана к русскому подданству не увенчались успехом, и уступая настойчивым требованиям сибирских воевод, московское правительство приняло решение о разгроме и пленении или уничтожение Кучума.

Но многочисленные попытки хана Кучума в 90 годы XVI века накопить силы и изменить ситуацию, нападая на скопления русских сил, или взять крупную русскую крепость, заканчивались поражением, ибо русские гарнизоны были гораздо лучше вооружены и имели явный численный перевес над воинами хана Кучума. Таким образом, постепенно военная и политическая инициатива переходила на сторону русских

В начале мая 1598 года помощник тарского воеводы Андрей Воейков с отрядом в 400 бойцов вышел в очередной поход против Кучума. Отряд состоял из хорошо вооруженных воинов, опытных и закаленных стрельцов и казаков. До русских воевод дошли сообщения о сосредоточении воинов-калмыков в двух днях пути от кочевий Кучума. Русский отряд быстрым маршем направился в юго-восточном направлении, в сторону Убинского озера. Они шли днём и ночью к ставке Кучума и 20 августа настигли его на Верхней Оби немного выше устья Берди, более чем в 500 километров к юго-востоку от Тары.

Место, где произошло последнее сражение между Кучумом и царским отрядом воеводы А. Воейкова, установлено совершенно точно. Воевода писал позже в донесении царю о результатах похода: “А сам я холоп твой, покиня кош свой на Ике озере, и пришел на Кучюма царя, наспех, и день, и ночь, и сшол Кучюма царя на Оби на реке, выше Чат три днища, калугу Ормени, от калмаков в дву днищах”. Это место расположено в долине Оби, на берегу речки Ереймен, левом притоке Оби, недалеко от Новосибирска.

Ранним утром 20 августа отряд А. Воейкова неожиданно напал на спящие аулы Кучума. Для хана и его воинов это явилось полной неожиданностью. Они не могли себе представить, что так далеко от Тары и Тобольска, на берегу Оби, где они считали себя в безопасности, могли появиться русские отряды. Кучум, много лет воевавший с казаками и стрельцами, царскими отрядами сибирских воевод, хорошо знавший их, казалось, должен был быть всегда начеку, понимая, что имеет дело с жестоким и хитрым врагом, многому научившемуся у самого хана. Но, к сожалению, на этот раз татары Кучума оказался в роли Ермака и его русских побратимов, который также в свое время потерял бдительность и погиб в неравном ночном бою.

Вооруженные пищалями, луками со стрелами и пиками, конные и пешие воины отряда воеводы Воейкова начали избиение не ожидавших нападения кучумовых людей, стараясь не дать им возможности вырваться из окружения и уйти за реку Ереймен или за Обь. Это было последнее сражение Кучума с царскими отрядами. Воейков стремился взять в плен самого непокорного хана Кучума и его семью, приближенных, так как это имело бы большое политическое значение в правительственных планах окончательного завоевания Сибири.

Рядовых воинов не щадили, их в кровопролитном бою погибло 150 человек. Около ста воинов Кучума бросилось в Обь, надеясь найти спасение на другом берегу реки. Большинство из них утонуло, остальных расстреляли в воде из ружей и луков. К обеду сражение закончилось полным разгромом ставки хана и пленением его близких. В битве было взято в плен 50 рядовых воинов хана, но их всех по приказу воеводы расстреляли и повесили. В бою погибли брат жены хана, внуки Кучума, 6 князей, 10 мурз и 5 аталыков. Всего погибло 370 воинов Кучума. Были взяты в плен некоторые из ближайших мурз Кучума: Байтерек, Тока, Есенгельды и Караулды. Воейков пощадил попавших в плен 5 младших сыновей Кучума, 8 его жен из гарема и 13 дочерей.

Но самого хана Кучума не оказалось ни среди убитых, ни среди пленных. После неудачных поисков Воейков привел к присяге приближенного хана по имени Тул-Мамет-сеида и поручил ему разыскать Кучума, сообщить ему, что в Москве новый царь Борис Годунов, он готов его простить, пожаловать царским жалованьем, вернуть детей и жен, если Кучум сдастся и поступит на русскую службу. Простояв на Оби пять дней, 25 августа воевода А. Воейков со своим отрядом, пленными и добычей двинулся в обратный путь к Тарскому городку, куда прибыл в начале сентября. За этот кровавый поход воеводу наградили золотой медалью, а всех участников - деньгами. В Москве по случаю победы звонили все колокола, служили торжественные молебны в церквах и храмах.

Всего лишь за двенадцать лет, с 1585 по 1596 годы за Уральским хребтом появилось, не считая Верхтагильского городка, девять русских городов и острогов, при этом семь из них стали центрами уездов. За это время перестало существовать восстановленное после ухода ермаковцев из Сибири Тайбугидское государство, Пегая Орда, а хану Кучуму и его союзникам были нанесены сокрушительные удары. Сам хан с тремя сыновьями бежал и позднее был убит в Ногайских степях. С гибелью хана Кучума Сибирское «царство» прекратило свое существование.

Кучум неуступчиво боролся с Ермаком; в борьбе этой он никогда не унижал ни своего сана, ни своего достоинства, не падал ниц перед покорителем, мстил ему, сообразно с духом времени, и тайно и явно, сколько позволяли силы и возможность,. Он гордый и не покорённый потомок чингизидов семнадцать лет скитаясь по степям, он, в диком величии своем, предпочел лучше пасть под ударами судьбы, но не запятнать себя добровольною передачею к тем, кого считал своими притеснителями и врагами Приходится признать, что Кучум действовал сознательно, и был врагом сильным и опасным, как все кочевники.

Обладая в этот период весьма ограниченными военными силами и возможностями использовать дополнительные людские и иные ресурсы европейской части страны, российская администрация в Сибири смогла не только успешно противостоять попыткам сторонников хана Кучума и их союзников в кочевом мире возродить Сибирское ханство, но и сохранить подвластные земли и податное население, и даже расширить российские владения.

Обескровленное и потерявшее лучших батыров, мудрых биев, Сибирское ханство на рубеже XVI-XVII веков окончательно стало добычей набиравшего грозную силу Московского государства. Сибирское царство Кучума разделило трагическую судьбу Казанского и Астраханского ханств, Ногайской Орды, позже и Крымского ханства, которые были поглощены могущественной Россией, превратившейся в евроазиатскую Великую империю. Но это был неумолимый ход истории, и Московская Русь на развалинах Золотой Орды строило свою могущественную державу.

Присоединение Сибирского края к Российскому государству существенным образом изменило бы положение страны в Европе и мире, значительно расширило её территорию и возможности использования природных ресурсов в целях дальнейшего экономического развития. Россия превратилась бы в одну из ведущих европейских и мировых военных держав. Значение этих исторических событий для всего последующего развития российской государственности тем более велико, что начальный период освоения западных сибирских земель русскими людьми пришелся на годы серьезных внешнеполитических и военных трудностей и острого внутриполитического кризиса, вылившегося в целое десятилетие Смутного времени в начале XVII века.

В Москве надеялись на то, что эта изнурительная  война в Сибири была закончена. Но после смерти хана Кучума борьбу против захватнической политики  России продолжили его сыновья и внуки, неистово ненавидящие русских. Одной из особенностей этого этапа колонизации Сибири было противостояние русских с кочевым миром Центральной Азии. Так как дальнейшее освоение южных, пограничных со степью районов было сразу и надолго остановлено вследствие противодействия воинственных орд кочевников не желавших подчинятся русскому царю. Здесь ещё были сильны воспоминания о былом могуществе Золотой Орды и величие потомков чингизидов. Для них русские по прежнему были улусники и добыча.

На рубеже XVI – XVII веков в степных районах Урало-Сибирского региона доминировали ногаи. Но в 1610 году их вытеснили более многочисленные и агрессивные калмыки находившиеся в стадии пассионарного подъёма, переселявшиеся из степей Западной Монголии. Последних к концу XVII столетия потеснили племена воинственных казахов. В этот период отношения между русскими и кочевниками отличались противоречивым и нестабильным характером, варьируясь от мирных посольских и торговых связей до различного рода конфликтов, вплоть до открытых вооруженных столкновений, что в целом всегда было типично для отношений «леса и степи». Поэтому, постоянное присутствие кочевого мира на южном границах было существенным фактором, определявшим специфику протекания социально-экономических, политических и этнодемографических процессов в регионе.

Важное место в истории непростых взаимоотношений русских и кочевников принадлежит царевичам Кучумовичам. Вплоть до конца XVII в. сыновья, внуки и правнуки последнего сибирского хана представляли опасность для русского и ясачного населения Уфимского, Туринского, Верхотурского, Тобольского, Тюменского, Тарского и западной части Томского уездов. В военном отношении они не представляли слишком серьезной угрозы, численность их отрядов редко превышала две-три сотни человек, а иногда насчитывала всего несколько десятков воинов. Но при всём своём численном превосходстве Московская Русь в силу ряда причин не могла направить в Сибирь большое число воинских сил и организовать массовые переселение  своего населения.

Но враждебная деятельность Кучумовичей вряд ли была бы возможна без поддержки внешних сил. В частности, старшие сыновья Кучума Алей и Канай ориентировались на традиционный союз с ногаями, тем более, что они оба были женаты на дочерях видных ногайских мурз. Еще в 1601 году силы Кучумовичей в совокупности насчитывали 450 воинов, состоявших в основном из башкир-табынцев и зынрянцев. После присоединения в 1603 году к Алею ногайского мурзы Уруса их соединенный отряд стал насчитывать уже 1100 человек. А это по сибирским меркам было существенной силой.

Наибольшая же опасность от присутствия Кучумовичей на южных окраинах Сибири заключалась в том, что ряды их сторонников пополнялись всеми недовольными русской властью. Тяжесть ясачного обложения, злоупотребления воевод и ряд других причин приводили к различного рода изменам среди ясачного населения. Идея альтернативного подданства Кучумовичам как прямым наследникам последнего сибирского хана иногда проявлялась среди некоторой части башкир, сибирских татар, хантов и манси. Это обстоятельство было настоящей головной болью для русской администрации Сибири, так как протестные настроения порой перерастали в открытое неповиновение, отъезды в степь и восстания. Выход из такой ситуации ясачные люди обычно видели в смене русского подданства.

Практически всю первую половину XVII века кучумовичи воевали с русскими за восстановление своего этнического государства. И эта борьба являлась частью войны народов Сибири против Русского государства длившиеся на протяжение столетия. К ним стали относится  так же и казахских племена, вдруг ставших претендовать на бывшие земли Сибирского ханства. Из семнадцати сыновей хана часть была захвачена в плен и увезена в Россию, оставшиеся на свободе возглавили народное движение против российской колонизации Сибири.

Однако парадоксальность ситуации заключается в том, что не смотря на недостаток военных силу самих кучумовичей, окончательно и в короткий срок победить их в этот период в Сибири русские не смогли. Так как кочевой образ жизни Кучумовичей и их людей на бескрайних просторах Зауралья и Западной Сибири был лучшей защитой, поскольку позволял татарам и их союзникам вовремя уходить в степь и уклонятся от посланных против них отрядов служивых людей. А специфические особенности организации обороны границ не позволяло служивым людям оперативно реагировать на набеги кочевников.Всё это в сочетании с бескрайними степными просторами создавали русским на данном этапе непреодолимые препятствия.

И так, главной опорой детей Кучума стали теперь казахские племена,  ногаи, башкиры, а так же  другие сибирские народы, которые видели в них по-прежнему законных владетелей Сибири, потомков чингизидов. Все они были объедены единой идеей, это фанатичная ненависть к русским завоевателям.  Все недовольные русским завоеванием бежали к ним, у них они искали защиты и поддержки, не оставляя надежды на будущий реванш. Но особенную роль играли в этой борьбе калмыки, у которых они нашли поддержку. С могущественной силой которых в Москве не могли не считаться. К тому же русские очень боялись своими активными действиями против татар спровоцировать с ойратами широкомасштабную войну.

Кочевья детей Кучума располагались на территории современного Северного Казахстана, по рекам Тобол, Есиль и Иртыш, доходили до Яика и Уфимского уезда. Так, в 1600 году четыре сына Кучума, Али, Канай, Азим и Кубей-Мурат находились в верховьях Есиля, с ними было около 250 табынцев и зырянцев, бежавших из Тюменского и Уфимского уездов. Двое из них, Канай и Азим, кочевали между реками Есиль и Обаган с 150 табынцами, а старший сын Кучума Али с 300 башкирами-зырянцами оставался на Есиле, затем кочевал у озера Щубар-коль, между реками Обаган и Тобол, возле устья реки Уй. В 1603 году кочевье Али переместилось в район озера Шортанды у подножья гор Кокшетау, в пяти днях пути от Тюмени; с ним было много аулов башкир-зырянцев. Отсюда они совершали набеги на сибирские земли, разоряя русские поселения и уводили русских в рабство.

В самом начале борьбу против русских возглавил старший сын Кучума султан Али, который в 1601 году он был провозглашен ханом. И уже вскоре первые тревожные вести подобного рода появились  еще в начале XVII века, и обычно связываются с событиями Смуты. . В 1603 году Али объединился с ногайским князем Урусом и во главе отряда из 1100 человек стал совершать нападения на волости Тюменского уезда. Однако тогда ничего страшного не случилось, так как до 1606 года Алей воздерживался от открытого выступления против русских, хотя его враждебных действий сильно опасались. Он временно прекратил борьбу, пока из Москвы возвращали его родственников, в том числе и сына Арслана. В это время Али находился у озера Шортанды, а Азим с 300 челеловек кочевал у Тобола, в устье речки Сиыр.

Весной в 1607 году, в Тюменский уезд вторгся большой отряд кучумовичей во главе с султанами Азимом, Есимом и Хансюером и разграбил Кынырский городок на реке Тура. Канай в это время вместе с ногаями во главе отряда из 200 человек ходил воевать в тобольские волости. Али в это время находясь у озера Шортанды и собирался вскоре совершить нападения на уфимские, тобольские и тюменские волости.

Такие внезапные и дерзкие нападения происходили довольно часто и сильно беспокоили русские власти, нагоняя страх на население. В Сибири очень боялись нападений кучумовичей и ногаев. Когда же военно-политическая обстановка на южных границах Сибирского воеводства накалилась до предела, то русские  воеводы с разрешения Москвы стали ходить походами в глубь степи, нападая на кочевья кучумовичей, поголовно истребляя непокорных и захватывая пленных. Нередко такие неожиданные набеги приносили успех русским.

Так, 5 июля 1607 года туринский воевода Назарий Изъединов вышел из Тюмени и 24 июля неожиданно напал на улус Али у реки Есиль возле бора Шамши, и разгромил его кочевье. Сам Али в это время отсутствовал, ходил в набег под Тару и Тюмень. Вернувшись в кочевья, Али нашел разграбленные аулы и убитых сородичей бросился в погоню, догнав русский отряд у озера Кибирлы. Два дня шла битва с утра и до ночи. Храбрый Али безуспешно пытался отбить своих близких, затем еще три дня преследовал русский отряд теряя в боях своих воинов, после он чего был вынужден  повернуть обратно

 Но в  1608 году, сгорая от желания отомстить и наказать русских  сам хан Али отправился в очередной набег на русские пределы. Но был захвачен русскими и вывезен в Москву, а его отряд был полностью истреблён в бою. На выручку Али, находящегося в плену, ходил ногайский князь Урус с 2 тысячами воинов под Тюмень, но его отряд был разбит казачьим атаманом Дружиной Юрьевым, а дерзкие ногаи были поголовно истреблены.

После похода воеводы Воейкова барабинские и чатские татары формально приняли русское подданство, но их положение только ухудшилось. В период с 1595 по 1624 годы татары всех барабинских волостей были объясачены. Но население Барабинской степи в то время уже платило дань белым калмыкам, также имеющих право на признание автохонтами области, Телеутскому государству, граница которого проходила по южному берегу Чанов, рекам Карасук, Чулым.

На отношении к русским сказалась и духовно-нравственная сторона присоединения. На захваченных землях проводилось крещение населения, разрушались мусульманские святыни. Началось повальное уничтожались идолов, святилищ, вырубались священные деревья. В совокупности все это вызывало недовольство и формальных хозяев и волнения местного населения. Зачастую в борьбе за сохранение независимости от русских властей барабинские князья опирались на поддержку калмыцких тайшей и «Кучумовых царевичей». Столкновения шли с переменным успехом по всей территории Приобья и Прииртышья.

В 1606 году первый тарский воевода Сила Гагарин донес в Тобольск тревожную новость о появлении в уезде улусов джунгар. Там объясачивание калмыками барабинских татар началось раньше всех. Русские не могли потерпеть такую наглость и выдвинулись в поход, имея при этом  большой успех. Для защиты ясачного населения Барабы около 1607-1610 годов на реку Омь, в двух днях пути от ее устья ими был построен Барабинский острог, где на постоянной основе находился караул из тобольских и тарских казаков.

Большую роль в освоение Сибирской земли играл Теленгутский улус. Он представлял собою централизованное государство с единой территорией, армией, судебными и налоговыми органами, своей знатью и своим курултаем. Теленгутское ханство являлось раннефеодальным объединением  телеутских родов.  Кочевья телеутских князей находились в предгорьях Алтая, Кулундинской степи и лесостепях верхнего Приобья и Притомья. Эта территория играла роль своеобразного буферного государства между Джунгарским ханством и русскими владениями в Западной Сибири вплоть до массового переселения телеутов ойратами вглубь Центральной Азии в 1710 годах.

В феврале 1609 года русскими властями была предпринята очередная попытка приведения хана Абака с его улусными людьми в подданство Российского государства. Заключенный договор о военно-политическом союзе был жизненно необходим как для России, так и для Теленгетского Улуса. Этот договор оформил и закрепил первые политические и экономические контакты между теленгетами и русскими. Основной целью данного договора являлось развитие экономики обеих сторон и укрепление оборонной способности как Теленгетского ханства, так и Российского государства.

На протяжении последующих 8 лет хан Абак неуклонно следует заключенного им с Российским государством договора о военно-политическом союзе. Но после совместного прорусского Кыргызского похода 1615 года дружеские отношения чатов и теленгетов расстроились. Этому способствовали обстоятельства связанные с тем, что  Российского государства условия договора о военно-политическом союзе не соблюдало. Теленгеты были недовольны не эквивалентностью товарообмена с русскими.

 В 1611 году хан Абак обратился к Российской стороне об оказании военной помощи для отражения нападения кужегетов на Теленгетское ханство. Русские в помощи не отказали, но и не оказали. Российская сторона не оказала военной помощи теленгетам в войне с Печеем-тарханом и при вторжении ойратского войска возглавляемого Хара-Хулой на территорию Теленгетского ханства.

Неоднократно нарушив в одностороннем порядке условия договора о военно-политическом союзе, Россия лишилась в Сибири своего союзника в лице Теленгетского ханства. В 1617 году обеими государствами было приостановлено действие договора о военно-политическом сотрудничестве. 

С 1617 года по 1621 год между Теленгетским ханством и Россией происходят военные действия, каждая из сторон пыталась закрепить под своим влиянием племена сибирских тюрков на томской и кузнецкой землях. Но в конце 1620 года Хара-Хула вместе со своими союзниками, потерпевший поражение от Алтын-хана и казахов, вторгается на территорию Теленгетского ханства. Вначале они появляются в Теленгетской степи, затем на правобережье Оби. Ойратская опасность грозила не только теленгетам, но и русским. В этих условиях, как хан Абак, так и Российская сторона были заинтересованы в возобновлении военно-политического союза.

В январе 1621 года в Ургу хана Абака прибыло посольство русских во главе с Б.Карташевым. Во время переговоров между ханом Абаком Конаевым и российским послом Карташевым Б., союзник теленгетов башчи Коксеж сделал попытку убить русских послов. Хан Абак заступился за российских послов, не допустил их убийства, в ходе схватки с башчи Коксежем и его людьми, сам получил ранение. В российских уездах и в городе Томске возобновился торговый обмен между теленгетами и русскими.

 И летом 1617 года Чатский городок был осажден тысячным отрядом телеутского князем Абака и калмыцкого тайши Пегима.

Чатские татары мурзы Тарлака и русские служилые с огнестрельным оружием во главе с Иваном Хлопиным отбили два штурма городка и выдержали трехнедельную его осаду. Защитники городка не понесли больших потерь, кроме немногих убитых и раненых. Главную роль в победе русских здесь и далее сыграло наличие у них огнестрельного оружия, от которого не могли спасти ни щиты, ни хитрости.

 Осенью 1618 года между Омью и озером Чаны произошло военное столкновение русских с ойратами. Тогда отряды, посланные тарским воеводой, разгромили улусы и захватили большой полон. В сентябре 1626 года атаман Поспел Голубин совершил рейд под калмыцкие улусы меж Омью и Чаном озером, но калмыки смогли отразить этот удар, и в свою очередь напали на русские пределы. От гибели спасла лишь присланная вовремя военная помощь.

В последующие месяцы калмыки активизировались в верхних Тарских волостях между Омью и Чанами. Для отражения их набегов на государеву землю был отправлен тарский боярин Ерофей Заболоцкий с отрядом. Он вёл переговоры с прикочевавшей сюда женой тайши Мангыта, которая не только отказалась уйти, но еще и заявила о своем намерении брать ясак с ясачных Барабинской волости. Под угрозой смерти Заболоцкому пришлось отступить, а посланный к тайшихе Мишка Микитин был бит и ограблен.

Высылаемые на помощь барабинцам немногочисленные отряды служилых людей не могли оградить их от ойратских нападений. Барабинский острог, гарнизон которого в 1628 году насчитывал всего 40 человек, был не в состоянии оградить Барабинские волости от ойратских вторжений. Весной 1627 году барабинские татары, несмотря на отказ русских властей оказать им помощь, сами организовали военные походы против ойратов.

Московские власти продолжали осторожничать в отношениях с сильным южным соседом, при этом постоянно происходил обмен посольствами между соседними государствами, но волнения между тем неумолимо разрастались вплоть до Урала. С пленением хана Али вооруженное сопротивление русскому завоеванию Сибири не прекратилось. В борьбу вступило новое поколение детей и внуков Кучума, которых у него было немало. После Али ханом был провозглашен Есим, объявленный наследником Кучума. Есим продолжил вооруженную борьбу против колонизации Сибири русскими отрядами, хотя временами и склонялся к достижению мира, выражал желание выехать вновь в Россию. Тем не менее Есим был вынужден считаться с настроением потомков Кучума, жаждавших борьбы с сибирскими воеводами, возвращения былого господства над Сибирью.

В 1618 году тобольский воевода Алексей Вельяминов совершил удачный поход против хана Есима и калмыков, нанеся им тяжелое поражение, при этом убив многих и захватив в плен большой число людей. Потерпев поражение, в 1620 году Есим хан находился у озера Шортанды в горах Кокшетау, уйдя от калмык, совершая частые нападения на служилых сибирских людей. В 1622 году Есим кочевал у Тобола, в местности Хан-Карагай, в семи днях от Тюмени, на следующий год Есим хан находился в местности Аман-Карагай. Дальнейшая судьба Есима неизвестна.

В 1628 году казахи из рода аргын жаждавшие добычи, стали совершать нападение на окрестности города Красноярска, разоряя поселение и захватывая полон. В 1628-1629 годах произошли массовые выступления тарских и томских татар недовольных произволом царских властей, при поддержке кучумовичей и калмыков. Они нападали на деревни расположенных по Иртышу, у Тары, разоряя их и уводя часть населения в полон. После преследования русскими казаками они зачастую уходили в степь с добычей.

1628-1631 годы были периодом первого массового выступления коренных жителей Сибири против царского гнета. Крайне тяжелое положение толкнуло их на стихийный протест против крепостнической политики русского правительства. Значительно вырос ясак: с 6 соболей на одного человека в 1594 году до 12 в 1601 году. Это было вызвано тем, что русская сибирская администрация по приказу из Москвы пыталась выжать как можно больше пушнины из населения, чинила произвол, а чиновники и сборщики налогов злоупотребляли властью. Все эти безобразия вызвали взрыв недовольства среди жителей края, и вскоре началось широкое восстание охватившее значительную территорию Западной Сибири . Его целью было отказ от русского подданства, уничтожение царских опорно-сторожевых пунктов и изгнание русских из Сибири, восстановление прежних порядков.

Летом 1628 года вспыхнуло большом восстание степняков против русских в Барабинской степи. Оно произошло из-за притеснения русскими ясачных татар, как это часто бывало. Восстание как всегда вспыхнуло неожиданно. От Тары до Кузнецка вспыхивает широкая компания неповиновения, переросшая в вооружённые столкновения. В дальнейшем, происходит восстание тарских, барабинских, томских татар. Барабинские татары перебили целый отряд сына боярского Еремея Пружинина и 18 служилых татар. Восставшие татары послали гонцов к телеутскому князю Абаку и ойратскому тайджи Когутаю.

Телеуты, это были алтайцы, народ кыпчакского происхождения. Половцы, поселившиеся в южнорусских степях, приходились им дальними родственниками. В XVII веке телеуты были единым народом, внутри себя делившимся, как это бывало у всех сибирских народов, на несколько родов. Хан Кучум и хан Конай, а после сын его Абак были непримиримыми врагами, и военные конфликты между Сибирским и Теленгетским ханствами были регулярными. Кроме того, на западное пограничье теленгетов периодически набегали то казахи, то ойраты. После разгрома русскими Кучума на северно-западных границах, в Обь-Иртышском междуречье, вместо татар появились казахи, также пытавшиеся обложить ясаком тюркские племена. В большой междоусобной войне между Алтын-ханами, ойратами, казахами и телеутами участникам войны было не до русских.

Восстановление военно-политического союза между теленгетами и русскими не ликвидировало противоречий между ними по ясачному вопросу. Ясачная политика, проводимая Российским государством, на землях Теленгетского ханства вынудила хана Абака отказаться от военно-политического союза с Россией. В 1628 году хан Абак возвращает под свою высокую руку кыштымов и запрещает им выплачивать ясак русскому царю. В 1629 году хан Абак облагает данью качинцев.

На широком фронте от Тары до Кузнецка вспыхнула борьба против России и проводимой ею колонизаторской политике в Западной Сибири под руководством теленгетского хана Абака Конаева. В 1628 году он разрывает всякие отношения с русскими и запрещает своим кыштымам выплачивать ясак русскому царю, призывая при этом убивать ясачиков и забирать их оружие. После всего этого, война получает второе дыхание, а под началом князь Абака было около тысячи хорошо вооружённых воинов.

Стремясь противостоять могущественной России, он начал формироваться антирусский союз Кучумовичей, телеутов, барабинских и чатских татар. Переговоры велись даже с ойратским тайшой Хара-Хулой. Но особое место здесь принадлежит чатам. Это были служилые чатские и томские татары XVII – начала XVIII веков являлись особой этносоциальной группой служилого населения, а её верхушка, мурзы и князцы, считались особым сословием внутри этой социальной группы, которая приближается по своему социальному статусу к верхушке томских служилых людей.

Но вскоре появились и те, для кого восстание было наиболее желанным. Во главе него встали внуки хана Кучума Аблай-Керей, Даулет-Керей и Тауке. Небольшой Барабинский острог, который обороняли 30 казаков и стрельцов, был взят штурмом и сожжен. Летом 1628 года Аблай-Керей с большим войском, составленным из своих воинов и присоединившихся восставших барабинских татар, осадил Тару. Все деревни вокруг острога была разграблены и сожжены а население вырезано.

Хан Аблай-Керей продемонстрировал свою силу и достиг первых успехов в борьбе с русскими. Осада Тары и непосредственная угроза русским владениям в Сибири заставила тобольского воеводу организовать поход на Аблай-Керея. Когда весной 1629 года он снова осадил Тару, русский отряд во главе голов Федора Елагина и Богдана Аршинского обошел войско сибирского хана и ударил по его ставке. Разгром ставки заставил Аблай-Керея снять осаду Тары, были захвачены в плен родственники хана.

После этого поражения хан Аблай-Керей стал готовить удар в другом направлении, на Томск, где у него было больше возможностей для действий и больше союзников. Для начала в августе 1629 года он приехал с большой охраной из 130 латников к Чатскому городу, к мурзе Тарлаву который состоял на русской службе. Этот небольшой укрепленный пункт, который был первоначально резиденцией мурзы Тарлава, прикрывал Томский уезд со стороны степного берега Оби.

Аблай-Керей стал собирать с барабинских татар дань, но  не только в свою пользу  которых он считал своими кыштымами,  но и в пользу ойратской знати. Тогда многие семьи барабинских татар, включая женщин и детей, недовольные таким положением дел вынуждены были вернуться обратно к русским, а около 100 человек вместе в Когутэем ушли под защиту самих ойратов. 

В ноябре 1629 года Аблай-Керей с отрядом из 200 человек приступил к стенам Чатского городка и принялся его штурмовать. Штурм был отбит, но хан стал ходить по окрестностям, призывая местное население отложиться от русских и примкнуть к его армии. Агитация возымела действие, и его войско быстро возросло до 2 тысяч человек. С этими силами Аблай-Керей второй раз осадил Чатский городок, взял его и сжег. Все русские в нем были перебиты.

Но затем на арену борьбы с русскими выдвинулся ещё один   внук Кучума, сын Шуака, султан Даулет-Керей.  В 1630 году вместе с Аблай Кереем, он с 2 тысячами человек напал на Томский округ, сжёг поселения и захватил 20 человек. А в 1631 году уже Даулет-Керей вместе с калмыками, всего 150 человек, разгромили Саргачскую, Тебендинскую и Коурдацкую волости Тарского округа на Иртыше, истребив большое число обясаченных татар. В ноябре 1632 года Аблай-Керей совершил набег на Тюменский уезд, на татарскую деревню Алибаевы юрты у реки Веет, недалеко от впадения ее в Тобыл, и увёл с собой в степь её жителей.

Когда в степи вспыхнула яростная борьба степняков против русских, то сразу же нашлись много союзников помогавшим Кучумовичам. Аблай-Керея стали поддержали воинственные ойраты Хара-Хулы и телеугский князь Абак. Чувствуя за собой поддержку союзников и местного населения, летом 1628 года Аблай-Керей принял титул хана Сибирского ханства. Произошло это в его ставке в районе озера Чаны. Тем самым, Сибирское ханство было восстановлено, а силы нового сибирского хана Аблай-Керея, и султана Даулет-Керей, из рода Кучума, стал представлять собой большую опасность для русских владений в Сибири. В отличие от своего предка он не боролся против русских один на один, а пользовался широкой поддержкой других народов степи и Алтая, которые уже успели почувствовать на себе все прелести господства русских.

В начале 1630 года случилось именно то, чего больше всего боялись в Москве и русской Сибири. В свою очередь, к чему русская администрация толкало всей своей политикой всё местное население. Произошла широко масштабное восстание и создание могущественной антирусской коалиции.  Тем более, что  первая русско-телеутская война оказалась тесно связанной с кратким восстановлением Сибирского ханства внуком Кучума Аблай-Кереем. Но всеобщую ситуацию сложившуюся в Сибири усугублял и тот фактор, что в это время на Енисее полыхала война русских с кыргызами, в которой русские терпели неудачу. 

В свою очередь ханы Тарлав и Абак в 1630 году совершили большой разгром в ясачных волостях Томского уезда, уничтожив большое количество населения. От русских отложились все объясаченные волости телеутских земель и кузнецкой котловины. Более того, население этих волостей тоже восстало против русских и вступило в ополчение Абака и Тарлава. Войско напало на Тоянов городок, принадлежащий князю еуштинских татар Тонну, перебило в нем служилых татар и сожгло хлеб, очевидно, запасы семян к посеву. Союзники намеревались дальше идти на Томск.

Но томский воевода 20 мая опередив врагов сумел направить навстречу Абаку и Тарлаву отряд под командованием сына боярского Гаврила Черницына, который 29 мая напал на татар на переправе через Обь. Им пришлось принять очень невыгодный бой, в котором татары понесли большие потери и вынуждены были броситься в бегство. Отряд Черницына стал преследовать их по степи и потом напал на лагерь. Только в лагере татары смогли остановить наступление русского отряда и отбросить его. В этом бою был убит чатский мурза.

Беспрерывно в степи происходили взаимные схватки кучумовичей, татар и калмыков с царскими отрядами и служилыми людьми на большой территории юга Западной-Сибири. Татары, казахи и калмыки во главе с Аблай-Кереем снова осадили Тарский городок, но не сумели его захватить, несмотря на многократные штурмы. Множество защитников городка погибло, попали в плен, скот был отогнан в степь. Аблай-Керей снял осаду Тары и начал готовиться к походу на Томский городок, подверг грабежу волости вокруг городка.

Летом 1630 года большой отряд из 2 тысяч всадников хана Албай-Керея, напал на Томский острог и разгромил деревни вокруг города. Сам острог выстоял в силу своей большой и сильной артиллерии. Урон от нападения был столь велик, что томские воеводы после него стали строить дополнительные укрепления: острог вокруг стен города и рвы с рогатками против конницы. На строительство было мобилизовано все население города.

Тем временем война в приобских степях продолжалась с не утихающей силой. Противостояние и набеги не прекращались на всей территории Западной Сибири. В апреле 1630 года телеуты и южные чаты совершили набег на Томский уезд. Внезапности добиться не удалось, так улусный татарин мурзы Бурлака Аиткулина упредил русских о приближении с степняков.

Гарнизон близлежащего Тоянова городка был немедленно усилен, союзники повернули, разорили «чацкой Кызланов и Бурлаков городок. Зимой 1630-1631 года отряд под командованием Якова Тухачевского напал на Чингизский городок, в котором зимовал мурза Тарлав. После ожесточенного боя и штурма городок был взят, а Тарлав убит. С его гибелью коалиция распалась. Хан Аблай-Керей стал воевать сам по себе, а Абак, сам по себе.

Значительная часть барабинских татар осталась в войске телеутского князя Абака, и принимала участие в боях за Торлавков городок на Чингизке в марте 1931, и в бою с томскими служилыми Федора Пущина на Чумыше в сентябре 1932. Но с переходом значительной части населения Барабы в кыштымную зависимость от ойратов набеги последних на Тарский уезд отнюдь не прекратились. Осенью 1631 года черные калмыки вновь громили округ Тары и несколько волостей татар оставшихся в русском подданстве. Разгром был жестоким. Все мужчины были убиты, женщины захвачены в плен. Часть скота и имущества, которую отряд Девлет-Керея Кучумовича не смог забрать с собой, была уничтожена, чтобы не оставалась русским.

Летом 1633 года против Девлет-Керея, во главе отряда из 1380 человек, вышел уфимский воевода Иван Чернинов. Но он не нашёл в степи следы Аблай-Керея, сумевшего скрыться и вернулся обратно. В октябре 1633 года Даулет-Керей с 60 воинами пришел на реку Есет, разграбил Катайскую волость Уфимского уезда и деревню Баишевы юрты Тюменского уезда. На следующий год кучумовичи разорили Каскаринскую волость Тюменского уезда и увели с собой группу служилых людей. В 1635 году Аблай-Керей вновь совершил набег за реку Есет, подверг разгрому две слободы, захватил 24 пленника и ушел назад за Тобыл, в местность Кош-Карагай у Есиля . В этих набегах активно участвовали и казахские воины из родов аргын, кыпчак, жалаир и других.

Томские воеводы были обеспокоены действиями теленгетского хана Абака, его отношением к потомкам хана Кучума, к чатским, барабинским и тарским повстанцам. С осени 1629 года по зиму 1630 года Ургу теленгетского хана Абака неоднократно посещают послы Российского государства. Хан Абак принимая послов Российского государства подтверждал им свою верность заключенному договору о военно-политическом союзе между Теленгетским ханством и Россией, и в то же время всеми своими действиями показывал, что не имеет ни какой реальной возможности повлиять на чатского князя Тарлаву, ни на барабинских и ни на тарских повстанцев. Но в 1630 году хан Абак и башчи Тарлав двинули свои объединенные войска на Томск, но взять его им не пришлось.

Вплоть до 1632 года напряженными оставались отношения между теленгетами и русскими. В 1632 году томские воеводы И. Татев и С. Воейков снаряжают в поход Пущина, с целью построения в глубоком тылу теленгетов на берегу Бии острога. Пущинский поход в 1632 году имел огромное значение для русских, ими впервые в глубоком тылу Теленгетского ханства был обследован участок Оби между современными городами Новосибирск и Барнаул. А с построением острога на слиянии рек Бии с Катунью, русские  тем самым укрепляли обороноспособность Томска и Кузнецка, оставшихся в глубоком тылу нового острога. В конечном счете это привело к присоединению всего правобережья Оби к Томскому и Кузнецкому уезда.

Но затянувшийся конфликт между ханом Абаком и русскими, вызванный не премируемыми противоречиями, требовал дипломатического урегулирования взаимоотношений между Теленгетским ханством и Россией. За период с сентября 1633 года по сентябрь 1634 года Российская сторона направила в Теленгетское ханство четыре своих посольства.

В результате взаимных уступок друг другу, в 1635 году установились добрососедские отношения между Теленгетским ханством и Россией. Возобновился и получил развитие торговый обмен между сторонами. Россия стала склонять хана Абака принять участие в совместном военном походе против енисейских киргизов, прибегая при этом даже к провокациям. Хан Абак занял выжидательную позицию, от похода не отказался, обещая оказать России в случае необходимости военную помощь. Поход против киргизов не состоялся в силу сложившихся объективных причин.

В начале 1635 года от хана Абака отложился его племянник Майчык со своим улусом. Таким образом, единое Теленгетское ханство раскололось на два государства: Большой Теленгетский Улус и Малый Теленгетский Улус. Во главе Большого Теленгетского ханства остался хан Абак, Малое Теленгетское ханство возглавил племянник Абака, Майчык Кашкайбурунов. В середине сентября 1635 года в преклонном возрасте скончался хан Абак.

В годы правления Теленгетским ханством хан Абак определил основные направления внешней политики государства, заложил основы отношений со всеми сопредельными странами. Ханом Абаком были установлены и закреплены политические и экономические отношения с Российской Империей. Отстаивая независимость Теленгетского ханства, хан Абак умело применял тактику лавирования между сильными соседями, проявив качества дипломата, военного полководца. Хан Абак надеялся закрепить ведущую роль Теленгетского ханства в Южной Сибири, поддерживая политическими и военными средствами всех противников русской колонизаторской политики, начиная с барабинцев на Западе и до шорцев на Востоке, тем самым упрочить свои позиции в борьбе за независимость от соседних государств.

В 1631 году Даулет-Керей, разгромил округ Тары, несколько волостей и Вагайский волок. Он потребовал от воевод потребовал от воевод: “Разорите город и уйдите, мы будем кочевать здесь, это земля наша”. Разгром этот был жестоким. Все мужчины были убиты, женщины захвачены в плен, деревни сожжены, скот угнан, поля опустошены. . Часть скота и имущества, которую отряд Даулет-Керея не смог забрать с собой, была уничтожена, чтобы не оставалась русским. Тобольский и тарский воеводы организовали ответный поход на сибирского хана. Отрядом, составленным из отрядов Тобольска и Тары, а также приданных им служилых татар, сумел нанести поражение Аблай-Керею в местности Кош-Карагай на Иртыше и разорить их кочевья.

В 1631 году уже Даулет-Керей вместе с калмаками, всего 150 человек, разгромили Саргачскую, Тебендинскую и Коурдацкую волости Тарского округа на Иртыше. В ноябре 1632 года Аблай-Керей совершил набег на Тюменский уезд на татарскую деревню Алибаевы юрты у реки Есет, недалеко от впадения ее в Тобол, увел с собой в степь ее жителей. Летом 1633 года против него во главе отряда из 1380 человек вышел уфимский воевода Иван Чернинов, но не нашел в степи следы Аблай-Керея и вернулся обратно.

В ноябре 1632 года хан Аблай-Керей совершил набег на Тюменскую волость, и после этого надолго ушел на юг, в низовья Яика. Уход его оказался очень своевременным, ибо на следующий год, в 1633 году, уфимский воевода Иван Черников повел в степь большой отряд в 1380 человек для разгрома Аблай-Керея. Однако русские хана не нашли и повернули назад.

В октябре 1633 года Даулет-Керей с 60 воинами пришел на реку Есет, разграбил Катайскую волость Уфимского уезда и деревню Баишевы юрты Тюменского уезда. На следующий год кучумовичи разорили Каскаринскую волость Тюменского уезда и увели с собой группу служилых людей. В 1635 году Аблай-Керей вновь совершил набег за реку Есет, подверг разгрому две слободы, захватил 24 пленника и ушел назад за Тобыл, в местность Кош-Карагай у Есиля. В этих набегах активно участвовали и казахские воины из родов аргын, кыпчак, жалаир.

Нападения на Тарский и Томский уезды продолжались вплоть до 1634 года, положение было крайне тяжелым для воевод, нависла серьезная угроза над всеми сибирскими городами. В этот непростой период времени требовалось от русских принятия неординарного решения позволившего кардинально изменить опасное положение. Только путем переговоров с калмыцкими тайшами удалось подавить восстание.

После ухода хана Аблай-Керея на юг от русских границ на порубежных землях воцарился относительный мир. Только уфимские, тобольские и тарские воеводы, наученные теперь горьким опытом, никогда не забывали о возможности нападений и пристально следили за событиями в степи. Сибирское ханство, каким бы слабым оно ни было, представляло непосредственную угрозу русским владениям. Поэтому в 1636 году уфимский отряд под командованием воеводы Никиты Вельяминова совершил поход за Яик. Ему удалось захватить в плен хана Аблай-Керея и Тауке и обоих доставить в Уфу.

Сибирское ханство оказалось обезглавленным. Вся власть досталась брату плененного хана Даулет-Керею, и он возглавил вооруженную борьбу кучумовичей против русских. Но он ханского титула не принял, но продолжал управлять и воевать с русскими. В 1636 году хан Даулет-Керей вместе с калмыками, всего 2 тысяч человек, ходили в набег на сибирские города. Но нападение оказалось неудачным и его орда понесла большие потери. Поэтому на следующий, 1637 год, он посылает послов в Тару, изъявляет желание служить Москве, прекращает набеги и мирно кочует у Нор-Ишима. Перемирие длилось несколько лет, пока он восстанавливал свои силы.

Эпоха войн 30 годов XVII века в Сибири для русских закончилась победой над частью противников и заключением мира с остальной частью. Но практически со всеми противниками: кыргызами, ойратами, частью татар и телеутов, сибирскими ханами борьба будет идти еще несколько десятилетий. Мир середины 30 годов был миром кратковременным, который уже к концу 30 годов стал вспыхивать столкновениями и стычками.

Очень долгое время именно казаки, стрельцы и немногочисленная русская администрация были единственными русскими жителями Сибири. Тем не менее, по данным Посольского приказа, только в Приобье в конце XVII века пушным ясаком было обложено 94 городка. И в XVI и в XVII веках местное население еще значительно преобладало над русскими.

В 1643 году в Джунгарии произошел массовый падеж скота, начался голод. Часть ойратов начала перекочевку в ясачные волости, в том числе в Барабу. Ойраты не только собирали с Барабинских волостей дань, но и отобрали у ясачных татар зверовые промыслы. Из-за недостатка сил у русских властей и опасения крупных военных столкновений с Джунгарией воеводы не решались препятствовать сборам дани в Барабинской степи. Это двоеподданство, а зачастую и военные набеги на Барабинскую лесостепь вплоть до Тары, Тобола, Тюмени продолжались вплоть до конца XVII века и даже позднее.

С 1640 года набеги кучумовичей на Сибирь вновь возобновляются. Амбициозный хан Даулет-Керей во главе отряда из 1000 человек нападает на Тарханский острог у Тобольска. В 1642 году Даулет-Керей кочевал у Есиля, и оттуда совершал набеги под Тюмень, а в 1643 году с 3 тысячным отрядом совершил поход вниз по Иртышу, на Тару и Тобольск разоряя русские поселения уничтожая русских селян, уводя захваченных в полон людей. Обозлённая творящимся беспределом русская власть срочно направляет в степь большое войско, имеющее цель уничтожить все кочевья ненавистных кучумовичей.

В 1642 году Петр Сабанский предпринимает военный поход на Горный Алтай против тёлёсов, которых Хан Кока считает своими кыштымами. В 1643 году под Кузнецкий острог «приходят керсагальские люди с Мачиком», побивают служилых и подгорных татар, а также грабят ясашных людей по уезду и «государева де ясаку платить не велят». В ответ Петр Дорофеев идёт с большим отрядом служивых людей на Бию против керсагалов. В результате ожесточённого сражения керсагальцы потерпели поражение и были полонены, а на обратном пути в Кузнецк Дорофеев успевает еще и разбить ещё один крупный отряд кочевников.

Мощное давление русских вынудило хана Коку в 1645 году установить добрососедские отношения с Джунгарским Улусом и дать шерть ойратам Батуру-хунтайджи. Это очень встревожило русских, так как грозило потерей населения и территории Телеутского Улуса для колонизации, и 12 июня 1646 года в Ургу хана Коки прибыло русское посольство во главе с Петром Сабанским. В связи с восхождением на русское царство Алексея Михайловича, послы просили официального подтверждения действия русско-телегетского договора.

Отказ хана Коки от личной шерти совершенно не устраивало русского царя. В свою очередь, глубокой осенью того же Майчик послал в Кузнецк посольство Биличека с челобитной об отпуске вины за погром на Кузнецком торговище. Биличек также дал шерть кузнецкому воеводе Афанасию Зубову, но от уплаты ясака хан отказался, обещая лишь «поминки», но на деле ничего не выполнил.

Тут же, в 1646 году состоялся сокрушительный военный поход томского воеводы Бориса Зубова притив тёлёсов, которые после смерти своего князя Мандрака попытались отложиться от русских. Возмущенный Кока тут же посылает в Кузнецк, а затем и в Томск своего посла Чоту Битенева с протестом за своих кыштымных людей, представитель которых только что шертвовал посольству Сабанского.

В ответ на поход русских, хан Кока сворачивает торговлю в русских еуздах, отказывается от совместных военных действий против тайши Кулы, и подвергает погрому Боянскую, Тогульскую, Тюлюберскую волости Кузнецкого уезда и подгорных абинцев, уводя людей к себе. Хан усиливает сбор дани с двоеданцев.

В 1650 году русский царь Алексей Михайлович настоятельно требует от томских воевод подтвердить договор о военно политическом союзе между Русским царством и Теленгетским Улусом лично у хана Коки. В апреле в Ургу хана прибывает посольство во главе с боярским сыном Иваном Петровым. В тот же день посол получил аудиенцию хана Коки и личное подтверждение действия договора с чаркой «золота в меду», считавшейся у телеутов самой действенной. В этому времени Коке очень нужна поддержка в противостоянии с Майчыком и ойратским тайшой Сакылом, только что покорившем орчаков, союзников Коки.

Но надежды сторон на нормализацию отношений не оправдались. В 1651 году людьми чатского мурзы Бурлака Аиткулина был отравлен Едерек, шурин Коки. Хан посылает в Томск своих послов с требованием наказать отравителей, а также выдать 11 беглых семей, подданных Теленгетского ханства. Русские отказались выдать беглых и не приняли никаких мер в отношении холопа чатского мурзы. Урегулировать возникшие проблемы путем переговоров не удалось.

в 1652 году тёлёсы вновь перестали вносить в царскую казну ясак, а сами стали брать дань с кондомских шорцев, терроризируя их. Чтобы избежать угрозы расправы от русских, князь Кока с согласия башчи тёлёсов Айдара, переселяет весь народ Телеской волости с Алтын-озера в пределы Теленгетского ханства, а также возобновляет сбор албана с кузнецких волостей и улусов, прекращает торговлю с Российскими уездами. В 1653 году русские служилые люди, пришедшие на побережье Телецкого озера для сбора ясака с народов, кочующих в окрестностях озера нашли берега его совсем безлюдными.

В апреле 1645 года в степи был жестокий бой Даулет-Керея с русским отрядом, вышедшим из Тюмени. В ходе этого сражения русские сумели разгромить татарские отряды и их казахских союзников, уничтожив при этом большое число воинов и мирных жителей. В конце того же года Даулет-Керей вынужден был спасаясь от полного разгрома отойти в степь и обосноваться на Тобыле, у реки Алабуга, срочно прекратив воевать с царскими воеводами, и изъявив большое желание жить в мире с русскими властями.

С 1645 года в борьбу с Россией в Сибири включается новое поколение кучумовичей: брат Аблай-Керея и сын Есима Бука-султан и сын Аблай-Керея, внук Есима Кушик-султан. Они собирались воевать в окрестности Тюмени, Туринска и близлежащих слобод. Весной 1648 года оба они напали на уфимские волости, захватили 20 человек и увели с собой. Нападения кучумовичей продолжались и позже. В 1661 году Даулет-Керей с 200 человек собирался воевать, но его взяли в плен. Бука и Кушик также не прекращали своих враждебных действий, появились новые кучумовичи: брат Бука-султана Шошалы и Качюяр Аблаев грозились идти воевать сибирские волости. Такова история вооруженного сопротивления потомков хана Кучума русским властям Сибири. Как мы видим, эта кровавая и жестокая борьба длилась довольно долго и кучумовичи держали в напряжении сибирские уезды и волости. Сыновья и внуки Кучума почти весь XVII век с Оби, Иртыша, Есиля и Тобола беспокоили русские владения в Западной Сибири, нанося русскому государству большой урон и держа его в напряжении. На фоне этих успехов, среди местного тюркского населения долго жила надежда на восстановление независимого Сибирского ханства под главенством одного из потомков Кучума.

Хотя на практике эта освободительная борьба татар и их союзников из Великой степи, вскоре из освободительной превратилась в грабительские нападения потомков Кучума и их союзников на русские поселения. Это всё сопровождалась грабежом и массовым уводом скота, уничтожения людей, а так же захватом русского населения в полон с целью дальнейшей продажи их на невольничьих рынках Центральной Азии. Снова как и сотни лет назад в под свист камчи и под визг раскосых ублюдков, в степь вновь потянулись караваны с русским людьми, горько оплакивающих свою несчастную судьбу.

Стоило только внуку Кучума Даулет-Керею в 1662 году вновь подняться на борьбу с Русью, как его сразу же поддержали башкиры, татары, ханты и манси. Они опасались потерять вследствие российской экспансии вотченные права на земли, полученных по условиям присоединения к России. Также были недовольны произволом уфимского воеводы и выражали недовольство ростом налогов, злоупотреблениями чиновников при их сборе

В 1662-1664 годах во время башкирского восстания кучумовичи пытались собрать вокруг себя всех недовольных и совместно выступить против русских. Распространение восстания произошло на территории от среднего течения рек Исеть, Миасс на востоке до среднего течения Камы на западе, от реки Яик на юге до реки Чусовой на севере. Восстание началось летом 1662 года в Зауралье. Башкиры под руководством Сары Мергена, Урасланбека Баккина и других предводителей атаковали Катайский острог, Далматов и Невьянский монастыри, Арамильскую, Ирбитскую, Белослудскую, Мурзинскую и другие слободы, заняли некоторые из них. На борьбу с восставшими царское правительство направило значительные воинские силы. Около озера Иртяш состоялось крупное сражение.

Другим районом борьбы была Северная Башкирия, где восставшие заняли город Кунгур, Степановский острог, Воздвиженский и Рождественский монастыри, а так же разорили русские села и деревни по реке Сылва. Восстание охватило такж Ногайскую и Казанскую дороги. Повстанцы под предводительством Гаура Акбулатова и Улекея Кривого осадили Уфу, Мензелинск и другие крепости, села и деревни. Против ногайских и казанских башкир правительство направило крупные силы во главе с казанским воеводой князем Ф. Волконским. Прибыв в Уфу, он направил против восставших карательные отряды, одновременно обратился к башкирам с призывом прекратить борьбу. Осенью 1662 года большинство башкир согласилось на переговоры, которые окончились безрезультатно.

Весной 1663 года восстание возобновилось и охватило всю территорию Башкирии. Решая продолжить дело, восставшие старались найти союзников. Башкиры Сибирской дороги укрепляли прежние связи с нерусскими народами Зауралья. Кроме того, они установили контакт с царевичем Кучуком, правнуком Кучума. В описываемое время Башкирия на юго-востоке граничила с землями, где обитали потомки сибирского хана Кучума. Претендуя на земли бывшего Сибирского ханства, Кчумовичи искали только случая, чтобы организовать антирусское выступления. Следовательно, восстание в Башкирии с их точки зрения было как нельзя кстати. Но в движении 1662 года они не приняли участия. Но, начиная с зимы этого года один из них сибирский царевич Кучук, находится среди башкир Сибирской дороги. Кучук появился в стане повстанцев после смерти их главного предводителя Сары Мергена в начале 1663 года.

Но сибирские царевичи, в том числе и Кучук, не представляли серьезную силу в военном отношении. Повстанцы пытались, по-видимому, использовать царевича как фигуру, вокруг которой можно было объединить нерусские массы Зауралья. Не случайно они параллельно вели переговоры с калмыками, чтобы получить более существенную помощь.

В 1661 году у русских появилась реальная возможность нанести удар по силам сибирских царевичей. Это стало возможным благодаря усобицам между покровительствовавшими им ойратскими тайшами, а также из-за столкновений самих Кучумовичей между собой при дележе улусных людей. Летом 1661 году уфимские служилые люди вместе с башкирами, напав на кочевье младших Кучумовичей, пленили царевича Кансуера. В конце июля 1661 года значительная победа была одержана над главой клана царевичем Девлет-Гиреем. Отряд Б. Маркова в районе левого притока Иртыша реки Желе-зенки, пользуясь внезапностью, разгромил улус царевича. При этом было отбито свыше 300 ясачных людей и захвачена богатая добыча. Девлет-Гирей вынужден был бежать и, по всей видимости, вскоре погиб. Однако эти успехи имели временный, локальный успех, так как не привели к полной победе над Кучумовичами.

В 1662-1665 год были периодом последнего выступления потомков Кучума в Сибири. Так как в этот раз царское правительство решило навсегда покончить с этой надоевшей ей проблемой. Против кочевников были направлены большие воинские силы, вскоре приступившие к решительным действиям против поганых.

Вскоре, на реке Ница царские солдаты и рейтары окружили и разбили татарскую орду, после чего оставшиеся в живых степняки, побросав всё своё имущество, а так же одежду, котлы, топоры, седла, в панике бежали за реку, в непроходимые болота, где вскоре и погибли. Так закончилась трагическая столетняя борьба потомков хана Кучума за свою родную землю. Не смотря на все неимоверные трудности русские смогли победить врага и навечно утвердится в сибирских землях.

Хотя надо признать, что эти грабительские нападения потомков Кучума и их союзников на русские поселения, на самом же деле не прошли безрезультатно. Именно они не позволила царской России надежно закрепиться на юге Сибири, и только в 20 годах XVII века удалось основать на Иртыше Омскую крепость. Она была заложена только спустя сто лет, в начале XVIII века. Как всегда русский народ своей кровью оплатиллэто присоединение к России огромного и сказочно богатого края. Благодаря безвестным и знаменитым потомкам, наши предки смогли завоевать великое будущие русской державы. Но они знали, что делали, и в отличие от барыжного поколения не требовали каких то для себя преференций и бабла.

 А впереди ещё были тысячи километров по неизвестным и трудно проходимым землям, заселённым многочисленными и воинственными кочевыми племенами не желавших делится своей свободой и имуществом.

Тысячелетняя война. Русь и Великая Степь.
Битва за Сибирь. Столетняя война на Енисее.

Тысячелетняя война. Русь и Великая Степь.
Битва за Сибирь. Столетняя война на Енисее.

Известная всем жителям России Кавказская война русских с воинственными горцами непрерывно длилась 65 лет.  Закончилась она в 1864 году полной победой русского оружия, с последующим выселением черкесов Западного Кавказа в Турцию. Но к великому стыду и к сожалению, мало кто знает о не менее ожесточённой войне на Енисее с кыргызами, длившуюся почти столетие, и потребовавшая от России колоссального напряжения сил, больших материальных затрат, а так же немалых человеческих жертв. Эта кровопролитная и жестокая война закончилась с исчезновением кыргызов как народа, и государства.

Длительная история государственности енисейских кыргызов повествует о том, что даже Чингиз-хан не стронул этот воинственный народ с места их обитания,  позволив им сохранить  автономию в сердце своей империи. Свободолюбивых и дерзких кыргызов русским так и не удалось покорить, несмотря на многочисленные военные походы против них и бесконечные сражения, как на своей территории, так и на территории противника в течение всего XVII столетия. Но не смотря на колоссальное давление и огромные потери они так и не признали над собой власть Московского царства, несмотря на на периодически провозглашаемые разными князьями клятв верности. Так как всё это в конечном итоге было сделано из тактических соображений, и впоследствии легко отвергаемые.

После основания Сургута вся средняя и верхняя Обь была в несколько лет пройдена русскими первооткрывателями и промышленниками. Они разведали пути к различным обским племенам. За ними следовали сургутские казаки и объясачили всех живших по Оби остяков. На средней Оби они не встречали сопротивления, и к концу XVI века русская власть распространилась почти до реки Томи. Выше реки Кети по Оби и её крупнейшего правого притокам Чулыму и Томи обитала территориальная группа татар-чулымцев. Они оказали русским более упорное сопротивление, чем коренное население средней Оби. Для борьбы с ними и, конечно, для сбора ясака на реки Томи, в 65 км от устья, в 1604 году был построен город Томск, сыгравший значительную роль в освоении юго-востока Западной Сибири.

Чулымцы это тюркский народ, один и коренных народов Сибири. Они заселили верховья Чулыма в XII—XIII веках; начиная с XIII века начали продвигаются вниз по реке Кия, это левый приток Чулыма, а в XV веке они расселяются и в нижнем течении Чулыма. В процессе ассимиляции пришлыми тюркоязычными группами местного дотюркского населения селькупов и кетов скложился чулымский этнос, основу хозяйственной деятельности которого составляли охота и рыболовство. Более позднее в результате контактов с сибирскими татарами определённое распространение получают земледелие.

В бассейне верхней Томи, по рекам Кондома и Мрассу, жили оседлые шорцы, по происхождению и культуре близкие северным алтайцам. Их область славилась богатыми месторождениями железных руд. У северных шорцев большое значение издавна имело добыча и плавка железной руды, из которых они выплавляли железо и вырабатывали различные изделия, включая доспехи, котлы и холодное оружие, стрелы, ножи. Шорский народ сформировался в VI—IX веках, в ходе смешения местных кетоязычных и пришлых тюркоязычных племён.

Проникнув в их земли, русские открыли Салаирский кряж, а так же Кузнецкий Алатау, Северо-Восточный Алтай и вышли к западным склонам Абаканского хребта. Это была первая горная страна, встреченная русскими за Уралом, и покорять её оказалось гораздо труднее, чем Западно-Сибирскую равнину, чьей юго-восточной границы они достигли. Но малочисленность гарнизонов городов и острогов Томского разряда мешала прочно закрепиться русским на вновь присоединенной территории в бассейне рек, Енисей, Чулым, Июс, Мрассу, Кондома. Эти земли в русских исторических документах XVII века известны под названием «Кыргызская землица», по имени правящего племени енисейских киргизов.

Эта малодоступная страна лежала первой на пути распространения русского владычества не потому только, что она приходилась ближайшей к русским владениям, с которыми не могла не сталкиваться постоянно. Главнейшее значение ее было в том, что она, со своими богатыми горными пастбищами, с дремучими лесами, посреди которых издавна раскидывались роскошные оазисы возделанных полей, с равнинами, орошенными множеством рек и покрытыми богатой растительностью всякого рода, была житницей центральной Сибири.

 

Продвижение интересов России на Кыргызскую землю в Хакасии началось в 1604 году. Именно с основанием Томска в 1604 году началось освоение Южной Сибири. Малочисленным отрядам русских служилых людей это давалось ценой огромных усилий. Русские отряды, продвигавшиеся на юг Сибири, столкнулись с одним из наиболее развитых в социальном отношении племенных объединений. Енисейские киргизы известны с более древних времен, и имели достаточно длительную героическую историю.

Только покорив енисейских кыргызов, можно было рассчитывать принудить к покорности и мирной жизни народы Восточной Сибири. Но ничего не было труднее, как подчинить какой-либо власти не только кыргызов, но и покорить дикую природу Саянских гор, бескрайних сибирских степей, в которой население находило себе непреодолимую защиту. Среди этой-то суровой природы жил воинственный и свободолюбивый народ рождённый для войны, получивший своё воспитанное в вековой борьбой с внешними врагами и закаленный внутренними междоусобицами.

Князь томских татар Тоян, лояльный к России и данник енисейских кыргызов, решил воспользоваться благоприятной военно-политической ситуацией и избавиться от обязанности платить дань енисейским кыргызам. 20 января 1604 года в Москву ко двору Бориса Годунова приехало посольство во главе с князем эуштинских татар Тояном с просьбой о принятии их под власть Русского царя и о возведении на реке Томи острога для защиты эуштинцев от нападений воинственных соседей енисейских кыргызов и калмыков.

25 марта 1604 года Борис Годунов уверенный в своём превосходстве над племенами кочевников, послал казачьего голову Гаврилу Писемского из Сургута и стрелецкого голову Василия Тыркова из Тобольска с заданием основать город на берегу реки Томи, в татарской земле, завести вокруг него государеву пашню и привести в подданство российскому царю окрестные народы. К 7 октября 1604 года все строительные работы были завершены. Томск стал важным стратегическим военным центром на несколько столетий, и в течение всего XVII века обеспечивавшим безопасность местного населения от набегов кочевников. Выше устья Ангары по Енисею проживали воинственные кочевые племена кыргызов, которых поддерживали монгольские ханы. Поэтому процесс присоединения Красноярской земли к Русскому государству протекал довольно драматично.

Главные кочевья кыргызов лежали на Белом Июсе и в районе Большого Озера или Тенгери-Куль. Там находилась ставка кыргызского князя Номчи, которую русские называли «Каменный городок». Судя по всему, это была крепость, выстроенная недалеко от Большого Озера, или Тенгери-куль, на вершине сопки. Западная граница кыргызских владений проходила по реке Кие, притоке Чулыма, восточная, по Енисею. Северной границей их владений была река Кемчуг, которая тоже впадает в Чулым в том месте, где она делает довольно резкий поворот на запад, к Оби. Южнее кыргызов, южнее реки Уйбат, кочевали маты, которые в 1616 году, разгромленные русским отрядом в Кузнецкой волости на Томи, откочевывали за Саяны, во владения Алтын-хана.

Кыргызы, так же, как и все остальные степные кочевые народы, делились на несколько родов. Те земли, в которых стоял Каменный городок, были Алтысарским улусом, которым правил князь Номча. Это был старший род среди кыргызов. По Уйбату кочевали кыргызы Алатырского улуса. Ими правил князь Талай. Этот улус простирался до низовий Уйбата и до современного Аскиза и Абакана. От междуречья Уйбата и Ербы, притока Енисея, и на север, вплоть до Ангары, располагался Исарский улус, самый большой среди кыргызских княжеств. Князем Исарского улуса был Батарай. А на правом берегу Енисея, по Тубе, Ое, и вплоть до Саянского прохода, располагались земли Тубинского улуса. Князем тубинцев был Набыдай.

К моменту появления русских на берегах Енисея енисейские кыргызы имели длительную политическую историю. Во второй половине 1-го тысячелетия уютные земли Минусинской котловины стали колыбелью культуры енисейских кыргызов. Енисейские кыргызы, древний оседло-кочевой народ, проживавший в районе Саяно-Алтая; родственный динлинам. Предположительный предок современных хакасов, южных алтайцев и киргизов, участвовавший в формировании тувинцев, иркутских бурятов, халха-монголов и других этносов.

Её истоки восходят к таштыкской культуре. Остатки обширных ирригационных сооружений и найденные археологами орудия труда говорят о развитии плужного орошаемого земледелия у населения Минусы в тюркское время. Занимались кыргызы и отгонным скотоводством, разводя овец, верблюдов и лошадей. Кыргызские «бойцовые» лошади особо ценились в кавалерии, для нужд которой они специально и разводились. Немалую роль в хозяйстве кыргызов играла охота. Продукты рыболовства не только разнообразили пищу, но и давали столь необходимый для производства метательного оружия клей.

Полученные в течение нескольких сотен лет живущими здесь людьми земледельческие навыки и склонность к оседлым поселениям, привели к созданию кыргызского государственного объединения. Часть населения жила преимущественно оседло, так как возделывались разнообразные земледельческие культуры: пшеница, просо,ячмень, конопляное семя, плодовые деревья, овес и рожь. Землю возделывали с помощью деревянных плугов с железными сошниками и привозных китайских с чугунными отвалами. Урожай собирали железными серпами. После падения Первого Тюркского каганата, в развале которого кыргызы приняли самое деятельное участие, они получили полную независимость, и уже в 648 году танский Китай встречал их первое посольство.

Кыргызы снаряжали торговые посольства в Китай, в свою очередь, богатства кыргызской земли привлекали иноземных купцов. Поэтому от трассы Великого Шелкового пути, пересекавшего Центральную Азию, было проложено ответвление, которое начиналось в Турфанском оазисе и вело на север, в Туву, пересекало Саянские горы, а затем шло вдоль течения Енисея, к ставке ажо.



В полный размер 1342х959 в новом окне

Кыргызский каганат постоянно подвергался опустошительным набегам воинственных южных соседей, и в VI—VIII веках нередко терпел сокрушительные поражения. Иногда они даже терял политическую самостоятельность. Но со временем военная удача всё чаще улыбалась кыргызам. «Умертвил роды синего волка, черного волка умертвил», — говорится в древней кыргызской надписи об одном из успешных походов, вероятно, против тюрков.

Год от года набирая силу, каганат превратился в мощную державу, существенно влиявшую на судьбы народов Центральной Азии. В VIII веке здесь появляются крупные городские центры, сооружаются храмовые, дворцовые и административные комплексы. Хорошо вооруженные дружины кыргызов совершали регулярные набеги на жителей горно-таёжных окраин Минусинской котловины. В китайских источниках отмечается, что когда кыргызы «набирают и отправляют войско, то выступает весь народ и все вассальные поколения».

Кыргызам пришлось обороняться от агрессивных монголоязычных кочевников, киданей и найманов, пресекших связи каганата с земледельческим цивилизациями Юго-Восточной Азии. Кыргызское население изрядно поредело в продолжительных войнах и, будучи распылённым по огромным территориям, не могло оказать серьёзного сопротивления. В это же время кыргызы, вероятно, утратили руническую письменность. Государство быстро слабело и дробилось, мелкие князьки один за другим объявляли о своей независимости и тут же начинали враждовать с соседями. В сущности, история могучей кыргызской державы на этом и завершилась.

После разгрома найманов войсками Чингиз-хана, кыргызские княжества добровольно пополнили его империю, окончательно утратив государственную самостоятельность, но сохранив свою автономию. Боевые отряды кыргызов влились в монгольские полчища, и направились вместе с ними в беспрерывные походы для дальнейших завоеваний. Кыргызкие воины по праву считались одними из самых лучших бойцов в монгольской армии.

Значительного развития в IX-XII веке у кыргызов достигли горное дело, чёрная и цветная металлургия и связанные с ними кузнечное и ювелирное ремесла. Все источники непременно отмечают, что земля кыргызов производит золото, железо, олово. Кргызское боевое оружие и доспехи в те времена очень высоко ценились среди их соседий. Кыргызские панцири состояли из железных пластин, скрепленных между собой по ламеллярному принципу. Этому способствовало и возросшее качество металла, который по многим показателям, превосходил современные марки сталей.

После распада Монгольской империи формировалась новая община при значительном влиянии оставшихся кыргызов. Последние воспользовались предоставленной возможностью и предприняли небезуспешные попытки создания своей собственной государственности. Различные племенные группы: туматы, урдуты, кераиты, оказавшиеся волею монгольских властителей в долине Среднего Енисея, были объединены под эгидой кыргызов в единый этнополитический союз Хонгорай. Роль кыргызов в этнополитическом союзе «Хонгорай» была настолько велика, что в русских документах XVII века Хакасско-Минусинский край получил название «Кыргызской земли».

В конце XIV веке кыргызы в борьбе против восточных монголов объединились в союз с ойратами, где заняли лидирующее положение. Они оказались элитарной группой в составе населения Саяно-Алтая и Среднего Енисея. Но после XIII века, монгольское влияние на кыргызов постепенно ослабевает. Однако в полной мере оно не исчезает вплоть до ликвидации политических образований енисейских кыргызов в XVII веке. С падением юаньской империи в конце XIV века её административная система и военные поселения на территории Саяно-Алтая прекратили своё существование. Кыргызские земли, управлявшиеся своими князьями, попали в зависимость от ойратов, стали ареной борьбы между ойратскими и халхасскими ханами.

Внимание Москвы к енисейским кыргызам возникло после того как татарский князь Тоян сообщил русским в 1604 году о существование весьма могущественной кыргызкой орды, являвшейся абсолютным доминантном в обширном регионе. Первый дипломатический контакт с кыргызами произошёл в 1606 году, когда князь Номча отправил в Томск своих посланников.

Продолжительная борьба Москвы с енисейскими кыргызами в XVII столетии стало одной из самых драматических и кровопролитных страниц в истории завоевания русскими Сибири. Руссие, приведенные историческим предопределением на берега Енисея, встретило здесь в кыргызах необыкновенных противников, и границы двух земель скоро стали ареною, которая вся от края до края залилась кровью, усеялась костями. На обширной Сибирской равнине, простирающейся на тысячи километров в длину, был полный разгул для конных кочевников, а так же для русских служивых людей и казаков. Первые искали добычи, вторые оберегали свои остроги и немногочисленные поселения. И те и другие отличались мужеством и, встретившись, не отступали и не просили пощады. Завязалась многолетняя, упорная и грозная борьба .

Извечной болевой точкой в русско-кыргызских отношениях оставалась проблема выплаты ясака самыми кыргызами. Так как подданными, даже номинально, они себя не считали, и соответственно признать иное, означало бы только одно, покорится Москве. В свою очередь в Москве не видали никакой альтернативы кроме тотальному подчинению этого свободолюбивого народа своей власти. Так как само существование этого дерзкого и независимого народа, несло прямую угрозу русским планам покорения Сибирского края и в дальнейшем, выходу к океану.

Хотя русская сибирская администрация и кыргызские правители имели некоторый шанс на установление более или менее терпимых отношений, но русские не хотели степнякам ни в чём уступать или идти на какой либо с ними компромисс. Это основывалось в первую очередь на стойком предубеждении против кыргызов, считая их неуправляемыми и склонными к бунту. Тем более, что они ненавидели русских и не помышляли о настоящем, действительном подданстве России.

Вместе с тем, взаимное недоверие, поколениями накопившееся между русскими и кыргызами, так и не было изжито, сохраняясь до неизбежного конца самых упорных в Западной Сибири противников московских государей. Но ещё большей подозрительностью отличались именно московские центральные и местные власти. Не будучи в силах добиться ни скорого покорения кыргызов, ни достижение своих целей дипломатическим путём, они видели решением этой проблемы, только воинскую силу.

Русские характеризовали кыргызов как очень воинственный народ рождённый для войны. Они были высоки ростом, крепкий телом и духом, совершая постоянные набеги на русские селения. Их оружие по преимуществу состояло из лука и стрел, пики, кривой сабли на боку. Они никогда не шли в набег без кольчуги и панцирей. Обитали они по большей части в степи и горах, в трудно доступных местах. Это в свою очередь давало им большое преимущество, так как на них нельзя внезапно напасть.

Практически сразу за переходом в русское подданство «Пегой Орды», в 1603 году к нарымскому воеводе обратился с просьбой о принятии в подданство князь небольшого рода, князь Тоян. Его род жил в низовьях притока Оби — Томи. Князь проявил верноподданническую инициативу. Он сообщил, что поможет русским покорить другие народы, которые жили по притокам Оби — Томи и Чулыму: чатских татар и телеутов, живших выше по Оби, и кыргызов, чьи владения находились по другому притоку Оби, Чулыму. Тоян также выразил желание помочь русским построить город на удобном месте в своей земле. В награду за свои труды Тоян попросил для себя и своего улуса освобождение от ясака. Милость Тояну была оказана, и он стал русским подданным, не внося ясак в казну.

Русские своим закреплением в Притомье целиком и полностью обязаны князю Тояну. Он позволил построить в своих владениях Томск, который потом более чем на сто лет стал базой для русского продвижения в верховья Оби, в Кузнецкую котловину. Князь Тоян, конечно, преследовал свои цели. Он за сравнительно невысокую плату получил покровительство и защиту достаточно сильного государства, могущего бороться с агрессивными соседями Тояна. Русские же за небольшую плату получили выгодный плацдарм для наступления на богатые области Саяно-Алтая. Из Томска, стоящего почти в стрелке Томи и Оби, можно было контролировать верховья Оби, верховья Томи с Кузнецкой котловиной и Причулымье с Толы-Хоорай в верховьях.

Тоян сразу же поделился с русскими сведениями о своих соседях ближних и дальних. Первым делом он указал на самого ближнего и агрессивного соседа, кыргызского князя Номчу, который стоял на озере Тенгери-куль, в семи днях пути от только, что заложенного Томска. Его владения начинались на реке Кие, притоке Чулыма, всего в трех днях от Томска.

Но из-за возникшей Смуты, правителям Московии стало не до сибирских земель. Однако и лишаться возможности разжиться «рухлядью» никто не собирался. В сложившихся обстоятельствах, русские воеводы вынуждены были действовать на свой страх и риск. И они посылали своих людишек в кыргыские улусы с требованием стать под царскую руку и выплачивать ясак мехом пушных зверей. Но поскольку московиты не имели серьезных воинских сил в регионе, все, кто признал себя холопами государя Московской Руси оказывались вынужденными платить двойную дань: как прежним, так и новым сюзеренам.

Следует отметить, что русские не ограничивались одним ясаком. Тихой сапою, они продвигались вглубь Южной Сибири, последовательно возводя остроги и поселения. По расчётом русского командования первые удары русских войск и должны были направиться на наиболее агрессивного и сильного кыргызского князя Номча и его сына Ишейя, владевшим многочисленным племенем, и постоянно ходивший померятся силами с соседними племенами и народами, а так же совершая набеги за добычей.

Летом 1604 года из Нарыма вышел многочисленный отряд казацкого головы Гавриила Писемского и сына боярского Василия Фокина. Вместе с ними вышли на строительство города 100 кодских остяков во главе с князем Онжей. Пока русский отряд двигался вперед, неприятель издали следил за его движением, ограничивая бой лишь слабой перестрелкой, но когда началась остановка на месте строительства предполагаемого острога, кыргызы, пропустив мимо себя отряд, кинулись на него с такой стремительностью, что едва не захватили в плен нескольких служивых людей, но были отбиты.

Во время движения, русский отряд, встречая на своём пути кыргызские селения пустыми, так как они были покинутые жителями, топтали посевы, сжигал хлеба и сено. Придя на место строительства предполагаемого укрепления, начинали активно производить строительные работы, так как время на раскачку у них не было. Еще заря не успела заняться на южном ночном небе, как множество топоров дружно застучали по корням деревьев, и с громом и треском стали валиться лесные исполины. С помощью союзных татар лес, перетаскивали и сплавляли к месту строительства, где из него уже возводили укрепления и постройки.

Первое же соприкосновение русских со степными народами показало, что те богаты, многочисленны и обладают просто огромными войсками, если сравнивать с немногочисленными отрядами русских. По сравнению с ойратскими тайджи , казахскими ханами, Кучум был ханом средней руки, хотя и получившим широкую известность своей борьбой с русскими.

Неспокойно было и в Сибирском ханстве, где хан Али осуществлял подготовку восстания остяков и вогулов против ясака, которое вспыхнуло в 1607 году. Вскоре хан Али со своими братьями Азымом, Есимом и Хансюером привёл большой отряд под Тюмень. Несмотря на все усилия они не смогли захватить русский острог и вынуждены были отступить от него. Но несмотря на неудачу татары разорили совместно с остяками и вогулами русские поселения в тюменском, тобольском, берёзовском уездах, истребляя проживавших здесь людей, и загняя остатки русского населения за стены острогов.

С 1609 года начинаются прямые столкновения русских служивых людей и кыргызов. Борьба в основном велась за обладание обширными ясачными землями, к тому же заселёнными многочисленным населением, в лесостепной зоне Центральной Сибири. С русской стороны в этом конфликте принимали участие служивые люди из Томского городка, Кузнецкого и Красноярского острогов. Они активно участвовали в присоединении территорий, населенных кочевниками Хакасско-Минусинской котловины. Стоит заметить, что земля кыргызов простиралась в то время по всему югу Сибири.

Из всех противников русских в Сибири кыргызы были самыми опасными и серьезными, несмотря на их относительную малочисленность. Это объяснялось несколькими причинами. Во-первых, кыргызы, это народ с древней культурой. Род кыргызских князей тянется из глубокой древности, а в средневековье, вплоть до походов Чингиз-хана, кыргызы господствовали в Центральной Азии. В то время как малочисленное русское население в Сибири было окружено со всех сторон врагами и не могло рассчитывать на помощь из Москвы.

Кыргызское войско, несмотря на малочисленность, представляло собой очень серьезную военную силу. Воины имели отличное оружие и доспехи. Кыргызы использовали панцири двух типов из металлических пластин — «кума хуях» кожаные доспехи из толстой кожи — «хуус хуях» и кожаные боевые рубахи — «чаргах». Один тип панциря состоял из 16 квадратных пластин с двумя или четырьмя рядами бортиков, которые крепились к кожаной основе заклепками. Второй тип панциря состоял из 20 прямоугольных пластин, нашитых на кожаную основу. Использовались кыргызами и кольчуги, «илчирбелиг хуях». Голову воина защищал сфероконический шлем, «чалолыг», с забралом «тумага», козырьком и кольчужной бармицей. Кыргызы активно начали осваивать огнестрельное оружие.

Кыргызские отряды были очень хорошо вооружены и мобильны. Русские на первых порах старались вступать с ними в открытый бой только в том случае, когда выбора не оставалось. В остальных же случаях русские отсиживались за стенами городов и острогов, или же применяли тактику рейдовой войны, нападая на улусы и ставки в отсутствие войска противника. Русские также ценили кыргызское оружие, и казаки, особенно конные, старались купить кыргызский куяк, или захватить его в бою. И вообще, они активно вооружались местным оружием, считая его непревзойдённым.

Хан Номча возглавлял союз четырех кыргызских княжеств Толы Хоорай. Кыргызы были достаточно многочисленным и воинственным народом, предки которых имели в XII веке обширное и сильное государство в Центральной Азии. Под их управлением находилась огромная территория от Монгольского Алтая на юге, до Ангары на севере. После разгрома этого государства Чингисханом в 1293 году кыргызы утратили свое прежнее могущество, но не утратили своей воинственности.

После того как на кыргызскую землю приходят русские служилые люди, они быстро начинают осваиваться на новой территории. Поначалу кыргызы-хакасы встретили русских достаточно дружелюбно, и это было в первую очередь связано с психологией кочевников. Дело в том, что кыргызы хоть и платили дань, но и о себе не забывали. Они просто взимали дань с других племен, и в то же время сами платили дань более сильным соседям, монголам-хотогойтам и западным монголам-джунгарам, и себе оставалось.

До появления России, относительная стабильность и порядок соблюдался. Но когда пришли русские служивые люди, мудрые кыргызы решили, что при помощи царских войск можно избавиться от «двоеданства»и вышвырнуть надоевших мздоимцев. Расчет был прост, лучше платить одному, чем двум. Словом, как и сейчас, все попытались использовать друг друга в собственных интересах.

По их мнению, Россия очередь должна была избавить Кыргызскую землю от двух сборщиков дани, монголов-хотогойтов и западных монголов-джунгаров. До прихода России монголы не только взимали дань с населения Хакасии, но иногда требовали поставлять им воинов, но не захватывали Хакасию и не заселяли её.

Кыргызские князья первоначально полагали, что русские тоже ограничатся сбором ясака и согласились добровольно платить ясак со своих кыштымов. Однако, появление России на юге Сибири для кыргызов проблему «двоеданства» не сняло, а только усугубило. Теперь Хакасия была вынуждена платить дань еще и третьему «халявщику», России. Впрочем, это была не главная оплошность царской России. С первых шагов на кыргызской земле Россия начинает проводить характерную имперскую политику насаждение своих порядков и полное игнорирование обычаев и традиций коренной национальности. А это для вольного и воинственного степняка-кочевника было страшнее смерти.

Как ни прискорбно но приходится признать, что все усердие русских служилых людей сводились не к тому, чтобы подружиться с местным населением, завязать человеческие отношения и соблюдать порядок на земле кыргызов, защищая их от внешнего врага. Алчные российские наместники стали взимать дань с кыргызов в царскую казну, при этом не забывая про себя. Они стали гоняются за той частью населения, которая увиливала от ясака, и полностью отрешаются от решения проблем своих новых «верноподданных России».

Русские вручают кыргызам лыжи и заставляют охотиться на пушного зверя. Объяснения хакасов о том, что они, в основном, занимаются военным делом и на пушного зверя не охотятся, к тому же на лыжах ходить не умеют, на русских служивых людей не действуют. Тем более, что царские власти в данной ситуации интересовало только их земельные владения, нужные для постройки своих деревнь и острогов. При этом, абсолютно не считаясь с мнением местного населения. Поэтому, местным аборигенам привыкшим командовать другими, вскоре стало ясно, что одной только данью русские явно не ограничатся. Впрочем, хакасы терпели даже такое положение дел.

Но терпение свободолюбивых кыргызов окончательно лопнуло уже через четыре года после прихода русских на Кыргызскую землю, когда в 1608 году томские «головы» Матвей Ржевский и Семён Бартенев совершили первую и самую глупую ошибку в истории взаимоотношений России и Хакасии. Служилые люди с их согласия ограбили жену алтысарского князя Номчи, прибывшую в Томск с ясаком для царской казны, и просьбой принять её в русское подданство. Одурев от вседозволенности они сняли с неё дорогую соболью шубу, или просто ограбили. По монгольским обычаям ханша имела право участвовать в управлении ханством в отсутствие мужа и вместе со старшим тайджи имела право принимать послов. Но все же государственные дела в степных ханствах решались ханами.

Тем более, что кыргызский хан Номча, бывший вассалом халхасского Алтын-хана, получил указание завязать дипломатические отношения с русскими и попросить у них военной помощи против ойратов, если это будет возможным. Сам хан Номча, видно, решил одним разом поправить и своё положение, заключив более тесный союз с русскими от своего имени, чтобы потом получить возможность отложиться от Алтын-хана. Для этой деликатной миссии он и отправил в Томск свою жену.

Возмущению кыргызов не было предела, и этот гнев вполне оправдан. Россия должна была избавить Хакасию от остальных мздоимцев, но свои обещания не выполнила. Хакасия, не смотря на это, исправно платила направо, налево и прямо, России. И за то, что хакасы исправно вносят вклад в царскую казну, их жен еще и грабят. Да еще чьих, княжеских. Естественно у кыргызов возник резонный вопрос, что же тогда ждать от пришествия русских служивых людей простым жителям. Вот так, в истории всего человечества всегда находились недалёкие и алчные люди, которые своими низменными поступками ввергали целые народы в омут кровавой резни и вселенской катастрофы.

Это было не только нападение на ханшу, что само по себе было чревато последствиями, но и также было оскорблением посольства. Трудно сказать, почему томские воеводы так поступили. Но факт, эта соболья шуба дорого потом обошлась русским. С этого мелкого эпизода началась длинная череда русско-кыргызских войн, которые продолжались в течение 100 лет и завершились только в 1704 году. Они стоили обеим народам большой крови и принесли массу неимоверных страданий.

Вполне естественно, что ответ хана Номчи не заставил себя долго ждать. Ему удалось раздуть фанатизм в народной массе до такой силы, так хорошо воспользоваться принципом нетерпимости, что было время, когда самая русская власть в Сибири колебалась и готова была, казалось, рушиться. Религиозный и националистический фанатизм был возбужден, народ волновался и со всех сторон валил к князю.

Тем же летом 1606 года он с большим отрядом напал на чулымских татар, уже объясаченных русскими, и живших по соседству от границ владений кыргызов. Они ликовали, потому что нигде не видели русского войска и не встречали сопротивления. Кыргызы прошли по ясачным татарским волостям, разграбили их, а также прошлись по окрестностям Томска, загнав его защитников за стены острога и испепелив пригородные поселения. Вся территория расселения русских оказалась разграбленной и выжженной. Надо полагать, что хан Номча многократно окупил стоимость отнятой шубы уже в первом походе на русских и сохранил свою честь и честь своей жены.

Русские владения в Сибири переживали чрезвычайно трудное время. В это же время, по территории Сибири прокатывалось одно кровавое восстание за другим. Так одновременный бунт на территории южной Сибири, трагические события на правом фланге связанные с Кучумовичами, а так же разгром русских селений по реке Томи поглощали все мизерные русские силы. Но истекающим кровью русским каких либо подкреплений и помощи из Московии даже и ожидать было нельзя. А в этот непростой для русского народа исторический период в Московском царстве царили страшный голод и шла кровавая междоусобная война с частой переменой царей. Борющимся между собой, за обладание московского престола, русским правителям было недосуг. Они вспоминали о Сибири лишь тогда, когда срочно нужны были деньги для продолжения этой кровавой братоубийственной войны.

В ответ на произвол русских властей и продолжение экспансионистской политики в регионе, в Западной Сибири началась большая война Русского царства с кыргызами. В этих весьма непростых обстоятельствах русских от полного уничтожения спасло лишь только то, что в степи в это время началась большая междоусобная война между ойратами, Алтын-ханом, казахами и телеутами. В этой кровопролитной и ожесточённой войне все участники напрягали все свои силы, с особым энтузиазмом истребляя друг друга.. Им было тогда уже не до русских.

Лишь только по поэтому жалкие остатки русского населения смогли отсидеться в острогах, спасаясь от набегов кочевников, а потом, после очередного разорения, снова с невероятным упорством начинали отстраивать подгородные деревни и сеять хлеб. Это было страшное для русских время. В Сибири они были со всех сторон окружены врагами, были крайне малочисленны, тем более они не могли надеяться на помощь из истекающей кровью Родины. Чтобы не погибнуть, всё русское население и служилые люди изо всех сил держались за свои остроги, которые были их единственным спасением и надеждой, и вместе выступали на лютого врага, не жалея свои жизни.

Между русскими ясачными волостями на Томи и владениями князя Абака лежала небольшая Кузнецкая волость. Это было владение шорцев, живших на реках Кондоме и Мрассу. Они издревле занимались выплавкой железа и великолепным изготовлением и выделкой железных изделий. Формально шорцы никому не подчинялись, но от набегов в их земли кыргызов и телеутов откупались данью железными изделиями: котлами, таганами и стрелами. Правил шорцами в то время князь Базаян.

В этой непростой ситуации, русских воевод особенно волновало близость их территории к непокорным кыргызским владениям, и возможностью получать оттуда различную помощь многочисленным бунтовщиками. И наконец существовала реальная опасностью, что пламя восстания, перекинувшись через Саянские горы, может быстро охватить всю территорию Западной Сибири. Это обстоятельство и заставляло томского воеводу начать усмирение Кузнецкой волости.

Томский воевода Волынский самостоятельно принимает решение эту волость объясачить и подчинить Москве. Летом 1607 года в Кузнецкую волость отправился отряд томских казаков. Её территорию ограничивалась лишь верховьями реки Томь и бассейна Кондомы и Мрассу, населёнными абинцами и шорцами. Но вскоре казаки вернулись в Томск с пустыми руками, но живыми. На первый раз их просто проигнорировали и отпустили домой невредимыми.

Однако эта неудача не остановила князя Волынского в попытках расширить ясачные волости. Алчный князь собрав все свои скудные силы предпринимает в 1608–1609 годах настоящее наступление на владения кыргызов. В ответ на это вторжение, много вольных кочевников собирались подняться на защиту своей свободы и независимости, гордые кыргызы стали во главе движения, и вся ихняя земля должна была сделаться ареной кровавого столкновения.

По плану воеводы, предполагалось напасть на владения кыргызов, чтобы заставить их принять русское подданство и выплачивать ясак. Одновременно с этим, русские должны были атаковать татарские улусы стоящие по Чулыму, чтобы открыть дорогу через Восточные Саяны и разорить владения кыргызов живших на Енисее.

Вскоре русский отряд князя Волынского, все еще стоявший в Томском остроге, форсированным маршем к двинулся к границам Кузнецкой волости. Едва густой предрассветный туман рассеялся, татры с ужасом увидел русский отряд, который успел уже развернуть свои силы на горах, и начинал обходить оконечность горного хребта. Неприятель, поражаемый перекрестным пушечным и пищальным огнем с фронта и с фланга, вскоре повсюду обратился в бегство. Казачья конница первая входила в покинутое поселения и принялась бесчинствовать, сея кругом ужас и панику.

Казакам силой оружия удалось все-таки наложить ясак на несколько татарских родов, живших по Чулыму. Томские служилые люди, преодолев горные перевалы, в конечном итоге добрались по Чулыму и Кемчугу, через горы Восточного Саяна до матов, моторцев, тубинцев, живших на Енисее и бывших в зависимости от кыргызов и Алтын-хана и наложили на них ясак.

В тот же год к объясаченным татарам приехали посланники от кыргызского хана, которые предложили им отложиться от русских, угрожая в противном случае войной и разорением. Слухи о появлении ханских посланцев и их призывы принимались шорцами и абинцами за непреложные истины. Вскоре по всем селениям волости пронеслась молва, и народ начал волноватся. И уже зимой 1608-1609 года татарский князь Исек поднял мятеж, отказавшись от выплаты ясака русским.

Летом 1609 года воевода Волынский предпринимает очередной поход на шорцев и абинцев не желавших никому подчинятся и платить дань. Целью похода был захват их земель и наложением на местное население ясака. Он сумел собрать отряд в 150 человек который вышел из Томска в начале лета. Русский отряд быстро добрался до мятежников и внезапным ночным нападением захватил улусы с имуществом, женщинами и детьми. Местное население не смогло оказать активного сопротивления. Этот мятеж, русским удалось подавить, а князь Исек, обвиненный в убийстве сургутского казака, бежал к кыргызам.

В этот же период начали происходить вооруженные столкновения кыргызов с царскими войсками. Кыргызские князья напрочь запрещают своим поданным, кыштымам платить ясак в царскую казну. Это явно не понравилось России, остро нуждавшейся в стабильном поступления ясака из Сибирской провинции. В ответ на эти действия кыргызов, летом 1609 года воевода Волынский предпринял первый военный поход против них. Он собрал отряд в 300 казаков только, что вернувшихся из Кузнецкой волости, который вышел из Томска 25 июня 1609 года. Целью похода был захват кыргызских земель по рекам Кие и Чулыму, и наложение на население этих земель дани.

На стадии подготовки этого похода русскими был заключен союзный договор с телеутским князем Абаком, бывшим противником Алтын-хана. В феврале 1609 года к нему отправили посольство во главе с казаком И. Коломной, в состав которого входил князь еуштинских татар Тоян. К тому же он заключил договор на условиях военной помощи русским, так как за неимением сил, отвлеченных на поход в кыргызские улусы, прикрытие русских владений по Томи пришлось поручить Абаку.

Передвигаясь на судах, русский отряд быстро и скрытно, добрался до кыргызов и внезапным ночным нападением захватил улусы с имуществом, женщинами и детьми. Кыргызы не оказали никакого сопротивления. Русские казаки разграбили захваченные улусы, захватили пленных, много скота, и стали возвращаться в Томск. Но на обратном пути, на отягощенный трофеями и пленными казачий отряд, напало многочисленное кыргызское войско, горящее желанием отомстить русским. Они скакали напрямик, без дорог, стараясь отрезать русских от леса и выйти им навстречу. Но кочевники не успели, выполнить приказание в точности: головной отряд русских прежде их дошёл до реки, и спасся от погони. Но всё же большая часть русских была окружена. Из всего огромного обоза только небольшая часть казаков и служивых людей побросав награбленное имущество пошли на прорыв, напрямик, а все остальные, пытавшееся сопротивляться, были перебиты степняками. В конечном итоге казаки с большими потерями отступили в Томск. Только бегство спасло их от неминуемой гибели.

После поражения русского отряда положение в Томске сложилось катастрофическое. Так как в следствие разгрома часть казаков разбежалась со службы, а другую часть воевода вынужден был отпустить за жалованьем в другие города, стремясь избежать бунта. Город остался практически без сил для защиты. Узнав об этой катастрофе, тобольский воевода всю вину сложил на малоумие томского воеводы Василия Волынского. Отобрать шубу у кыргызской ханши у воеводы князя Василия Волынского ума хватило, а вот воевать с кыргызами ему оказалось уже не по плечу. Заодно провалились попытки расширить число ясачных волостей Томского уезда. В Москве так же остались крайне недовольны сложившейся ситуацией, обвиняя воеводу в случившемся.

Он действовал без указания из Москвы, поскольку в тот момент в Московии шла ожесточенная борьба Василия Шуйского и Лжедмитрия II, поддержанного Болотниковым и Заруцким. Но даже в этих далеко не простых обстоятельствах русские старались как то расширить сферу своего влияния и как можно больше объясачить местное население. Потому, что они кроме себя ни на кого рассчитывать больше не могли. В случае удачного исхода похода вряд ли кто бы стал задавать воеводам неудобные вопросы, что это было за восстание, и почему на подавление восстания уже объясаченного населения был брошен такой крупный казачий отряд.

В это же время внешнеполитическая обстановка в Западной Сибири становится ещё более неблагоприятна для русских, так как впервые здесь проявляется неблаговидная роль калмыков, имевших свои взгляды на сибирские земли и населявших их народы. Теперь только кузнецкие татары и телеуты сохраняли к русским дружественные отношения. Началось отпадение от русских уже объясаченных волостей.

Это было связано с тем, что после отказа русского царя Василия Шуйского в военной помощи ойратам, ойратские таджи смогли собрать свои силы разгромить угрожавшим им казахские племена. Вслед за разгромом хана Есима калмыки разгромили и отбросили от границ своих владений войско халхасского Алтын-хана Шолоя Убаши. После этих побед ойраты уже больше не нуждались в чей то помощи, и в 1609 году отказались от обещание принять русское подданство. Летом 1609 года они делают большой набег на русские владения, но это нападение было отбито войсками хана Абака. Они разгромили калмыков и отобрали захваченных в плен людей и скот. Лишь небольшому числу степняков удалось уйти с поля боя живыми.

Но в 1610 году под влиянием ойратов от русских отложились тарские татары, которые примкнули к калмыкам. В следующем 1611 году ойраты совместно с тарскими татарами захватили соляные источники и русские охотничьи угодья, начав совершать набеги на русские окраины. В ответ на эти враждебные действия русские власти в Сибири в свою очередь начали рейдовые действия небольших конных отрядов против калмыков и татар, которые продолжались в течение последующих двух лет. Это было в первую очередь связано с тем, что у русских просто не хватало войск для крупного похода. Но со временем эта война сошла на нет, так как в зиму 1613-1614 года ойраты и татары потеряли много скота и сильно ослабли. К тому же, основная масса войск калмыков была связана войной с казахскими племенами.

К этому времени, хан Абак подвергшийся в 1611 году крупномасштабному нападению войск Алтын-хана обратился за помощью к русским но не получил её, так как томские воеводы не смогли этого сделать по причине отсутствия у них свободных войск, да и отсутствие большого желания. Этот отказ русских от своих союзнических обязательств в свою очередь вызвал у хана Абака сомнения в верности русских союзному договору, и он начал готовится к разрыву союза.

Томские воеводы не бросили свои планы по захвату и подчинению Кузнецкой волости, несмотря на некоторый период слабости после разгрома русского отряда кургызами. Стремясь распространить своё влияние русские с завидным упорством предпринимают вторую попытка объясачить Кузнецкую волость и загнать местные племена под русское подданство. Тем самым русские власти старались выбить из-под ног кыргызских князей экономическую составляющую, и заставить силой данников кыштымов платить ясак в царскую казну, а не хакасским князьям. Уж очень хотелось русски овладеть такой богатой землицей и подчинить себе её население.

В конце года из Томска было отправлено 40 казаков во главе с атаманом Иваном Павловым. Шорцы отказались платить дань и стали выживать из своих земель русских ясатчиков интересным методом. Не желая ссориться и начинать войну, шорцы просто окружили лагерь казаков и не давали им выйти из него. Припасы у русских скоро кончились, и они стали голодать. Когда стало уже совсем невмоготу, атаман Павлов после переговоров с князем Базаяком получил разрешение уйти в Томск.

Понимая бесперспективность открытой войны с русскими мудрый хан Базаяк вёл хитрую и дальновидную политику. Видимо, вместе с Павловым он передал в Томск свое пожелание продолжить переговоры с томскими воеводами. Томский воевода Волынский заключил союз с Баязаком и взял его на государеву службу. В свою очередь, русские присоединили к своим владениям всю Кузнецкую волость, освободив местное население от ясака. Поскольку после разгрома русского отряда кыргызами русские нуждались в военной силе, то шорцы идеально подходили на эту роль. Русские были обязаны наёмным войскам состоящим из шорцев и всадникам хана Абака, которые сумели отстоять русские владения и сам город Томск.

Тем более, что из Московского царства в то время получить военную помощь было абсолютно нереально, поскольку там была в разгаре гражданская война в перемешку с военной интервенцией, так как это было кровавое Смутное время. Василий Шуйский воевал с мятежными казаками, выдвигавшими на царство Лжедмитрия. В 1609 году, после заключения Шуйским договора со Швецией, началась война с Речью Посполитой. Все свободные силы, которых у Шуйского было не так много, были брошены на войну с поляками и русскими из Великого княжества Литовского. Ни о какой Сибири он тогда и не думал, самому бы выжить.

Но томские воеводы, несмотря на некоторый период военной слабости наступившей после разгрома русского отряда кыргызами в 1609 году, сумели добиться существенного прогресса. Этому способствовало и прибывшие наконец то из Москвы подкрепление, посланное после завершения гражданской войны в Московии. А начавшийся прибывать Сибирь небольшой поток переселенцев, позволили сибирским воеводам накопить новые силы и снова взяться за расширение русских владений в Сибири и объясачивания нового населения.

Тем более, что Московское царство остро нуждалось в быстром восстановление после тотального разорения Иваном Грозным и Смутой. И это было достигнуто только благодаря сибирскому ясаку. В конце XVI века весь бюджет Государства Российского, державшего гигантскую армию, строившего гигантские засечные черты и воевавшего со всеми соседями, составлял всего 900 тысяч рублей в год, а к середине XVII века он вырос более чем на 400 тысяч рублей. Из этого видно какую роль сыграла Сибирь в истории государства в эпоху бедствия, постигшую Московскую Русь. И это будет происходить неоднократно на протяжение всей весьма непростой истории Русского народа.

Присоединение Сибири и выкачивание ясака в таких размерах было способно озолотить практически любую страну. Европейцы тогда делали свои состояния на более прозаичных вещах, работорговле, специях, шерсти, сукне, рома или тюльпанов. То Московское царство окружённое алчными врагами эти колоссальные средства тратились на укрепления, на засеки и крепости, на пушки и порох, содержанием стрельцов и рейтаров. К тому же, московские государи кормили греческую патриархию, поддерживали русское православное движение в Речи Посполитой.

Когда русские немного оправились от поражения в 1609 году и снова приступили к подчинению Кузнецкой котловины, им пришлось выдержать новую войну с кыргызами. Инициатива в ней была на стороне кыргызов. был не прочь привести в исполнение свои угрозу, брошенную им русским чиновникам и пойти воевать русское русские владения с трёхтысячной ордой. Вскоре скалы и ущелья Саянских гор огласились грозной боевой песней.

Хан Номча, провозгласивший и возглавивший войну» против русских в Западной Сибири, был одним из тех выдающихся людей, в котором соединились религиозный фанатизм, воинственный дух и природная склонность к авантюризму. Этот успех прославил хана и сделал его известным во всех уголках Западной Сибири, после чего под его знамена встали новые сторонники.

В 1611 году он вместе с сыном Ишеем пошёл походом на русские владения. Застигнутые врасплох русские не сумели организовать организованного сопротивления, и кыргызы разорили несколько ясачных волостей по Чулыму, уведя с собой большой полон.

Необходимость серьезных ответных мер против кыргызов была очевидна. Русское командование сняло с кордонов и острогов до двухсот казаков и образовали из них сильный отряд. Вскоре они ответили несколькими рейдами по кыргызским землям, закончившиеся уничтоженными улусами, со всем их скотом и имуществом и угоном пленных. Неприятель понёс значительные потери.

Чтобы компенсировать свои потери, кыргызы в конце концов склонялись к решению ворваться в русские владения большой ордой, разгромить немногочисленный отряд русских и истребить все поселения и остроги, уведя в полон всё оставшиеся в живых население.

В самом начале 1614 года, хан Номча подготовил общее выступление кыргызов и чулымских татар против русских. В тот год состоялся большой поход на русские волости и Томск. По всей видимости, отряд Номчи был большой, а нападение оказалось в очередной раз неожиданным для русских.

Орда шла ночь, зная куда и зачем идут. Днём они скрывались в оврагах или в лесах, а с вечера снова шли и, сделав таким образом, менее нежели в сутки, более ста верст, первого октября утром очутились под Томским острогом.

8 июля 1614 года Томск подвергся нападению, а вся подгородная волость, разгрому. Кыргызы осадили город и перебили в подгородных селах много служилых казаков, стрельцов и пашенных крестьян. Осажденные казаки отражая неоднокрытные штурмы степняков делали вылазки из острога, сумев убить в бою нескольких знатных кыргызов и большое число простых воинов. Не взяв сам город, но разорив и разграбив весь Томский уезд, кыргызы ушли к себе в горы, отягощённые награбленной добычей и полоном.

Уязвлённый поражение и последовавшим за этим погромом, Томский воевода Таврило Хрипунов стал готовить ответный поход, желая наказать непокорных и дерзких кочевников. В 1615 году он отправляет в Кузнецкую волость отряд служилых во главе со стрелецким сотником Иваном Гущиным и атаманом Баяном Константиновым. Отряд снова был небольшой, около 200 человек казаков и служивых людей. Русские беспрепятственно преодолев всё ростояние вышли к татарским улусам, стали выбивать ясак у кузнецких татар, жестоко расправляясь с непокорными и захватывая заложников. Кузнецкие татары, оказавшись неспособными отразить нападение, вновь обратились за помощью к кыргызам и ойратам, прося у них защиты и покровительства. Вскоре в Кузнецкую волость пришло большое войско кочевников, общей численностью до 5 тысяч человек под руководством хана Номчи.

Последний был атакован превосходящим по численности врагом, но сумел полностью отразить массированное нападение, потеряв только 3 сотников и 43 рядовых. Но русский отряд был окружен превосходящими силами противника и осажден в укрепленном городке, практически не имея никаких шансов на спасение. Казаки просидели в осаде 10 недель, отбивая ожесточённые штурмы превосодящих сил кочевников, нанеся ему большие потери. Лишь только истощение боеприпасов и продовольствия заставило русских покинуть острог и пойти на прорыв. В ночное время, используя фактор внезапности им удалось с боем прорвать окружение и вырваться в Томск преследуемый кыргызами.

Но неудача очередного похода не обескуражила неутомимого томского воеводу. На следующий год, в августе 1616 года, он снова отправил большой отряд в Кузнецкую волость, стремясь подвести непокорных татар под русское подданство и обложить их данью. Кыргызы вновь пришли на помощь в Кузнецкую землю с большим войском, стремясь в очередной разъ разгромит и истребить русских. Но в этот раз они выставили большой отряд из кыргызов и чулымских татар жаждущих крови. Подкрепление в 7000 человек было набрано в Западной и Центральной Сибрир, что, как оказалось впоследствии, сыграло свою роковую роль.

Но русским удалось разгромить в тяжелейшем сражение многочисленный отряды кочевников, нанеся им при этом большой урон. Все яростные атаки степной кавалерии русские стойко отразили пищальным и пушечным огнём, а после чего опрокинули многочисленного противника мощным контрударом, нанеся им большой урон. После этого, кузнецкие татары поняв всю безысходность своего положения вынуждены были платить дань русским беспрекословно.

На этом первая русско-кыргызская война 1611–1618 годов закончилась тем, что кыргызам пришлось уступить контроль над Кузнецкой котловиной русским. Однако, несмотря на поражение, кыргызы сдаваться не собирались и были готовы к новой войне. Они не привыкли не сдаваться и тем более кому либо подчиняться. Тем более, они прекрасно понимали, что покорение шорцев открывало русским свободный путь в кыргызские земли со стороны Горной Шории и горцы, сдавленные с двух сторон, будут заперты в своих не преступных горах. Медлительность в этом случае могла подорвать стремление кыргызов к независимости самом его корне.

Победа над кыргызскими племенами позволила России в ближайшие несколько лет посвятить себя покорению татарских племен Западной Сибири. Томские казаки и служилые люди прошли походом по землям чулымских татар не щадя никого. В 1617 году томский отряд дошел до Енисея и обложил данью тубинцев и маторцев. В 1618 году воевода Хрипунов отправил отряд под командованием сына боярского Остапа Харламова из 45 казаков, которые в центре Кузнецкого улуса поставили Кузнецкий острог. С этого момента Кузнецкая волость стала русской ясачной волостью навечно.

Расширение владений давало Московской Руси возможности для увеличения дани и личного обогащения. Этот грабеж улусов во время военных походов и последующий сбыт награбленного на торге, а также вымогательство даров сверх обычных подарков, принятых по обычаю, и сверх ясака приносили государству огромные деньги, тем самым позволяя русскому народу залечить чудовищные раны нанесённые во время страшной междоусобицы и польской интервенции. Сибирь по тем временам была самым настоящим Восточным Эльдорадо, с характерными традициями и обычаями, со своеобразным этикетом.

Но в конце 1616 года на южносибирской военно-политической арене появляется новый участник бесконечной и кровавой борьбы, ойраты-чоросы. Их владения находились в верхнем и среднем течении реки Или, впадающей в Балхаш, и вокруг озера Алаколь. До этого момента чоросы не вмешивались в войну в прииртышской степи, предпочитая воевать с Могулистаном, чьи владения простирались южнее чоросских кочевий. Но вот на севере к границам чоросов придвинулись враждебные войска Алтын-хана, и чоросы под руководством тайджи Хара-Хулы вступили в войну. В 1617 году ойраты Хара-Хулы вторглись в верховья Иртыша, Бии и Катуни, в приграничные телеутам земли. Вскоре поход перекинулся и на телеутские владения. В прииртышской степи продолжалась война ойратов, торгоутов и чоросов с казахами и Алтын-ханом. Это была изнурительная рейдовая война, когда войска противоборствующих сторон не вступают в крупные сражения, но все время нападают на небольшие отряды и улусы противника.

Весной 1620 года и Алтын-хан начал поход против ойратов, выбив их из долины Черного Иртыша. Чоросский тайджи Хара-Хула пытался сдержать натиск Алтын-хана, но неудачно. Ему удалось во главе отряда из 4 тысяч человек удачно напасть на ставку Алтын-хана, захватить богатую добычу На обратном пути отряд Хара-Хулы стал преследовать монгольский отряд из 7 тысяч человек, который Алтын-хан разделил на две части, намереваясь окружить и захватить Хара-Хулу. Чоросам пришлось бросить всю свою добычу, свои кочевья и даже ставку тайджи. Ставка Хара-хулы оказалась разгромленной, а его семья попала в плен.

Сокрушительный разгром ойратов в прииртышских степях ещё раз изменял политическую обстановку на юго-восточных границах Московских в Сибири. В 1619 году тобольский воевода отправил посольство тобольского литвина Яна Кучи к чоросскому тайджи Хара-Хуле с требованием поддаства и оплат. В 1620 году ответное посольство от чоросов во главе с Айнучаем побывало в Москве. Снова, вероятно, обсуждались вопросы кочевий рядом с русскими границами и перехода в русское подданство. Так как московское правительство все дела в Сибири рассматривало только с точки зрения перехода в подданство. Русскому царю страстно хотелось заполучить в подданство крупные сибирские княжества с их сказочными богатствами.

Но в начале 20 годов XVII века в Москве стало ясно, что крупные сибирские ханства и княжества, Телеутский улус, Халхаское ханство Алтын-хана, ойратские тайджи, ни при каких обстоятельствах не собираются переходить в русское подданство. В свою очередь они стремятся заключить военный союз с русскими, получить военную помощь для использования в бесконечных войнах, пополнить свои арсеналы хорошим русским оружием. Больше всего монголов интересовало, конечно, огнестрельное оружие, которое они беспрепятственно покупали в русских городах. Ну а если выпадит удобный случай совершить традиционный набег за добычей в русские пределы.

В Москве решили сложившееся положение в сибирских делах кардинально переломить. Вскоре вышел царский указ о запрещении проезда ойратов и хотогойтов в Москву, о запрещении монгольской торговли в русских городах, а также о строжайшем запрещении продажи им оружия, ружей, пороха и свинца. Ойратские тайджи были сильно оскорблены таким отношением к ним со стороны русских. До этого самые сильные и влиятельные тайджи: Батур, Чугур и Хара-хула считали, что с русскими нельзя ссориться. Но после царского указа им пришлось изменить свою позицию и пойти на открытую конфронтацию.

В ответ на такой указ ойраты стали нападать на русские ясачные волости и поднимать в них восстания против русских. Положение русских в Сибири стало вновь очень сложным. Практически вся юго-восточная граница русских владений сделалась опасной. А это около 1500 километров почти по прямой линии, от Тюмени, через Тару до Томска, полыхали ярким пламенем. Добавим к этому еще 300 километров границы с очень воинственными кыргызами, которым уже два раза удавалось нанести серьезные поражения русским, и вновь вели активную подготовку к новой войне.

Видимо в это время русские в сибирских городах почувствовали себя перед лицом очень серьезной угрозы. Так как русских в Сибири в это время было слишком мало, чтобы суметь отразить объединенный удар степняков. Это был момент, когда русские могли быть выбиты из Сибири вплоть до Урала, или ещё дальше. Достаточно было ойратам перейти в общее наступление на русские границы, чтобы им достались обширные земли бывшего Сибирского ханства, завоеванные русскими.

Но по независящим от русских причинам на большей части русской границы в Сибири установился относительный и временный мир. Он дал русским передышку от вялотекущей войны на своих рубежах и позволил закрепить свои владения. Как раз в это время начинается массовое переселение из Московского царства крестьян. Переселенцы активно начали заселять Тобольский, Верхотурский, Березовский и Тюменский уезды, создавая там хозяйство русского типа, обустраивая многочисленные новые поселения.

В начале 20 годов XVII века томский воевода Хрипунов, поняв, что с кыргызами ему не сладить, предпринял новые усилия по захвату и объясачиванию новых земель восточнее своих владений, в обход кыргызских территорий, и строительства на новых землях многочисленных острогов, как центров русского влияния. Так как севернее кыргызов жили довольно редкие и слабые роды, для которых русские были серьезной военной силой и к тому же у них не было никаких шансов противостоять им, эта задача была русских была по силам. Вскоре началось, продвижение на юг по Енисею русских воинских отрядов с целью строительства острогов и захвату новых территорий.

В 1619 году кыргызы недовольные продвижением русских, попытались поднять мятеж против них во владениях арийского князя Татуша. Но местные жители опасаясь репрессий со стороны русских отказали кыргызам, и не дали пролится крови. И уже в 1619 году, напротив впадения в Енисей Ангары был русским служивыми людьми поставлен Енисейский острог. Он был основан благодаря своему выгодному географическому положению, и быстро стал административным и экономическим центром Восточной Сибири, отсюда происходило движение русских землепроходцев на юг и восток. Управляли этим острогом сыновья боярские, присылаемые из Тобольска, пока в 1623 году из Москвы не был прислан воевода Яков Игнатьев Хрипунов. Летом 1621 года отряд под руководством М. Лаврова из Томска выдвинулся к устью реки Кемчуга, где обитали враждебные русским чулымские татары.

Они соорудили свой острог несмотря на многочисленные нападения степняков в устье Кемчуга, при впадении его в реку Чулым, в центре Мелесской волости, отчего сам острог стал назваться Мелесским. К тому же Мелесский острог стоял на перекрестке водных путей, но только меньшего значения, чем слияние Енисея и Ангары. По Чулыму вверх можно было попасть в центр кыргызского Толы Хоорай, а вверх по Кемчугу можно было обойти кыргызские владения стороной, и в самых верховьях, а через длинный и неудобный волок на Качу попасть прямо к месту, где Енисей проходит через узкую горловину Восточных Саян. Он шел по глухой и не населенной местности через высокую горную котловину, образованную северными отрогами Восточных Саян. В верховьях река была совсем мелкой и не проходимой для судов.

Он был деревянным стоячим острогом с 1 боевой башней. Внутри палисада находились изба приказчика, казарма для казаков-годовальщиков и амбары. За стенами острога, деревяная церковь и несколько домов служилых людей. Это был русский форпост среди многочисленного татарского местного населения. В течение XVII века выполнял роль центра по сбору ясака, стоял на Енисейской дороге из Томска в Енисейск. С постройкой этого острога и приходом сюда русских, кыргызы лишились своих давних данников, живших по рекам Чулыму и Кемчик.

В результате этих бескровных завоеваний русские владения в Сибири к в 20 годах XVII века распространились на 1800 километров к востоку от Тобольска. Южная граница сибирских владении представляла собой практически прямую линию, протягивающуюся от Тюмени и Тобольска через Тару и Томск до Енисейска, который был некоторое время самым восточным городом Московской Руси. Южная граница сибирских владений Московской Руси теперь проходила по лесостепной зоне населённой очень воинственными и многочисленными племенами кочевников, казахов, калмыков, монголов.

Но из-за дальности расстояния русские служилые люди не могли освоить территории в верховьях Енисея, чем тут же воспользовались кыргызы. Енисейский острог начал подвергаться постоянным нападениям со стороны местных племен и постоянно находился в полной блокаде. Набеги на этот острог становятся традицией и неплохим заработком для местного населения. Изнывающие от постоянных нападений русские служилые люди обращаются к царю с просьбой построить выше по течению Енисея еще один острог. По замыслу Москвы, новый острог должен был прикрывать Томск и Енисейск от постоянных набегов кыргызов.

Скоро русским на Енисее пришлось столкнуться с самыми сильными вассалами кыргызов, воинственными качинскими татарами жаждавшими уничтожить всех русских. Которые по отношению к другим кыргызским княжествам действительно занимало самое удаленное положение и граничило, кроме кыргызов, с горными хребтами Восточного Саяна и Ангарой. Тем более, что центральное положение, занятое ими среди полупокорных и непокорных русским племён, придавало им важное стратегическое значение.

26 сентября енисейский воевода Я. Хрипунов отправил в Тобольск и в приказ Казанского дворца чертёж с обозначенным местом будущего строительства нового острога на Енисее. В 1625 году царь Михаил Фёдорович Романов распорядился: «В Качинской землице вверх по Енисею на Красном Яру поставить острог». Строить острог должен был Дубенский, но воевода Д. Трубецкой из-за отсутствия средств не отпустил Дубенского из Тобольска. Недовольный отказом воеводы, Дубенский написал в Москву отписку, и после обсуждения оной, 1 3 декабря 1626 года царь приказал собрать в Тобольске для Дубенского четыреста казаков под руководством четырёх атаманов. Под командованием Андрей Дубенский вскоре собралось в Тобольске и Томске только триста желающих отправиться в новый острог. Помимо Дубенского, атаманами были Иван Астраханцев, Иван Кольцов, Ермолай Остафьев. И уже зимой 1627-1628 года экспедиция Дубенского перевозила из Маковского острожка в Енисейск хлебные припасы, а в самом Енисейске строили суда для движения по Енисею и потихоньку стягивали сюда людей.

К началу XVII в. на территории Хакасско-Минусинской котловины сохранялась феодальная раздробленность, начало которой, как показано выше, восходит еще к XII—XIII вв. Существовало четыре феодальных княжества, объединявшихся в федерацию: Езерское, или Исарское, Алтысарское, Алтырское и Тубннское. Они были сравнительно малонаселенными. В федерации существовало крепкое государственное ядро, состоявшее из аристократического рода Кыргыз.

Основное население Езерского, или Исарского, княжества составляли тюркоязычные хаасы-качинцы, делившиеся на сеоки: ызыр, пюрют, хасха, сохы и др. По ызырцам-качинцам называлась и река Ызыр-сух, где впоследствии возник Красноярск. Они были вассалами князей этого княжества. Разводили скот, пахали землю и сеяли ячмень и гречиху-кырлык. Среди красноярских ка чинцев существовали специалисты-ремесленники по изготовлению сложных луков, выделке кож и пушнины, пошиву шуб, тулупов, кожаной обуви. Упоминается мастера, серебряники и ювелиры, который изготовлял инкрустированные серебром железные накладки на седла и панцири, а также серьги и другие женские украшения. А лесные чащи Саянских гор казались неприступными.

Кыргызы понимали, что пока их земля будет попирается ногами русских, до тех пор не будет им счастья и сами они будут умирать как мухи. Эти пламенные речи наиболее буйных представителей степняков, как нельзя лучше ответившие на задушевную мысль каждого кыргыза, с быстротой молнии облетела край, и отовсюду под знамена ханов начали стекаться охотники. Зашевелилось и остальные татарские племена проживавшие по соседству с кыргызами, подстрекаемые опять ханом Ишимом. Тем самым усилившись воинственным татарскими народом, он предполагал общими силами вторгнуться в Томский уезд, чтобы наказать дерзкого московского воеводу.

После постройки Енисейского острога возникла необходимость в строительстве острога для обороны Енисейска от постоянных и разрушительных набегов кочевников с юга. Также предполагалось, что новый острог увеличит сборы ясака, так важного для Москвы. Русские планировали построить на юге от Енисейска острог с гарнизоном в пятьсот человек, что позволило бы не увеличивать гарнизон Енисейска, который в то время составлял сто человек. По результатам разведки в Москве было принято решение о строительстве острога на реке Енисей. Татары, жившие вдоль реки Изыр-Су, называли себя Изыр-кичи. Для руководства этим делом был назначен Андрей Дубенской, как человек, уже детально знающий место строительства будущего острога.

Отряд вышел из Енисейска 17 мая 1628 года. У Дубенского был приличный флот состоявший из 16 дощаников, 5 лодок и струг. Груз у отряда Дубенского был вполне приличным, и часть отряда, вынуждена была идти пешком вдоль берега отражая нападения татар. Кроме того, когда отряд переваливал через енисейские пороги, то разгружал дощаники и тащил их бечевой, так же отражая нападения татар. Поход был очень трудным до такой степени, что казаки потом жаловались, что они были основательно вымотаны, износили одежду и размочили обувь.

После высадки на берег Дубенской сначала приказал взять штурмом уже существовавшее на слиянии Качи и Енисея хаастарское поселение Ызыр-кичи. Вскоре русские начали стремительное наступление сомкнутыми рядами, ведя по татарам массированный огонь из пищалей, за авангардом шла главная колонна. Во всю ширину покатости из-за укреплений и гигантских сосен лежащих на берегу, на русских обрушился ливень стрел, а в дыму сверкали длинные копья и блестели сабли. Служивые люди и казаки, тяжело дыша, скользя и спотыкаясь, двигались по крутому подъему с небольшими роздыхами.

По мере того, как войска приближались к завалам, татары не выдержав огонь покидали их и поднимались все выше и выше, не переставая обдавать стрелами русских. Крутой подъем вымоченный дождевыми потоками, обломки деревьев и камни, служившие укрытием неприятелю, всё это не могло не замедлить движения русских. Но несмотря на это, русские сабли и бердыши засверкали на вершине берега и решили это дело в пользу русских. Полтора часа длился этот бой, и только тогда наступил короткий перерыв, когда русский отряд поднявшийся к самому поселению, остановился на ровной площадке для роздыха. Потеряв большое число воинов татарва бежала восвояси.

Через несколько дней к татарам подошли отовсюду большие подкрепления и они решились внезапным ударом захватить утерянное в бою поселение и уничтожить русский отряд. Лес, обрамлявший берег речки, уже кишел неприятелем. Оттуда временами по русским вёлся беспокоящий обстрел стрелами и доносился глухой стук топоров, голоса людей, очевидно спешивших устраивать завалы. Дубенской видел, что неприятель укрепляеться в лесу и готовится к нападению. Три орудия, собранные в одну батарею, направили огонь на опушку леса.

Вскоре в предутренней тишине показался большой отряд татар, человек в пятьсот, который, рассыпавшись по фронту атаковал русских. То были ли татары, прибывшие из дальних поселений, или же енисейские кыргызские племена выславшие им в помощь отряды своих отчаянных головорезов. Но пищальный огонь со стороны русских, поначалу частый, но урывчатый, теперь превратился в массированный и беспрерывный. Тем не менее татарский отряд несмотря на потери продвигался вперед медленно, с расстановками, но неуклонно. Он мужественной настойчивостью завоевывал себе каждый шаг, давая понять русским, что дело их проиграно, что через час, много через два, поселение Ызыр-кичи будет в их руках. Они знали, что ожидает русских там, у самой вершины крутого берега, и заранее представляли себе то смятение, в каком этот русский отряд будет сброшены вниз и побежит, объятый паникой, а они будут преследовать его, преследовать и рубить до самой кромки реки.

Как ни труден был штурм и огромное число убитых и раненных, большая часть его была пройдена, оставалось не много, расстояние одного броска копья, но на этом расстоянии татары вдруг остановились. Это они попали под сильный перекрестный огонь русских. Несмотря на то, что они пробились до оборонительных укреплений, с которого можно было атаковать неприятельскую позицию, они не выдержав огня и последующего удара, теряя убитых и раненных побежали к лесу, преследуемые русскими. Поражение было полным и катастрофическим.

Одержав заслуженную победу, в 1628 году воевода Дубенский, при впадении реки Качи в Енисей, поставил Красноярский острог, в последствие ставшим главным промышленным и политическим городом Сибири.

Но качинцы, потерпев поражение в первом штурме, привлекли на помощь кыргызов, стремясь взять реванш за предыдущие поражение. Они были вновь полны решимости уничтожить на берегах Енисея всех русских. Но стремясь предотвратить новый штурм, 16 августа 1628 года Дубенской выслал для нападения на них многочисленный отряд из 140 человек под командованием атамана Ивана Кольцова, которому удалось внезапно напасть на лагерь и разгромить степняков, нанеся им большие потери. Казаки и здесь отличились доблестью и умением драться в меньшинстве. В плен была захвачена престарелая кыргызская княгиня Кулари, мать князя Коры. А это был тягчайший позор для степняка.

Постоянная военная опасность надолго определила социальный облик русского населения Красноярского уезда и обусловила его географическое рассредоточение, а также стала предпосылкой получения Красноярском особого статуса. Вначале был поставлен лёгкий «городок дощаный», а вокруг него сооружены надолбы из березового леса, который «носили на себе к острожному месту с версту и больши». Рядом с острогом не было подходящего леса, поэтому 160 человек под командой атамана Ивана Кольцова отправились вверх по Енисею, где 2 недели заготавливали лес. 1200 больших брёвен сосны и берёзы волокли из леса примерно одну версту, а потом сплавили по Енисею. Из заготовленного леса построили острог, башни и казённые строения.

Постепенное увеличение численности переселённого в Сибирь русского населения, стало негативно сказываться на его обеспечение продовольствием. В Москве понимали, что без освоения пахотных земель будет невозможно освоить этот гигантский регион и продвигаться на восток к океану. Именно военно-политическая обстановка, сложившаяся в Сибири во время распада Сибирского ханства, определила весьма своеобразный характер русского расселения. Так как продвижение было не затруднено, а остановлено. И не на первых порах, а на целых сто лет. Этому способствовало то, что против многочисленного населения бывшего Сибирского ханства Москва могла выставить не более полутора-двух тысяч казаков или стрельцов. Очень долгое время именно казаки, стрельцы и немногочисленная русская администрация были единственными русскими жителями Сибири.

В то время как суммарное население трех казахских жузов составляло примерно около 1 миллиона человек, для 70 годов XVII века. Население Джунгарии, государства ойратов, недалеко от границы русских владений, составляло около 600 тысяч человек. То есть, местное население Западной и Южной Сибири, Северного и Восточного Казахстана составляло примерно 1 миллион 800 тысяч человек, против примерно 200 тысяч русских. Общее соотношение нерусских и русских составляет в таком случае 90:10. Нерусское население превышало русское в девять раз.

Завоевание обширного края русскими позволило Московскому царству кардинально изменить экономическую ситуацию в Сибирском крае, позволившую в дальнейшем приступить к массовому притоку русских поселенцев. Именно степные районы Сибири стали самыми важными сельскохозяйственными районами, столь нужными для дальнейшей экспансии Московского царства на Восток. Тем более, что северные русские города, процветавшие в XVII веке, вдруг стали хиреть.

В том же 1628 году из Енисейска вышел отряд атамана Ермолая Остафьева, который на Кане, в 150 верстах от впадения его в Енисей, поставил Канский острог. У него было около ста казаков в подчинении для защиты владений в месте слияния Ангары и Енисея, по устью Ангары. Канский острог выполнял частную задачу защиты Енисейского острога и объясаченных волостей по Енисею от бурятов, то Красноярский острог выполнял более важную задачу. Он не только охватывал крепостными укреплениями кыргызские владения с севера, но и отторгал от кыргызов северную часть Исарского княжества.

Русские воеводы полагали, что Красноярский острог будет служить не только для защиты Енисейска от набегов кочевников, но и для дальнейшего продвижения владений России на юг, в бассейн верхнего Енисея. Они считали, что отныне их беды от кыргызов закончились. Теперь енисейские кыргызы, ранее беспрепятственно совершавшие набеги на Томск и Кузнецк, должны были опасаться ударов из Красноярска. Хотя всего в 50 километрах к югу, за горным проходом через Восточные Саяны, начинаются обширные минусинские степи, где обитали воинственные и многочисленные кочевники кыргызы, совсем не желавшие подчинятся никому и не желавшие считаться с мнением русских. Поэтому туда русские даже и не совались.

В результате всех этих событий русские владения распространились к востоку примерно на 300 километров, отторгли от кыргызского Исарского княжества северную часть, Хаастарскую степь. Постепенно большая часть мелких кыштымов кыргызских князей, живших в этих местах, перешла под русское покровительство, а потом и в подданство.

Территория Хаастарской земли оказалась поделена между тремя владельцами. Север платил ясак русским, восток платил дань бурятам, а юг и запад платили алман кыргызам. Русские не обладали в этих местах большой военной силой, но и у кыргызов не было тогда ни сил, ни возможностей выгнать русских из Хаастарской степи. Так как, их силы были связаны долгой и неудачной войной с Алтын-ханом. К тому же, потерпев изрядный урон от Алтын-хана, кыргызские князья сами стали склоняться к мысли попытаться установить с русскими союзнические отношения и все силы бросить на монголов.

В первой половине XVII века на всей южной границе русских владений в Сибири вновь сложилась угрожающая обстановка. И тут русским выпал редкий шанс хоть бы на одном участке границы получить мир и спокойствие. В январе 1629 года в Красноярский острог обратились посланники от кыргызских князей Ишея, Табуна и Иженея, которые преподнесли красноярскому воеводе 100 соболей и предложили русским построить острог на реке Кемчик на границе между владениями кыргызов и владениями Алтын-хана.

Обрадованные таким событием русские власти в Сибири восприняли это как выражение покорности и принятие русского подданства. И потому красноярский воевода послал ответное посольство с требованиями, выплатить ясак за 1628 год и заменить в присланном ясаке замшелых соболей, а насчёт острога на Кемчике бить челом государю в Москве, ехать в Красноярск для дачи шерти, то есть клятвы при вступлении в подданство. И дополнительно присовокупили выговор за скрываемых татар, которые нападали на русских.

Что было очень удивительно, но на этот раз посольство русских с таким наглыми требованиями не ограбили, никого из посольских не убили, но отношения испортились сразу и надолго. На приеме русского посольства кыргызский князь Ишей повелел заменить соболей в подарке, но платить дань за 1628 и за 1630 год наотрез отказался, так же как и поехать в Красноярск для дачи шерти. То есть, подданным русских себя не признал.

По поводу постройки острога на Кемчике сказал, что это для него безразлично, ибо этим острогом от монголов не защититься, а вот, возможно, в будущем, он будет просить русского государя принять кыргызов на службу, наподобие служилых татар. На обвинения русских князь Ишей ответил обвинениями в притеснении его кыштымов. В итоге, русское посольство ничего не добилось, а отношения между русскими и кыргызами, только-только начав улучшаться, тут же ухудшились и натянулись до стояния на грани войны.

Вскоре они стали ещё более стремительно портиться, ибо кыргызы более или менее быстро поняли, какой перед ними опасный и достойный противник, и что русские кроме части Хаастарской степи больше ничего не могут реально контролировать. И вот в то время, как в Томске делались обширные приготовления для покорения кыргызов, хан Ишей деятельно работал над планом изгнания русских с Кавказа. Около него уже организовался большой отряд приверженцев, в числе четырех тысяч конных кыргызов, которые готовы были поддержать своего хана силой оружия. Это было ядро, к которому впоследствии должно было примкнуть все население южной части Сибири.

Вскоре отдельные кыргызские князья пользуясь своим численным превосходством довольно быстро перешли к нападению на русских. Русские поселения и острожки стали подвергаться частым набегам., тем самым парализуя административно-хозястенную деятельность. К тому же появление нового Красноярского острога весьма огорчило свободолюбивых кыргызов, не терпящих какого либо господства над собой.

В декабре 1629 года тубинский князь Коян захватил и перебил ясатчиков из Красноярского острога, направленных к саянским татарам. Потом он пошел со своим отрядом по Кану, по объясаченным волостям, требовать дань для себя, для князя Ишея, а так же и для Алтын-хана. Это был повальный грабеж волостей, подчинившихся русским, в которых Коян отнимал всю рухлядь, всю утварь, как хозяйственную, так и охотничью. В завершение этого грабежа Коян запрещал под страхом смерти платить ясак русским.

Ограбленные но оставшиеся в живых жители пожаловались в Красноярский острог, и воевода Дубенской отправил на успокоение этих волостей и поимку князя Кояна отряд атамана Дементия Злобина с казаками. Атаман решил действовать хитростью, заманить Кояна на переговоры и схватить его. Для этого от котовцев во главе с князем Тымаком к нему направилась делегация переговорщиков. Князь почувствовал подвох и долго тянул время, то соглашаясь, то отказываясь. Но Дементий Злобин, выслав вперед, как и было уговорено, еду и питье, вдруг стал приближаться к стану Кояна. Завязался бой, но тубинский князь сумел уйти от русских. Переговоры и поимка сорвались. Но русским удалось захватить в плен князя мунгатов Менделея, а также родственников моторского князя Инжелека, брата Кускена и сына Орло, к тому же перебив большое число татар.

Вступление Кояна в войну с русскими подвигло и других князей Хаастарской степи отложиться от русской власти. Князь Сойт, правитель небольшой волости по реке Тасеево, примкнул к Кояну и предложил ему помощь в борьбе с русскими. Но енисейский воевода решил разбить этот союз и отправил в волость Сойта отряд атамана Ивана Галкина. Отряд был очень небольшой, всего 40 человек. В юртах Сойта они не застали и на лыжах пошли по его следам, которые привели к ставке, где Коян и Сойт готовились к новому нападению на русских. Завязался бой, в ходе которого русским удалось взять ставку, захватить пленников, но князья вновь ушли. Поскольку в бою казаки потеряли пять человек тяжелоранеными, то атаман Галкин решил возвращаться с пленниками в Енисейск.

На обратной дороге его настиг большой отряд Кояна и Сойта, который окружил казаков в чистом поле. Хотя у них шансов спастись почти не было, стрельцы и казаки сделали из лыж и нарт круг, и пять дней подряд мужественно отбивали приступы. Разгромить русский отряд Кояну и Сойти так и не удалось. Потеряв в бою большое количество своих людей они были вынуждены оставить стрельцов в покое и отступить. Но злобный Коян попытался сделать засаду на пути русских в Енисейск, однако атаман Галкин её удачно обошёл, оставив татар ни счем. В августе 1630 года кыргызы совершили первое нападение на русские пределы. 3000 человек под руководством хана Ишея двинулся на Красноярский острог. По пути к нему где к нему присоединилось еще столько же людей. Хотя сначала население Кыргызской землицы вначале опасаясь сворачивания торговых отношений с русскими и ясачными татарами, жившими внутри русских оборонительных линий, не выказывали особого желания проливать кровь. Шесть тысяч всадников, на бойких конях и с добрым оружием следовали за своим предводителем. Вскоре они используя своё численное преимущество в людях решились на первый штурм Красноярского. Неприятель, окутанный темнотой наступившей ночи, решился сделать ночное нападение. Цель у них была только одна, взяв Красноярский острог завоевать ту часть , которая называлась Кузнецкая волость и атаковать русских в их крепости Томск.

Скрытно подойдя к стенам острога кыргызы кинулись на штурм русских укреплений с дикими криками, осыпая её защитников ливнем стрел. Вскоре небо, усеянное звездами, служило пологом, земля, обагренная кровью, постелью, костры, сложенные из цельных сосен и елей, ночниками. Бой за обладание Красноярском длился ровно пять часов. На много километров вокруг городка стоял неимоверный грохот выстрелов и звон стали, прерываемый воем тысяч глоток.

Красноярцы еле выдержали натиск кочевников и только благодаря хорошей защищенности острога, и насыщенности гарнизона огнестрельным оружием, позволило им отстоять новый островок российского государства в этом бескрайнем и диком краю. Не взяв острог кочевники по старой традиции разгромили улусы ясачных хаастар и аринцев, разграбили русские подгородные деревни, угнав скот и лошадей и уведя с собой полон.

Неизвестно почему, но в Москве, в середине августа 1630 года, приняли ошибочное решение ликвидировать Красноярский гарнизон, служилых людей отослать в Томск и Енисейск, а на службу в Красноярский острожек посылать по 40-50 годовальщиков. В конце 1630 года 150 красноярских служилых людей были переведены в Енисейск и Томск. О сокращении красноярского гарнизона тут же стало известно кыргызским кочевникам, и те воспользовавшись благоприятной ситуацией начали набеги, в том числе и на Енисейск, имея цель уничтжить их. Видя всю нелепость своего приказа, в 1632 году в Москве решение об упразднении Красноярска было отменено. Красноярские казаки успели обзавестись хозяйством в Томске и Енисейске, или были отосланы на различные службы. Возвращение казаков в Красноярск растянулось до 1636-1637 года, так как очень не хотелось бросать насиженные места..

После инцидентов и столкновений 1629–1630 годов кыргызы стали готовы к нападению на русские волости на Енисее. Но несмотря на то, что кыргызы вступали в вооруженные столкновения с русскими войсками, они не переставали платить ясак в российскую казну. Хитрые кыргызские ханы считали, что подсовывая царским наместникам свой кнут и пряник, они в итоге поставят Россию перед выбором: либо защита интересов Хакасии от Джунгарии, либо война и серьезные неприятности от обученных кыргызских войск. В свою очередь, Москва поставила красноярским воеводам новую задачу. Срочно расширить своё влияние на правобережье Енисея, где жили кыргызы-тубинцы, и далее продвигаться на Восток, в сторону Бурятии.

Тем временем война в приобских степях продолжалась с не утихающей силой. Зимой 1630-1631 года отряд под командованием Якова Тухачевского внезапно напал на Чингизский городок, в котором зимовал непримиримый враг русских, мурза Тарлав. После ожесточенного боя и штурма городок был взят, а Тарлав убит. Вместе с ним погибла большая часть его войска. С его гибелью могущественная антирусская коалиция распалась. Хан Аблай-Керей стал воевать сам по себе, а Абак, сам по себе. Тем самым русские смогли одержать очень важную победу, имеющую далеко идущие последствия для их господства в Сибири и на Алтае.

Даулет-Керей один из самых рьяных последователей хана Кучума, будучи красноречивым проповедником, с большим успехом повел дело пропаганды и в самое короткое время укрепил в головах соплеменников семена бунтарства и мщения. Вскоре большинство татар отказали русским в повиновении, а к ним присоединились и другие буйные. Мало того, волнение проникло даже в глубь тобольского уезда, где почва для того оказывалась вполне подготовленной.

В 1631 году собрав под своим крылом большой отряд татар, кучвумович Даулет-Керей, брат Аблай-Керея, пошёл в набег на русские владения. Он разгромил округ Тары, несколько волостей и Вагайский волок. Погром этот был жестоким. Все мужчины были убиты, женщины захвачены в плен, а строения выжжены. Часть скота и имущества, которую отряд Даулет-Керея не смог забрать с собой, была уничтожена, чтобы не оставалась русским.

Тобольский и тарский воеводы в ответ на этот кровавый набег организовали ответный поход на сибирского хана. Отрядом, составленным из казаков Тобольска и Тары, а также приданных им служилых татар, был направлен против улусов мятежных ханов. Русские воеводы смогли двинуть против степняков в общей сложности не более двухсот человек пехоты, восемьдесят человек казаков и татар, с пятью пушками. Весть о предстоящих военном похода против татар была встречена войсками с радостью, так как смерть близких требовала мщения. Жители попутных татарских улусов попробовали не пустить русских и оказали сопротивление, но были разбиты. Этот день ознаменовался первыми кровавыми жертвами начинавшейся войны.

Погода была теплая; дороги просохли, но леса еще не оделись листвой, русские торопился воспользоваться этим обстоятельством, чтобы произвести набег против сибирских татар прежде, чем погода позволят казахским племенам прийти из бездонных степей им в помощь, а зелень и чаща лесов доставят им средства к отчаянной войне.

Едва головной отряд русских втянулась в ущелье, как был встречен сильным перекрестным огнем, после чего подвергся нападению конницы. Но русские подтянув резервы сумели отбить все атаки превосходящих по численности татар и нанёсти им мощный удар всеми силами. Татары не устояли и потеряв большое число воинов в беспорядке ускакали в степь. После того как русские сумел нанести поражение Аблай-Керею в местности Кош-Карагай на Иртыше, они основательно разорили его улусы, истребив большое число жителей и уведя с собой скот и пленных.

В это же время, кыргызские ханы обитавшие на Енисее, не оставляли намерений избавиться от присутствия России на территории Хакасии, продолжая собирать силы для дальнейшей борьбы с русскими. Они то и дело совершали разорительные набеги на Красноярский острог и близлежащие села, неся с собой смерть и разрушения.

Вскоре непокорность кыргызов Москву стала сильно раздражать. В русском правительстве они стали рассматриваться как серьезная проблема вот уже несколько десятилетий тормозившая дальнейшую колонизацию безграничного и богатейшего края. В 1639 году в Москве был разработан целый план по присоединению Хакасии к России. Опытный воевода Яков Тухачевский получил задание «смирить киргиз войной» и построить острог на реке Абакан и подчинить Русскому государству эти непокорные земли. Понимая всю тяжёлую ответственность преред Москвой, Тухачевский долго готовился к походу на Хакасию, собирая отовсюду войска готовя боезапасы и провиант.

Основываясь на всех этих заявлениях, воевода Тухачевский пришел к убеждению, что ему придется иметь дело с поголовным восстанием кыргызов, и полагал что только силой оружия можно покорить упрямых и воинственных кочевников. В 1641 году русский отряд численностью в 850 человек, под командованием воеводы Тухачевског выступил в поход против кыргызов.

Скрытно подойдя они сумели разгромить два улуса кыргызских ханов, взяли в плен женщин и детей, захватили 150 верблюдов и денег на 8 тысяч акше. Между тем Тухачевский не знал, что кыргызы получили сильные подкрепления от соседних племён и джунгар, и, что на встречу к ним приближаются большое войско кочевников. Вскоре основные силы кыргызов, возглавляемые князем Ишеем были сосредоточены на реке Абакане при впадении в него реки Уйбат и ждали русские войска, заняв выгодное положение. Вскоре тут развернулось жестокое сражение.

Как только стемнело, русские войска двинулись к улусу, где жил хан Ишей, рассчитывая захватить его еще до рассвета. Переправа через Абакан отняла, много времени, и воевода бросил бросил обоз под прикрытием части казаков и с основными пошел вперед, приказав остальным по мере переправы догонять его форсированным маршем.

Но вскоре, под натиском превосходящих сил кыргызов, отряд воеводы Тухачевского был вынужден отступать с боями, и в последствие был выбит с территории Хакасии. Более того, кыргызские воины в ходе преследования сумели нанести русским тяжёлые потери. В следствие чего, на обратном пути в русском отряде начался бунт. Оставшиеся в живых служилые люди самовольно, ослушавшись приказа Тухачевского и ушли в Томск. Тем не менее, Яков Тухачевский сумел поставить в Кыргызской земле острог, названный Ачинским. Он располагался на правом берегу реки Июс между его притоками Ададым и Алда.

Появление очередного островка государства Российского, Ачинского острога, в враждебных землях разумеется, не могло не нервировать кыргызов. Сводные отряды кыргызов и ясачных людей, как только узнавали место постройки Ачинска, так неизменно стремились захватить его и сжечь. Набеги кыргызских князей на острог и окрестные селения совершались в течение длительного времени. Эти набеги надолго парализовали всякую деятельность русского гарнизона в этой местности.

Но в 1642 году воевода Иван Кобыльский стремясь переломить сложившуюся патовую ситуацию и деблокировать вечно осаждаемый кочевниками острог. Он принимает решение совершить поход непосредственно из новопостроенного Ачинского острога на кыргызские улусы и усмирить их. В ачинском остроге собрался довольно большой отряд в количестве 500 человек, с пушками и пищалями. Русский воевода не любил ходить на неприятеля с небольшими силами. Его принципом было всегда быть сильнее своего противника, и в этом заключалась тайна его успешных походов.

Когда оставалось еще версты три, движение отряда было перекрыто многочисленными кыргызскими отрядами. Так как времени терять было нельзя, русские с при поддержки пушек и пищалей пустились во весь опор и ударили по кыргызам закрытыми ещё предрассветной мглой. В ходе ожесточённого сражения превосходящие их по численности кочевники были опрокинуты и побежали преследуемые русскими войсками. Предводителей кыргызов в встречавшихся на их пути улусов уже небыло, так как они при первой тревоге вскочили на коней и скрылись в соседнем лесу, а их семьи, малолетние дети, внуки и двоюродные сестры попали в руки казаков. Кроме них, взято было в плен тридцать девять человек, да человек двести было изрублено. Остальные оставшиеся в живых, укрывшись в лесу, завязали перестрелку. Казаки спешились, раскинули цепь и удерживали неприятеля до прихода воеводы Кобыльского с основными силами. К полудню собрался сюда весь русский отряд и стал лагерем на большой поляне, лежавшей недалеко от разорённых кыргызских улусов.

К большому сожалению, в это время у сибирских воевод не было достаточно средств и служилых людей для полного присоединения Хакасии. Посему на всей территории установилось временное, но шаткое затишье. Киргизы потерпев поражение формально признали власть русского царя, обещали давать аманатов в Томск и даже платить ясак со своих кыштымов. Но это было затишьем перед полувековой бурей. Столкновения между кыргызскими и русскими войсками, происходившие до этого, покажутся вскоре русским детскими шалостями.

Этот второй, двадцатидвухлетний, период войны русских с кыргызами закончился в пользу русских. Они, несмотря на численное превосходство воинственного противника, сумели отстоять все завоеванные до этого территории и нанесли ему ряд тяжёлых поражений, Учитывая эти обстоятельства, противоборствующие стороны решили использовать временную передышки для приведения своих сил в норму, пополнению войск материальными средствами, оружием, боеприпасами и продовольствием. Даже несмотря на поражения и тяжёлые потери, вряд ли кыргызы горели желанием мирно войти в состав России, а русские выбросили из головы мысль об окончательном мирном присоединение этого «непокорного народа».

Борьба за независимость Хакасии продолжалась. Но в эту борьбу на стороне Хакасии вмешалась третья сила, Джунгарское государство. К тому же, в противостояние между кыргызами и русскими начали вмешиваться монгольские ханства, крайне недовольные возросшей активностью русских. Монгольские ханы не желали делится с русскими и не хотели их видеть в этом регионе. Так как они были здесь вечно, с незапамятных времён. Собирать дань с кыргызов приезжали монголы-хотогойцы, из государства Алтын-ханов, расположенного тогда на севере Халха-Монголии. Вторые сборщики дани наведывались к кыргызам из Джунгарии. Выходило, что с приходом русских, хакасское население превращалось в троеданцев.

Дальнейшее присоединение Сибири к России в конечном итоге свершилось благодаря крестьянской колонизации. Первые крестьяне в Сибири переводятся сюда царским указом, то есть принудительно. Первая пашня заводится также по государевому указу и на землепашцев налагается хлебный оброк. И таможня заводится, чтобы всякие не шатались по своей воле, не спросясь никого. И лишь потом, уже в середине XVII века в Сибирь пошел более или менее значительный поток вольных переселенцев, который стал вытеснять государеву запашку. А массовое заселение Сибири крестьянами началось лишь в XVIII веке, когда Сибирь была уже прочно закреплена в составе Российской Империи.

После 1667 года все действия кыргызов против России так или иначе служили интересам Джунгарской державы. Во владениях кыргызов на постоянной основе появились джунгарские наместники Барчикай, Батыр-Ейзан и Аба-Зайсан. А енисейские князья не раз посещали ставку контайши, удостаиваясь аудиенции. В период ожесточённой борьбы с Халхой за объединение Монголии, джунгарские ханы небыли заинтересованы в таком воинственном союзнике. Немаловажным явилось и то, что в Кыргызской земле сменилось поколение. Во главе воинов не помнящих череду тяжёлых поражений стал Иренек Ишаев.

Он соединил под своей властью все племена Кыргызской земли и татар обитавших в бассейне Енисея. Опираясь на свои учение о священной войне с русскими, и приложенной к ней борьбы за независимость, он старался объединить разрозненные общины Западной Сибири. Для достижения этой цели он стремился к упразднению всех противоречий и межплеменных споров и учреждения единого руководства над всеми кыргызами, основанных на вековых обычаях.

При поддержке джунгарских правителей Сенге и сменившего его Галдана, он сумел объединить под своей властью все кыргызские княжества. При нём Кыргызская земля играла роль младшего союзника Джунгарского ханства. Иренек сумел надолго приостановить продвижение русских в Южную Сибирь. Он готов был дружить с кем угодно, как угодно, но не входить в состав Российского государства ни на каких условиях. Ереняк сумел надолго приостановить продвижение русских в Южную Сибирь.

Тем более, что обитая на своеобразном перекрёстке, богатом природными и человеческими ресурсами, будучи зажатый с со всех сторон ведущими державами Китаем, Московской Русью и Джунгарией, Кыргызская земля разобщённая междоусобицей вынуждена была постоянно лавировать между ведущими державами, склоняясь то к одному то к другому гиганту.

Теперь возобновление боевых действий в Сибири было связано с Джунгарским ханством, на престоле которого после череды междоусобиц в середине 60 годов XVII века, утвердился великий нойон Сенге-тайша. Летом 1666 года Иренек во главе отряда из 200 алтысарцев и езерцев совершил беспримерный для киргизов рейд, в ходе которого был сожжён Удинский острожек, а так же уничтожены другие поселения, угнан скот и уведены в рабство люди. Острог этот был построен в 1677 году на месте ужесуществовавшего ясачного зимовья, основанного отрядом баргузинского казака Гаврилы Ловцова на высоком правом берегу реки Уды, на невысокой горе, называемой «Заудинский камушек». Но на обратном пути кыргызов догнал атаман Елисей Тюменцев со 100 пешими людьми на судах. В ходе завязавшегося боя на реке Иштыюле Иренек потерпел поражение и, бросив пушечную казну, лошадей и пленников, ушел к себе.

В мае 1667 года джунгарское войско, во главе которого стояли двоюродный брат Сенге Баахан Манжи и полководец Кожеочи-тайша, совершило опустошительный набег на Красноярский уезд. В ночном бою с джунгарами 20 мая 1667 года красноярские служилые люди понесли большой урон, после чего кочевники блокировали острог на 6 недель.

Воеводы зная о готовящемся походе степняков смогли подготовитсяь к обороне. 13 мая начался штурм Красноярска. Город, по всем канонам воинского искусства, был окружен и взят в плотное кольцо кочевниками. Войска торопились штурмовать славный город Красноярск, воспетый во многочисленных легендах. Используя своё численное преимущество кочевники раз за разом шли на штурм стен острога не смотря на массированный огонь русского гарнизона. В бою погибло большинство служилых людей Красноярского острога, но город устоял. Красноярцы потеряли 125 человек из гарнизона, 48 человек добровольцев, 17 подгородных татар и 9 человек из вспомогательного отряда, присланного из Енисейска. Но джунгарам и кыргызам не хватило сил чтобы взять город, и они вынуждены были отступить столкнувшись с отчаянным сопротивлением русских. По уже сложившейся традиции, все окрестные села и деревни были сожжены, кони и рогатый скот угнаны. Джунгары и кыргызы понёсшие при штурме большие потери вынуждены были согласиться снять осаду на условиях обмена аманатов-заложников.

Несмотря на эту неудачу, неутомимый Иренек не отказался от мысли отвоевать у русских своих кыштымов и окончательно уничтожить их. В 1671 году он начал подготовку к новому походу, призывая к себе отовсюду новых воинов. Но так как собственных сил у него было недостаточно, он был вынужден осенью вместе с тубинским князем Талаем Иликовым поехать к джунгарам, и в очередной раз просить помощи. По его просьбе, на помощь к нему, прибывают джунгарские войска, готовые воевать где угодно и с кем угодно. Однако из-за смены верховной власти у джунгар поход на русских не состоялся. Так как хан Сенге был убит заговорщиками, а новый хунтайджи Галдан-Бошокту, не спешил менять политику по отношению к сибирским народам и к русским.

Ободрённый победой под Красноярским острогом, в октябре 1672 года, воевода А. И. Саморуков предложил кыргызам перейти в подданство России и дать присягу на верность договорным отношениям. Но Иренек занял непримиримую позицию, и шертовать отказался, а сам потребовал ясак с качинцев и аринцев для джунгарского хунтайджи Галдан-Бошкоту, в случае отказа он угрожал войной и уничтожением всего русского населения.

Но получив от русских отказ на столь наглое требование, он в сентябре 1673 года вместе джунгарско-кыргызским войском выступили в поход в русские пределы в двух направлениях, нарушив свои клятвы и обещания. Один отряд во главе с Ереняком и джунгарским тайджи Должином 15 сентября пошёл на Кузнецк. Пройдя дремучими лесами они напал на Кузнецкую волость внезапно. При первых выстрелах часть русского населения укрылось в остроге или убежать из селения в дремучие леса. Вскоре они начинают штурм Кузнецкого острога. Грамотно организованное наступление кыргызких и джунгарских войск дало свои плоды. Степняки сожгли все деревни, истребив значительную часть не успевшего скрыться населения, включая Кузнецкий острог и разгромили отряды казаков.

Второй отряд под начальством алтысарского князя Шанды напали на Енисейский острог, и он был взят без особых усилий. Воины Шанды пожгли большинство деревень уезда истребляя русское и ясачное населения. А после победы выдвинулись на штурм Томска. Попытки атаковать крупный Томский острог, имеющий большой гарнизон с пушками и пищалями привели к большим потерям в живой силе. Правда, потерпев неудачу при попытке взять Томск, отряд Шанды со злости, в очередной раз направились в очередной рейд по русской территории, громя и сжигая сё на своём пути. Кочевники сумели захватить и сжечь в очередной раз многострадальный Ачинский острог, истребив всех укрывшихся там русских. Но затем степняки были разгромлены отрядом томских служилых людей во главе с сыном боярским Романом Старковым, устроившим им удачную засаду. Потеряв большое число своих воинов они побросав награбленное имущество, скот и полон бежали.

В 1673 году отдельные киргизские отряды дошли до Бельского острога, что на реки Кеми, но и там были отбиты героически оборонявшимися казаками во главе с А. Клеопиным, нанеся здесь им большие потери. Потерпев неудачу, кочевники вынуждены были так же уходить к себе, оставляя после себя одно пепелище.

Весной 1679 года Иренек попытался уладить отношения с русскими властями, стремясь выиграть для себя время и отвести от своей земли предполагаемый большой поход русских войск. По его приказу кыргызы поймали красноярских сборщиков ясака и привели их к Иренеку. Тот отпустил их домой и просил передать воеводе, что он желает мириться и наладить торговлю. Но переговоры не состоялись, потому что «в Кыргызы» приехал джунгарский наместник Киличин Кошиочи, и Иренек не пожелал при нём вести переговоры с русскими.

Но несмотря на попытку заключения мира в 1679 году набеги кыргызов и их союзников джунгар на русскую территорию неимоверно возросли. По прямому указанию джунгарского владыки, хан Иренек со своим войском, в июле 1679 года, вновь пришёл к Красноярскому острогу, стремясь его уничтожить. Ими были основательно опустошены селения красноярской волости. Кыргызами был захвачен во время штурма Канский острог, а его гарнизон полностью уничтожен. Но силы для нападения на русский острог были слишком малы, и степняки помня недавний разгром под стенами неприступного острога ограничились разорение пригодных поселений и сбором дани с ясачных татар. Больше всего пострадали татары жившие в пригороде Красноярска. Большинство людей было просто вырезано, а оставшихся в живых степняки угнали в полон.

В сентябре того же года кыргызы и джунгары решили закрепить успех и скрытно пришли к Красноярску. Когда Красноярск был обложен отрядами джунгарского хана и кыргызами, а кругом пылали деревни и села и положение казалось почти безнадежным, то служилые люди самовольно выпустили из тюрьмы ссыльного украинского полковника Василия Многогрешного, сосланного в Сибирь за подозрения в сепаратистских устремлениях. Ему поручили как опытному военноначальнику командовать обороной города. Он сам ходил на врагов и «бился явственно, не щадя головы своей». Он лично руководил действиями артиллерии защитников города, «пушкаря заставливал и указывал и сам прицеливался». Когда опасность миновала, то за заслуги он был посвящён в дети боярские с очень высоким окладом.

В очередной раз потерпев неудачу под Красноярском, кочевники удовлетворившись захваченной добычей и полоном вскоре ушли к себе. А русские хотя и сумели отстоять город, но потеряли большое число своих подданных и получили мощнейший моральный удар.

Победы кыргызского хана Иренека и его джунгарских союзников над русскими было сродни взрыва пороховой бочки. В Южной Сибири вспыхнуло крупномасштабное восстание против власти России. Восстали ясачные люди Красноярского уезда. В 1674 году восстание против русских охватило верхнеенисейские волости. Жители убивали ясатчиков и уходили к кыргызам. Тубинский кыргызский князь Талай Иликов, почуяв ветер перемен, тут же перестал давать заложников в Красноярск. А через три года вовсе распоясался. Собрал свое войско и, захватив Канский острог, вновь его спалил дотла, при этом уничтожив его гарнизон.

Сибирские воеводы, прекрасно понимали, что кыргызские войска вместе с мятежниками и джунгарами вот-вот разовьют свой успех, что русским придётся бежать за Урал вместе со всем оставшимся в живых населением. И тогда о завоевании Южной Сибири можно забыть лет эдак на сто. Поэтому, предварительно согласовал с Москвой, воеводы предлагают кыргызским ханам переговоры. После долгих и нудных препераний, в 1678 году Россия заключила с Кыргызией мир, по которому границей между кыргызскими и русскими владениями признавалась река Июс. Этот мир по сути был поражением русского государства и вызвал гнев и злобу в Москве.

Разумеется, Россия была не из тех государств, что могла умыться кровью и оставить мысли о завоевании Кыргызской землицы. Местные аборигены вкусившие плоды победы возомнили из себя вершителей судеб, посланцами бога на земле. Несмотря на мирный договор и официальную границу, в 1677–1678 году отряды тюркского племенного союза тубинцев скрытно подойдя к городку сумели вновь захватить многострадальный Канский острог, убив всех его жителей и служивых людей, а затем осадили Тасеевский острог, но без успешно. Тем самым они смогли окончательно разозлить московское правительство, и в будущем подписали себе смертный приговор. Московские власти были не удовлетворены тем, что не сумели добиться согласия Иренека на принятие русское подданство и его отказ на строительство нового острога в его землях.

В начале июня 1679 года в Томске получают приказ из Москвы: выступить в военный поход на кыргызов и завоевать полностью кыргызскую территорию, уничтожить мятежников вместе с их ханами. Силы для покорения кыргызов русское командование собрало по местным меркам громадные. В операции по завоеванию Кыргызской землицы были создана сводная войсковая группировка из отрядов Томска, Кузнецка , Красноярска и Енисейска. Поход должен был возглавить томский сын боярский Роман Старков, и приказ о его выступлении прибыл из Москвы в Томск в начале июня 1679 года. Томский воевода Львов назначил поход на 10 августа.

Но хан Иренек, предупреждённый своими осведомителями, опередил русских. Неожиданно, 15 июля 1679 года под Красноярск пришла изгоном большая орда степняков. Кыргызы сожгли две деревни под городом, убили в них служилых людей и пашенных крестьян, а жён их и детей взяли в плен, отогнав у них и скотину. Кроме этого, кыргызами были уведены качинские, аринские, ястынские и бохтинские ясачные татары с женами и детьми. Иренек пытался вновь взять непреступный острог, ожесточённое сражение продолжалось трое суток. Несмотря на численное меньшинство русский гарнизон проявив доблесть и самопожертвование отбил все атаки степняков. Не добившись успеха, кыргызы ушли к себе, нез абыв прихватить с собой награбленное имущество, скот и полон.

В ответ на эти разорительные набеги русское командование по настойчивому приказу из Москвы стремится силой усмирить мятежных кыргызов, предпологая основательно разорив их улусы и вырезать большинство мятежного населения. В феврале-марте 1860 года большой отряд русских численностью в 1600 человек, с пушками и пищалями, совершает поход против кыргызских улусов. Русские отражая неоднократные нападения кыргызских отрядов, громя на своём пути улусы, дошёли до берегов реки Уйбата. Но результаты похода оказались намного скромнее чем ожидалось. Кыргызский хан Иренек избежав разгрома, обещал прекратить войну и установить границу между обоими государствами по реке Июс.

Несмотря на не успех в предыдущие годы, русское командование вновь готовилось к новому походу против кыргызских племён. Русские воеводы прекрасно понимали, что с такими людьми как хан Иренек компромисса никогда не будет, и он не примет ни при каких обстоятельствах подданство Москвы. Самоуверенный и заносчивый воевода Суворов, в нарушение инструкции, выступил в поход не зимой, а летом. В июне 1682 года с отрядом из 1075 человек он прибыл на судах к устью речки Ербы, где к нему должны были присоединиться енисейцы и красноярцы, но те к условленному месту не подоспели. И он несмотря на опасность разгрома решает действовать самостоятельно. Победителей не судят.

В свою очередь, Иренек был вновь извещен своими осведомителями о готовящемся походе, и был готов его отразить. Он проявив незаурядные качества полководца, сумел хитростью разобщить силы русских войск. Собрав около 4 тысяч воинов, он сам напал неожиданно на отряд Суворова совершавшего марш. Используя численное превосходство и внезапность, кыргызы поражали неприятеля копьями и осыпали его дождём стрел. Суворов убедился, что «с киргизы биться невмочь», и начал отступать. Иренек в течение 10 дней преследовал войско Суворова до Чёрного Июса, постоянно атакуя его, и нанося русски урон. В результате этого боя русские понесли большие потери, было убито 61 человек и ранено 69, был ранен и сам бестолковый предводитель. Поход закончился большим поражением для Суворова и так и для русских в целом. К великому позору для русских, в бою кыргызы захватили два знамени; в том числе одно полковое с изображением Михаила Архангела.

Основной причиной поражения русских в этой изнурительной войне заключались не только в несогласованности действий сибирских воевод. Им противостояли хорошо организованные кыргызские воины-дружинники, которым воинское дело было смыслом их жизни. Они были рождены для войны и всегда кормились с копья. При поддержке ополченцев и джунгар они представляли внушительную силу, с которой было вынуждено считаться царское правительство, а так же русская сибирская администрация. Немаловажная роль в этих победах над русскими по прежнему принадлежала князю Иренеку, талантливому полководцу и политику, который сумел объединить ранее разобщенные кыргызские улусы в одно единое целое, упорно продвигающемуся к своей цели. А это полная свобода и независимость.

После похода 1682 года между русской сибирской администрацией и ханом Иренеком вновь возобновились мирные переговоры, так как в них нуждались теперь обе стороны, обескровленные этой бесконечной и кровавой войной. Весной 1863 года посольство во главе с сыном боярским Иваном Петровым привезло Ереняку указ великих государей, где было написано, чтобы «кыргызы государям служили и прямили, под городы и остроги войной не ходили, ясашных государевых людей не грабили и ясаку с них на себя не собирали, из горных и порубежных волостей ясаку собирали без недобору и присылали в Томск». 14 мая 1683 года русские посланцы вместе с представителями Ереняка приехали в Томск. Разрешение на пропуск кыргызских послов в Москву было получено. В качестве приставов их сопровождали И. Петров и А. Поспелов.

Заключив мир с Москвой, Ереняк продолжал собирать ясак для себя и джунгарского хана с ясачных людей, принявших подданство России. Он послал своих людей в Красноярск требовать с качинцев и аринцев албан на Галдана. В том же 1684 году к Ереняку вместе с возвращавшимися кыргызскими послами приехал томский сын боярский Иван Петров, который заключил новый договор на прежних условиях. Кыргызы обязались государю служить, на русские города, остроги и уезды войной не приходить, платить ясак с порубежных кыштымов в размере традиционных 100 соболей. Нарушение границ каралось с обеих сторон. Была подтверждена граница по Июсу и заключен мир.

Но тем не менее, несмотря на поражения нельзя было признать походы 1680 и 1682 года полностью бесплодными для русских, поскольку после них боевые действия с киргизами прекратились надолго. Что дало русским возможность нарастить свои силы и перебросить в Сибирь большое число переселенцев. Тем самым был заложен мощный фундамент для будущей победы в этой бесконечной и кровавой войне.

Но, в это время военно-политическая ситуация в Степи резко изменилась. 80 годы XVII века были временем масштабных военных предприятий джунгарского хана Галдана, когда он совершал походы в Восточный Туркестан и вел войны против Казахской орды. Енисейские правители теперь должны были непосредственно участвовать в кровопролитной и бесконечной войне Джунгарского ханства с Цинской империей. Иренеку со своим народом теперь стало не до войны с русскими надвигавшимися неумолимо, как каток на его земли.

В 1687 году на реке Чулышмане произошла роковая для всех кыргызов битва между ойратами и восточными монголами, в которой войска ойратов под командованием Бошокту-хана потерпели страшное поражение. Были убиты в ходе сражения более 5 тысяч калмыков, соянов и кыргызов. В этой схватке погибли князь Иренек, его сын и наследник Шип, а так же два пасынка. В том же году джунгары оставив в верховьях Енисея не большое число кыргызов, угнали в Джунгарию основную массу населения.

Это трагическое событие в истории кыргызского народа и стало в дальнейшем переломным моментом в многолетней войне кыргызов с Русским царством. Так как, в Кыргызской землице больше не было человека такого масштаба как хан Иренек, который смог заменить этого великого политического деятеля и полководца. Да, там были достойные воины и ханы но, они все были со своими мелкими амбициями и не дотягивали до масштабов погибшего хана.

После смерти князя обстановка в Киргизской земле стала нестабильной вызванной возобновившейся междоусобной борьбой за верховную влсть, что впоследствии сыграло роль трагического фактора, послужившего началом боевых действий против русских сибирских уездов. Продолжавшаяся кровавая борьба Галдана с манчьжурами за обладание Халхой, а также непрекращающиеся столкновения с отрядами Цеван-Рабдана и казахами, отнимали много сил и ресурсов у Джунгарии. Как следствие, в кыргызских землях стали регулярно появляться джунгарские вельможи с требованием ясака, коней или воинов в подкрепление сил хана.

Галдан тем самым намеревался подкрепить силы джунгар кыргызскими женщинами, так как в его отсутствие на родных кочевьях, казахи пленили большое количество жен и детей его подданных. Как видим, о переселении киргизов джунгары задумывались еще до правления Цеван-Рабдана.

После гибели Иренека Ишеева русской администрацией были предприняты попытки привести к шерти некоторых киргизских князцов. В 1688 году красноярский десятник Роман Торгошин ездил к езерским и тубинским людям и вел переговоры с езерским князем Шорло. Торгошин поставил перед князцом традиционный вопрос о ясаке, потребовал не нападать на красноярцев, ходивших на хмелевой промысел, а также не ездить в Канскую землю «для железной скудости».

Озадаченный наглостью русского чиновника, Шорло отвечал, что уплата ясака может быть только с кыштымов, а в настоящий момент им платить нечем. Вместе с тем князь обещал заступаться за русских людей, взятых в плен на хмелевых промыслах, и просил разрешить собирать железо с жителей Канской земли с условием, что будет ссужать канских ясачных людей «коньми и всяким заводом». Примерно в то же время красноярские посланники безрезультатно пытались принудить тубинского князца Шанду Талаева платить русским ясак со своих кыштымов.

Осложнение военно-политической обстановки на территории Хакасско-Минусинской котловины привело к тому, что в 1688–1690 году некоторое количество енисейских киргизов откочевало к Красноярскому острогу. Но в скором времени активизировался Тубинский улус, один из самых могущественных в Кыргызской землице. Летом 1690 года тубинцы во главе со старым соратником Ереняка князем Шандой Талаевым не желавшим подчиняться русским, пришли войною в Канскую землю. Они грабили ясачных людей, а также отогнали у них много скота, в том числе 56 лошадей. Над своими бывшими кыштымами незваные гости учинили жестокую расправу, истребив большое число мужского населения.

В декабре 1691 года князь Шанда вовсе отказал русским служилым людям в ясаке и в аманатах, а также не выполнил воеводского приказа перейти ближе к Красноярску, на реку Сухой Бузим. Эта тревожная весть побудила нового красноярского воеводу Петра Савича Мусина-Пушкина к активным действиям против Тубинского улуса. Тем более, что помимо военно-политических выгод в случае победы, русские получали в своё постоянное пользование енисейское правобережье со своими таёжными угодьями, где водился в большом количестве пушной зверь, так желанного на Московской Руси.

До этого времени не сумев разбить, или по крайней мере серьёзно ослабить кыргызов на левобережье карательными рейдами или массированным лобовым ударом, сибирские власти применили обходной манёвр. Они обогнув владения кыргызов с севера, перейдя на правый берег реки, и ударили по степнякам с тыла. Через Енисеск, Ачинск, Красноярск и Канский острог, русские преступили к активной экспансии против Тубинского княжества, отправляя в рейды многочисленные отряды казаков, громя по полной его улусы и уничтожая население.

Уже в первой половине февраля 1692 года в Красноярске было собрано большое по сибирским меркам войско для похода в Канскую землю, всего 2700 человек при пушках и пищалях. Его возглавил назначенный к тому времени в дети боярские талантливый воевода Василий Многогрешный. Перед походом красноярцы, памятуя угрозы Корчуна поднять мятеж, перебили всех способных носить оружие мужчин-киргизов, что находились возле острога, а их детей и жен забрали в плен.

18 февраля 1692 года войско Многогрешного подошло к устью реки Кан, где был произведен смотр. После чего красноярцы шли вдоль реки Кана и в ночь с 26 по 27 февраля 1692 года приблизились к кочевьям тубинских князей Шанды, Сары и Курум-чи. Многогрешный пытался путем военной демонстрации принудить тубинцев вернуться в подданство к русскому государю, как было предписано имевшимся у него наказом от воеводы.

Но Шанда с братьями не стали разговаривать с русскими и принялись стрелять из пищалей и луков по служилым людям, в результате чего Саламатов попросил подмоги у Многогрешного. 28 февраля 1692 года тот выступил с основными силами против тубинцев, оставив в обозе у часть служилых людей во главе с сотником Симоном Беляниным и пятидесятником Осипом Мезениным.

В упорном бою, длившемся весь день, русские воины тубинских татар разбили и в последствие лихой атакой опрокинули и отряды ханов Шанды, Сары и Курумчю. В ходе длительного боя русские многих улусных кыргызов перебили, а так же взяли знамя, которое Шандычке, от Бужухту хана было дано для владения улусом. Всего было убито в ходе ожесточённых боёв более 600 степняков, захвачено множество скота, женщины и дети их были взяты в полон.

Оставшиеся в живых тубинцы с женами, детьми ушли на речку Верхний Курыш. Брат Шанды Ороштайка с 50 воинами сели в осаду, окопавшись в заранее приготовленной засеке. 30 тубинцев с Кашкой Буяком ушли по речке Уря, а вверх по Кану и Ошкоулу побежали еще 50 тубинцев с семьями и рабами.

Василий Многогрешный и Тит Соломатов во главе 120 служилых и охочих людей осадили засеку, а на Урю вдогонку за беглецами направились Матвей Еремеев, Степан Айканов и десятник Иван Злобин с 50 ратниками. Вверх по Кану пошли Михаил Злобин и Федор Кольцов с казаками. 1 марта 1692 года по приказу воеводы служилые люди совершили безуспешный штурм засеки, хотя в бою Многогрешный применял артиллерию, но добиться победы не смог. Кыргызы защищая свои семьи уходившие от русских семьи отчаянно сопротивлялись. Вскоре к месту боя подошли атаманы Матвей Еремеев и Михаил Злобин со своими отрядами. Они сообщили Многогрешному, что победили в бою тубинцев на речке Уре, что вверх по Кану, и взяли в полон их жен и их детей.

Вместе с прибывшим подкреплением, после ожесточённого боя, русским наконец, удалось взять хорошо укреплённую засеку. За ушедшим из него ночью Ороштайкой был послан Тит Саламатов и Константин Кольцов с служилыми людьми, которым удалось догнать и побить беглецаи его людей уничтожить. После одержанной победы войско Многогрешного повернуло в Красноярский острог нагруженные большой добычей, скотом и полоном, достигнув его 26 марта 1692 года. После боя остатки войска тубинцев пытались уйти на север, в район Верхнего Курыша и на восток, в район речек Малая, Большая Уря и Ашкаул. На этом история племени тубинцев была закончена навсегда, они растворились во времени.

В этом походе потери войска Многогрешного составили 6 человек убитыми и 21 человек ранеными. Урон тубинцев составил 800 мужчин убитыми, еще 600 женщин и детей были взяты в полон. Это был самый крупный успех красноярцев в борьбе с их непремиримыми и воинственными противниками, сравнимый по количеству убитых неприятельских «воинских людей» с боями отряда Ерофея Хабарова и Осипа Степанова Кузнеца в Даурии.

Киргизские ханы предприняли некоторые военные усилия в отношении русских в ответ на разгром основных сил Тубинского улуса. В Красноярском уезде начали совершать рейды отряды кыргызов, которые убивали русских и ясачных людей и отгоняли скот от поселений. Уже 26 августа 1692 года алтысарцы и езерцы отогнали у Бугачевской деревни 80 лошадей. Посланные за степняками сын боярский Матвей Близневский и пятидесятник Федька Мосин, во главе 60 казаков догнать их не смогли.

С разгромом Тубы начинается агония кыргызского народа. Добившись военно-политического, экономического ослабления кыргызских княжеств, подорвав их единство, русские толкнули их под крыло Джунгарского ханства. А те в свою очередь, сумели привязать к себе кыргызов террором, угрозами и обещаниями защиты от русских, воспользовавшись их безвыходным положением, Джунгария в конце XVII века, потребовала от них только людские ресурсы, в которых так сильно нуждались.

Выселяя кыргызов в Джунгарию, контайши добивались двоякой выгоды. Они получали столь важную для них российскую лояльность и обеспечивали себя высоко боеспособными боевыми отрядами состоящими из искусных и храбрых воинов. Помимо всего они смогли увеличить население и так изрядно поредевшего улуса.

Русским, по прежнему не имевших больших воинских сил для окончательного покорения непокорных анклавов и противостояния с джунгарами в глубине своих сибирских владений, калмыкскими правителями был преподнесён воистину царский подарок. Их вечные враги были убраны из бассейна реки Енисей, а их земли полностью обезлюдели. Теперь сибирская администрация с помощью тех же джунгар получила возможность беспрепятственно захватить эти столь недоступные когда то земли, и приступить к их заселению русскими переселенцами и казаками.

В 1703 году в кыргызскую землю прибыли три крупных воинских отряда и беспрепятственно захватило её. А в 1707 году русскими на берегу реки Абакана Абаканский острог. А через два года русским удалось закрепится в предгорьях величественных Саянских гор. Построенный им Саянский острог наглухо блокировал урянхайцев и уцелевших кыргызов.

К началу XVIII века Верхнеенисейский бассейн почти лишённый населения был окончательно присоединён к Российской империи. Так закончился почти столетний спор Российского царства и кыргызами за обладание этими землями и господства в Западной Сибири. Исчезло навсегда одно из старейших государств Центральной Азии и Сибири, а кыргызский этнос рассеялся на необъятных просторах Азии, оставив о себе слабые следы.

 В свою очередь, Кыргызское ханство на Енисее смогло всётаки сыграть важную роль в миграции енисейских кыргызов на Тянь-Шань, не дав им окончательно сгинуть во мраке времени. Закрепление одного из аристократических родов енисейских кыргызов азов в Семиречье, слияние их с племенами нушиби и включение в политические процессы в регионе стали причиной нового витка миграции родственных племен чигилей, кыргызов, карлуков, вовлеченных в борьбу за верховенство на Тянь-Шане.

Тысячелетняя война. Русь и Великая степь.
Битва за Сибирь. Джунгары.

Тысячелетняя война. Русь и Великая степь.
Битва за Сибирь. Джунгары.

Джунгарское ханство в течение длительного времени считалось наиболее могущественным государством в регионе. Оно играло важную роль во внешнеполитических отношениях, оказывая огромное влияние на страны Востока, при этом наводя дикий ужас на соседние племена и народы. Это была эпоха, когда тысячелетнее противостояние кочевника и земледельца на бескрайних просторах Ойкумены наконец то завершилось в пользу последнего. На протяжении XV—XVII веков, прежде воинственные и могущественные, кочевые народы один за другим признавали сюзеренитет оседло-земледельческих империй, а территория суверенных кочевых государств неумолимо сжималась под ударами их непобедимых армий. Но, как ни парадоксально, именно в это время Великая Степь породила последнюю кочевую империю в мировой истории, бросившей вызов могущественным государствам в азиатском регионе. Воинственные и бесстрашные степняки были способны практически на равных сражаться с их сильнейшими армиями, вооружённых огнестрельным оружием и артиллеоией. Джунгары вошли в мировую историю как народ воин, создавший на обломках империи Чингиз-хана своё могущественное государство.

И сейчас, среди народов России калмыки, это одни из самых воинственных потомков западных монголов, несущих в себе заветы Чингиз-хана. Эти истинные кочевники были рождены для войны и являлись испокон веков прирождёнными воинами. Война, их прямая врождённая потребность поглощающая все их интересы. Предки калмыков, ойраты, жившие в Джунгарии, были свободолюбивыми и воинственными. Даже Чингиз-хану не сразу удалось подчинить их, за, что он требовал полностью уничтожить одно из племен. Позже ойратские воины вошли в состав войска великого полководца, и многие из них породнились с чингизидами. Поэтому не без основания некоторые из современных калмыков считают себя потомками Чингиз-хана. Сегодня большая их часть проживает в Республике Калмыкия.

В своем движении на восток в XVI — XVII веках русские первопроходцы встретились с десятками народов, как уже известных им, так и открываемых для себя впервые. Особое место среди этих контактов заняли отношения с воинственными и могущественными кочевыми племенами, с которыми русские сталкивались на юге своих владений, на бескрайних просторах «Дикого Поля». Это время стало концом эпохи, когда кочевники могли представлять серьезную опасность для оседлого мира. Раньше русские имели постоянные отношения с привычными для себя кочевыми группами Золотой Орды, которые этнически и культурно являлись потомками кипчаков и находившихся здесь до них тюркских орд, подчинившихся монголам. Теперь русским на своём пути на Восток пришлось вступать в отношения с кочевыми ордами, о которых они могли только слышать.



В полный размер 1161х840 в новом окне

Громадная и бескрайняя территория Западно-Сибирской равнины примыкает к одному из отрезков Великой степи, «Дикого Поля», где в период завоевания Россией Сибирского царства боролись между собой несколько кочевых союзов , ойраты, казахи и ногаи. Все они в политическом и культурном отношении были наследниками великой империи Чингиз-хана. Ногаи, ближайшие соседи Сибирского царства и союзники Кучума, уже ко второму десятилетию XVII века были вытеснены из азиатских степей за Волгу пришедшими с востока ойратами-калмыками.

Ойраты были известны с XI—XII веков, как одно из племенных объединений монголов. Местопребыванием этих ойратских племен было Восьмиречье. Эти восемь рек находятся по ходу верховьев Енисея, охватывающих Шишхид Гол, Кызыл-Кэм, Малый Енисей и Верхний Енисей. Руководствуясь этими фактами, можно заключить, что в XIII веке ойраты занимали землю современной Тувы, а ещё точнее, то это была таёжная зона восточной окраины Тувинской котловины, что находилась на стыке горно-степных и горно-таежных районов.

Горная система Саяно-Алтая издревле являлась естественным рубежом, по которому проходило разграничение ареалов проживания различных древних народов, а затем формировались границы средневековых тюркских и монголь ских государств. Тюрки и монголы проникли на территорию верхнего течения рек Иртыша и Оби значительно раньше русских. Заселение этой земли тюркскими народами относится к VI–VIII веков нашей эры, времени существования первых средневековых государств древних тюрок.

Активному переходу таежных жителей к кочевому скотоводству на занимаемой ими территории Верхнего Енисея благоприятствовало наличие здесь степных районов с обильным травостоем и горных пастбищ, где скотоводство тоже было возможно. На рубеже ХII-ХIII веков. древние ойраты уже перестали быть чистыми охотниками-звероловами и вышли из таежных лесов в степь. Они стали обитать в пограничной зоне между лесом и степью и поддерживали тесные отношения со своими соседями. Ойраты в начале XI века представляли собой достаточно крупное кочевое образование, численностью в 50 тысяч человек.

Основу экономики ойратов составлял скот, в первую очередь кони, верблюды, коровы, бараны. Скотоводство дополнялось в степи охотой и земледелием. Хлеб ойраты сеяли в речных долинах, по большей части ячмень, просо, полбу, пшеницу, овес, горох, а также овощи.

По всей видимости, предки ойратов, продвигаясь на запад в XI-XII веках, отвоевав территорию занимаемую тюркоязычными племенами, оказались таким образом на периферии монгольского мира того времени. На севере и на северо-западе границы «страны ойратов» теперь соприкасались с владениями енисейских кыргызов. На юге, за горами Танну-Ола обитали многочисленные племена найманов, на востоке, в бассене реки Селенга, кочевали издревле племена мэркидов, а на северо-востоке, на реке Ангара, проживали воинственные Хори-туматы.

 Со временем Ойраты вытеснили оттуда, в пределы страны кыргызов, часть живших там Хори-туматов, потомков племенного объединения дубо и предков нынешних тувинцев-тоджинцев. Эта территория восточной части Тувы и Хубсугульского аймага представляет собой обширную горную местность, покрытую тайгой, где непроходимые скалы соседствуют с широкими долинами. Здесь же была расположена Дархатская котловина, отличающаяся плоским рельефом и окруженная со всех сторон горами.

Нестабильная политическая обстановка в степной части Центральной Азии на рубеже XII-XIII веков способствовала быстрой смене степных элит. Однако ошибки управления не позволяли закрепить успех тому или иному удачливому предводителю кочевников в борьба за гегемонию внутри той или иной группы или союза. Тем более, что между ними возникала с новой силой постоянная борьба за главенство в кочевом мире.

В середине ХII века правители найманов ходили войной на обитавших к северу от ойратов енисейских кыргызов и, разграбив их владения, вернулись с богатой добычей. Найманское войско проходило по территории ойратов. и они вольно или невольно были вовлечены в конфликты между правителями отдельных ханств и племенных союзов. Если в середине XII века это был конфликт между найманами и кыргызами, то в конце ХII и начале ХIII века это была борьба за власть между Чингиз-ханом и его соперниками.

С приходом к власти в одном из племен монголов Трехречья человека по имени Тэмүджин эта ситуация была переломлена. Основатель монгольской империи был действительно выдающейся личностью и великим правителем, повлиявшей на судьбы многих народов Евразии, по глубине и длительности воздействия на которые не имеющей аналогов и по сей день.

Сопротивление наиболее многочисленных противников Чингиз-хана, кереитов, найманов, меркитов, было сломлено в основном в период между 1203 и 1206 годах. Кереиты, наряду с другими монголоязычными группами, вошли состав монгольского народа. В тоже время, Чингиз-хан рассеял тех, кто оказал сопротивление его политике централизации, что повлекло за собой коренные изменения не только в общественной жизни, но и в родоплеменном составе самих монгол, которые заключались в смешении не только монголоязычных групп, но и тюркоязычных с монгольскими. Племена, оказавшие сопротивление дробились на мелкие группы и раздавались близким сторонникам Чингиз-хана, расселялись по разным районам империи. Понимая всю бесперспективность дальнейшего сопротивления, в 1207 году ойраты и другие «лесные народы», жившие к западу от Байкала и в верховьях Енисея подчинились Чингиз-хану.

В XIII веке монголы стали хозяевами половины мира. Чингиз-хан завоевал огромные территории, на которых находились как кочевые, так и оседлые народы, а также высокоразвитые средневековые государства Евразийского континента. Но это государство не было долгожителем, сразу после смерти основателя начался процесс его распада.

В империи монголов ойраты управлялись своими владетельными князьями, мало выделяясь из общей массы монгольских племен. В XIII—XIV веках несколько тысяч ойратских семей жили в Иране. В эпоху распада империи монголов и изгнания монголов из Китая в 1368 году, ойраты первыми из монгольских племен выступили против ханов Монголии. Им очень хотелось свободы и не зависимости, а так же самим распоряжается своей судьбой. А как известно, судьба правит всем, и на всё воля всевышнего. В 1368 году произошел распад Монгольского государства на Западное и Восточное. В восточной части стала править монгольская династия китайских императоров Юань, а в западной части воцарились ойратские князья.

В результате сложных внутриполитических процессов с XV ввека, начинается процесс выделении ойратов из среды монгольских племен и формировании особой этнической общности с рядом этнографических отличий. В состав ойратов поначалу входили многие представители монгольских племен обитавших по соседству на просторах необъятной степи. Основу племенного союза ойратов, сложившегося в конце XIV века, составляли западномонгольские родоплеменные объединения, чорос, дэрбэт, хошоут и торгоут.

После распада Монгольской империи в XVI-XVII веках ойраты создали союз Дербен-Ойрат, а в конце XVI начале XVII веков проживавшие в Джунгарии и соседних регионах племена ойратов разделились: одна часть откочевала в район озера Кукунор и образовала Хошутское ханство, другая на прежнем месте составила основное население Джунгарского ханства, а третья, переместилась на европейские территории в Калмыцкое ханство.

Длительное время они были зависимы от восточномонгольских ханов, однако в 1587 году им удалось разгромить в верховьях Иртыша восьмидесяти тысячную армию халхасцев. Эта победа положила начало военно-политическому усилению ойратов. На небосклоне Центральной Азии взошла яркая звезда калмыцкого народа, создавшего невиданную до этих времён степную империю.

Но великая победа не пришла ойратам в виде манны небесной, так как за неё им пришлось биться и платить неимоверную плату в течение длительного времени. В ХV-ХVI веках ойраты кочевали в Западной Монголии, на территории от западных склонов Хангайских гор на востоке до Черного Иртыша и озера Зайсан на западе. Они повели борьбу на несколько фронтов за господство над Западной Монголией. В начале XV века её оспаривал моголистанский правитель Вейс-хан, который провел 61 битву с ойратами. Итог этой войны был ничейный, и земли Западной Монголии так и остались за ойратами. В дальнейшем Вейс-хан породнился с ойратскими ханами и стал впоследствии воевать с ханом Улугбеком.

На западе ойратам сопутствовал бурный успех. В 1457 году ойратский хан Уз-Тимур разгромил хана Абулхаира, потомка сына Джучи Шейбана, в результате чего Узбекский улус во главе с Абулхаиром вынужден был признать власть ойратского хана. Монголы разгромили также правителя Ак-Орды Урус-хана. Его владения раскинулись по казахской степи от Урала до Иртыша и от среднего течения Иртыша до Сырдарьи. Сыновья Урус-хана бежали в Семиречье. Там при поддержке моголистанского хана Есим-Буши в долине реки Чу основали Казахское ханство.

В это же время, на востоке участившиеся набеги ойратских правителей на районы Сучжоу и Ганьчжоу угрожали позициям восточномонгольских ханов в Кукуноре и Ордосе. Это вызвало новое вооруженное столкновение между восточными и западными монголами. Первое из них произошло в 1552 году, когда против ойратов выступил Алтан-хан, и разгромил их. В 1562 году против ойратов выступил правитель Ордоса Хутухтай-Сэцэн-хунтайджи, разгромивший на Иртыше кочевья торгоутов. Через 10 лет, в 1572 году этот же правитель, узнав, что его двоюродный брат Баян-Батур-хунтайджи воюет против ойратов, присоединился к нему и вместе с ним разгромил и подчинил хойтов, батутов, чоросов.

Именно, события конца XVI – первой половины XVII века подготовили и обусловили образование Джунгарского ханства. С середины XVI века, как уже упоминалось выше, начались усиленные миграции восточных монголов, приведшие к расширению занимаемой им территории. Причинной являлся рост численности стад и процесс дробления уделов между многочисленными потомками монгольских правителей, требовавших в качестве своей доли наследства отдельную территорию. Благодаря этому монголы стали хозяевами степной зоны к югу от пустыни Гоби, а также хозяевами Ордоса, Кукунора и Амдо.

Аналогичные процессы протекали в западной части страны, у ойратских племен. Владения ойратов XV–XVI веков занимали сравнительно небольшую территорию, от озера Зайсан до города Кашгар на западе, ограниченную на востоке западными склонами Хангайских гор; на юге их кочевья не доходили до Турфана, Баркуля и Хами. Что же касается северных рубежей ойратских владений, то о них в источниках нет точных сведений, и можно лишь утверждать, что эти рубежи не заходили за линию южных границ владений казахов, киргизов и других народностей, кочевавших в верховьях Иртыша и Енисея.

Монголия в XVII веке представляла собой ряд независимых государственных объединений. От былого величия не осталось и следа. Тем более, что каждое такое государственное объединение, именуемое ханством, самостоятельно решало вопросы внутренней и внешней политики и входило в отношения с иностранными государствами и вело завоевательные войны.

Инициаторами создания централизованного государства в Западной Монголии выступили ойратские князья из дома Чорос. Важную роль в племенном союзе к этому времени стал играть правитель Чоросского княжества Хара-Хула. В середине 30 годов XVII века одному из них, Батуру-хунтайджи, удалось объединить ранее враждовавшие племена. Так как во второй половине XVII–XVIII веков одним из региональных центров международных отношений была Центральная Азия, где главными игроками теперь являлись Российское государство, Цинская империи, а также Джунгарское ханство. Активную внешнюю политику на центральноазиатском театре проводили Джунгария и цинский Китай, отношения которых носили характер политического противоборства, то ослабевавшего, то приобретавшего форму открытых военных действий. В последующие 120 лет Джунгарское ханство стало одним из ключевых военоо-политических объединений в центральноазиатском регионе.

В XVII веке ойраты совершают экспансию в трех направлениях, на восток, запад и юг. Отправившаяся после 1618 года на запад группа торгоутов во главе с тайшей Хо-Орлеком, включившая в свой состав более мелкие племенные образования, в 20 годах XVII века мигрирует по территории современного Северного Казахстана на Волгу. Этот кочевой союз и получил от тюрков название калмыков, которое было принято русской властью для обозначения ойратских групп и позднее стало самоназванием части кочевников, ушедших на Волгу. Помимо Западной Монголии кочевья ойратов охватывали в начале XVII века обширные пространства на левобережье Иртыша, занимая в среднем течении Иртыша степи его правого и левого берегов примерно до широты современного Новосибирска. На рубеже XVI и XVII веков ойратские владения простирались до района современного города Омска. В самом конце XVI века они добили остатки войск бежавшего от русских сибирского хана Кучума.

В отличие от своих восточных соплеменников, западные монголы жили в централизованном государстве, во главе которого стояли правители-хунтайджи, обладавшие практически неограниченной властью. В условиях стремительного развития земледельческих государств джунгарские правители реализовывали грандиозный эксперимент по созданию общества-гибрида, в котором традиционный кочевой образ жизни совмещался с элементами оседло-земледельческой культуры. Чтобы выжить, кочевые сообщества должны были приспособиться к меняющемуся политическому и экономическому климату на континенте. Из всех кочевых народов именно джунгарам это удалось в наибольшей степени.

Именно Батур-хунтайджи стал активно поощрять земледелие и строить укрепленные «городки». Его последователи активно переселяли в центральную Джунгарию представителей оседло-земледельческих народов для развития там пашенного земледелия. Благодаря помощи иностранных мастеров в ханстве начали развиваться черная и цветная металлургия, суконное производство.

Джунгарская армия конца XVII — начала XVIII века состояла из дружин хунтайджи и крупных ойратских феодалов, народного ополчения, дружин вассалов и союзников ханства. Все ойраты, кроме детей, дряхлых стариков и лам, считались военнообязанными и несли воинскую повинность. При известии о приближении противника все мужчины, подлежавшие призыву, должны были незамедлительно прибыть в ставку местного феодального владетеля. Благодаря относительно компактному проживанию большей части ойратов джунгарским правителям удавалось достаточно быстро мобилизовать необходимое число воинов. По сведениям российских дипломатов, численность джунгарской армии в первой трети XVIII в. достигала 100 тысяч человек.

Главной ударной силой армии были средневооруженные копейщики-панцирники, способные вести дистанционный бой с использованием луков, а позднее фитильных ружей, а на короткой дистанции, опрокидывать противника с помощью копейной атаки и последующей конной рубки. Основным оружием ближнего боя были длинные ударные копья и пики, а также клинковое оружие , палаши и слабоизогнутые сабли.

Джунгары использовали различные виды построений: клин, лаву, рассыпной строй, а также плотные построения шеренгами, которые европейские путешественники сравнивали со строем «крылатых» польских гусар. Одним из любимых был строй «лук—ключ»: центр армии отогнут назад, фланги выдвинуты в сторону противника. В ходе сражения один или оба вытянутых вперед крыла наносили мощный удар по флангам врага, а затем заходили ему в тыл.

В конце XVI века, западные монголы-ойраты подверглись нападению одного из восточномонгольских правителей. В результате победы Алтын-хан Шолой Убаши присоединил к своим владениям территорию Урянхая и обложил данью население Кыргызской земли. Преемник Шолоя Убаши, Омбо-Эрдени для усиления своих позиций в Южной Сибири в 1652 году совершил опустошительный набег в Кыргызскую землю. Третий Алтан-хан, Ловсан Сайн-хунтайджи неоднократно вторгался в Кыргызскую землю, стремясь её подчинить.

Тогда объединенное ойратское войско, в состав которого входили и шесть тысяч чоросов, смогло дать отпор нападавшим, выиграв сражение на берегу Иртыша. Но военное противоборство с ойратами, столь неудачно начатое первым Алтын-ханом, продолжалось с переменным успехом и в XVII веке. В конечном итоге джунгары сумели разгромить северомонгольское государство Алтын-ханов. Находясь на волне успеха они подчинили своей власти населенный мусульманами Восточный Туркестан, основательно опустошили кочевья Восточного и Южного Казахстана, и в ожесточенном противостоянии одолели ханов Восточной Монголии.

Известно, что в 1607 году дэрбэтские и хошоутские тайши обращались к русским властям в Сибири с просьбой "от Алтына-царя велети их оберегати, и ратных людей на него велети им давати, и город бы велети поставити на Оми реке от Тары 5 днищ, чтобы им тут кочевати было от Алтана-царя безстрашно". Вскоре после этого ойратам удалось одержать военную победу над Алтаю-ханом, однако в 1616 году русские послы свидетельствовали: " Емлют с колмаков китайской царь и Алтын-царь ясак по 200 верблюдов да по 1000 лошадей и овец на год со всякого тайши... И колмацкие люди от них в страхованье".

В конце ХVI начале XVII веков Алтын-ханам удалось подчинить ряд мелких племенных групп и народностей Южной Сибири, обитавших близ северных границ их владений. В результате Алтын-ханы первыми из восточномонгольских правителей стали соседствовать с Русским государством и вступили с ним в разносторонние отношения. Русское государство и Джунгарские ханство поддерживали дипломатические отношения на протяжении более 100 лет.

Весной 1617 года послы Алтын-хана были приняты в Москве русским царем Михаилом Федоровичем. Перед отправкой в обратный путь им была вручена "жалованная грамота", извещавшая Алтын-хана о принятии его в русское подданство и о посылке ему "царского жалованья...- 2 кубка золочены да братину, 2 портища сукна скорлату, саблю, 2 пищали, лук". В ответном письме, направленном русскому царю в начале 1619 года, Алтын-хан просил обеспечить безопасность своим послам и торговцам. "И тому доброму делу помешку чинят меж нас калмыцкой Каракулы-тайша", - жаловался он царю, предлагая объединить силы для совместного похода "на тех воров на Каракулы-Тайшу н на его людей".

Ойратские владения перед появлением в Сибири русских занимали довольно приличную территорию центральноазиатских степей верховий Иртыша, Монгольского Алтая и Семиречья. Так же, как и остальные народы, они делились на несколько родов, каждый из которых занимал свою определенную территорию. Роды торгоутов и дербетов кочевали в верховьях Иртыша по Монгольскому Алтаю и Тарбагатаю, в районе современной китайско-казахской границы. Род чоросов кочевал в верховьях и среднем течении реки Или. Хошоуты жили восточнее Или и в горах Тарбагатая. И последний ойратский род хойтов жил по течению Черного Иртыша

Чоросский князь Харя-Хула, в это время кочевал в верховьях Иртыша. До 1619 года он не вступал в контакты с русскими властями. Силой оружия и средствами дипломатии Хара-Хула медленно, но неуклонно укреплял свое могущество, подчиняя правителей соседних ойратских владений. Постепенная концентрация власти в руках джунгарского князя позволила ему возглавить борьбу ойратов против государства Алтын-ханов.

Готовясь к войне, Хара-Хула стремился обезопасить свои тылы и так же, как Алтын-хан, пытался заручиться поддержкой русского царя, для чего впервые направил в 1619 году специальную миссию в Москву. Этому предшествовало военное столкновение русских с ойратами, прикочевавшими осенью 1618 года на правобережье Иртыша между рекой Омь и озером Чаны. Тогда отряды, посланные воеводой города Тары, "многих колмацких людей... побили и улусы их погромили и полон многой поймали .

Посольства Хара-Хулы и Алтын-хана были одновременно отправлены сибирской администрацией в столицу, вместе проделали весь многомесячный путь и в один и тот же день побывали на приеме у русского царя. Послы Хара-Хулы объявили Михаилу Федоровичу, что их повелитель и его родственники "со всеми своими улусы... шерть учинили, что быти нам под твоею царского величества высокою рукою в прямом холопстве навеки неотступными. И вам бы, великому государю, нас пожаловать, передавали просьбу Хара-Хулы послы, - держати под своею царскою высокою рукою... в повеленье и от недрузей наших во обороне и в защищенье".

В грамоте, врученной послам Алтын-хана в конце апреля 1620 года, царь Михаил Федорович дипломатично отклонил предложение о совместном военном походе против Хара-Хулы. Алтын-хану сообщалось, что, "жалея тебя, Алтына-царя", из Москвы послано "царское повеление к сибирским воеводам... тебя и твоей земли от колматцкого Каракулы-тайши и от его людей оберегать". Спустя месяц получили ответ и послы чоросского князя: им была дана "жалованная грамота" о принятии Хара-Хулы в русское подданство. "И мы, великий государь, тебя, Каракулу-тайша, и твоих улусных людей пожаловали, в нашу царскую милость и во оборону приняли, и в нашем царском жалованье и призренье держать вас хотим, и от недругов ваших сибирским воеводам нашим оберегать велели".

Послы новоиспеченных подданных русского царя еще не успели вернуться к своим враждующим правителям, а в Степи, в начале осени 1620 года, уже полыхала новая война между ойратами и Алтын-ханом. Летом 1621 года побывавшие в междуречье Оби и Иртыша русские разведчики сообщали, что там "кочуют черные колмаки: Талай-тайша, да Бабаган-тайша, да Мерген-тайша, да Шукур-тайша, да Саул-тайша и иные многие тайши со всеми своими улусы, потому что де задрали черные колмаки Каракул-тайша, да Мерген-Теменя-тайша Алтына-царя. И Алтын де царь их побил и идет де на черных калмаков войною, и те де тайши потаму кочюют меж Оби и Иртыша…".

В первой четверти XVII века ойраты мигрировали на юг, в пределы Алтайского края. Умер Хара-Хула около 1635 года, незадолго до образования западными монголами-ойратами своего собственного государства - Джунгарского ханства.

На протяжении XV—XVII веков прежде могучие кочевые народы один за другим признавали сюзеренитет оседло-земледельческих империй, а территория суверенных кочевых государств исчезли навсегда с лица Земли. Период с 30 годов XVII века до первой половины XVIII веков был исключительно важным в жизни народов не только Средней, Центральной и Восточной Азии, но и России. В это время на берегах Тихого океана завершился начатый еще Ермаком русский бросок к океан В общих чертах сформировались общие контуры восточных и юго-восточных границ Российского государства, а также западных и северо-западных границ Китая, с некоторыми изменениями сохранившиеся до нашего времени; оформилась территория проживания среднеазиатских народов: казахов, киргизов, каракалпаков, произошло разделение монгольского народа.

В XVII — первой половине XVIII ввека могущественным соседом России на юге Западной Сибири было государство западных монголов-ойратов, Джунгария. Специфика освоения сибирских рубежей в конце XVI–XVII веков. состояла в том, что здесь русские имели дело не с государствами, а с разрозненными народами, которые добровольно или по принуждению принимали российское подданство. Но в истории международных отношений в Центральной Азии в конце XVII — первой половине XVIII веков взаимоотношения между Русским государством и Джунгарским ханством по существу определяли политический климат в этом обширном регионе. Однако все более значимую роль начинает играть третья сила в лице империи Цин.

Поэтому укрепление позиций Москвы в Южной Сибири во многом определялось результативностью связей с местными государственными образованиями, в зависимости от которых находилось кыштымское население Верхнего Приобья и Обь-Енисейского междуречья. Где в результате победы отряда А.М. Воейкова в сражении на реке Ирмени в 1598 года вся территория бывшего Сибирского ханства стала землей Русского царства.

Тяжелейшим испытанием для Джунгарии стали три войны с самым могущественным государством региона, империей Цин. Боевые действия шли на огромных пространствах, однако, несмотря на предельное напряжение сил, Империи так и не удалось подчинить себе молодую западномонгольскую державу. В первой половине XVIII века под контролем ойратских правителей находилась значительная часть Восточного Казахстана, северная часть Синцзян-Уйгурского региона, юго-запад Монголии и южная часть Горного Алтая.

Хотя во второй половине XVII века взаимоотношения России и Джунгарского ханства были по большей части враждебными. Джунгарское ханство препятствовало развитию непосредственных торговых и дипломатических отношений России и Китая, блокируя наиболее прямые пути и вынуждая русские экспедиции использовать для связей более северные и восточные маршруты.

Именно в первой четверти XVII века между владениями России и Джунгарского ханства в Сибири на пространстве or Байкала до бассейна Иртыша формируется буферная территория, на которой проживали коренные народы, за господство над которыми развернулась ожесточенная дипломатическая и вооруженная борьба.

Этому так же способствовали обширные территориальные претензии ойратских ханов в Сибири, бесконечные споры по поводу права сбора дани с коренных народов Сибири, а так же стремление джунгар воспрепятствовать присоединению народов Сибири к России. Возникновение на этой почве вооруженных столкновений русских и джунгарских отрядов в свою очередь побуждало русское правительство и местные власти противодействовать укреплению позиций ойратов в Казахстане и Южной Сибири. Заставляя их делать всё возможное, чтобы не дать Джунгарскому ханству усилиться за счет поглощения соседних народов, прежде всего не допустить джунгаро-казахского сближения.

Однако война ойратов с казахами и Алтын-ханом, а также бесконечные межкняжеские усобицы среди них позволили русским властям Сибири отстоять, в том числе и дипломатическими средствами, безопасность своих новых владений, приобрести ценный опыт ведения посольских дел с монгольскими кочевниками.

В XVIII веке в своей политике по отношению к Джунгарии русское правительство исходило прежде всего из интересов обеспечения защиты Сибири, ее населения и богатств. Однако сил для контроля этой земли у новых хозяев не было. По этой причине Кучумовичи, дети и внуки продолжали кочевать в верховьях Ишима, Вагая, Тобола и Иртыша, облагая данью население южных территорий своего бывшего государства. Постепенно дети и внуки Кучума обрастали новыми сподвижниками, что было крайне нежелательно для русской администрации в Сибири. В 1603 году войско сибирских татар и ногайцев под руководством сына Кучума, Али насчитывало 1100 воинов. В сентябре 1606 года в южных частях Тарского уезда появилась новая сила, которая усложнила геополитическую картину в Среднем Прииртышье. Сюда вошли ойраты торгоуты тайши Урлюка, которые заняли промысловые места ясачных татар, взяв часть из них в плен.

Столкнувшись с новыми реалиями русская администрация Сибирского края ставилась перед собой задачу, любыми способами побудить правителей ойратов признать российское подданство. В худшем случае необходимо было добиваться доброго соседства. Во внешней политике России в Центральной Азии в рассматриваемый период взаимоотношения с ойратами занимали ведущее место. Государство Джунгария рассматривалось в Москве и Тобольске как противовес Цинской империи, как заслон на пути ее агрессивных устремлений в этом регионе Азии. Именно поэтому все попытки цинской дипломатии склонить царское правительство к союзу против джунгар, уговорить двинуть против ойратов калмыцкие войска потерпели неудачу.

Так как образование Джунгарского ханства привело к изменению характера русско-ойратских, теперь уже можно говорить о русско-джунгарских посольских связях. Вместо разрозненных и порой враждующих между собой тайш воеводы сибирских городов и русское правительство имеют в основном сношения с главой государства Эрдэни Батуром-хунтайджи и его ближайшими родственниками и сподвижниками.

Русская дипломатия стала проявлять свою сильную сторону, а именно использовать в своих интересах усобицы между ойратскими князьями, не допуская их объединенного выступления против сибирских городов, настойчиво и последовательно добиваться приведения в русское подданство ойратских князей. Особенность ойратской политики Русского государства в этот период заключалась в том, что она носила многовекторный характер.

Только с 1636 по 1652 год в ставке Батура-хунтайджи побывало 9 русских посольств. В свою очередь ойратские послы приходили в некоронованную столицу Сибири, Тобольск, практически ежегодно, частыми гостями ханские послы были и в Москве. Так как в це;юм политика Батура-хунтайджи была направлена на поддержание добрососедских отношений с Русским государством и отличалась сдержанностью, готовностью к компромиссам, в том числе по наиболее острым проблемам двоеданцев. Москва же все это время не оставляла надежды приведения хунгайджи в русское подданство.

В период правления Галдана Бошокту-хана русско-джунгарские дипломатические отношения поднялись на более высокий уровень и стали более интенсивными. Хотя русские власти по-прежнему выдавали желаемое за действительное и в своих ответных посланиях называли теперь уже Галдана «подданным царского величества».

Но они носили двойственный характер. С одной стороны, продолжалось жесткое противостояние Русского государства и Джунгарского ханства за сферы влияния в Южной Сибири, за передел ясачных волостей, доходивших до вооруженных конфликтов, с другой стороны, обе стороны искали базу для компромисса. Москва не теряла надежды привести Галдана хотя бы в но минальное подданство, Галдан надеялся на покровительство России, а затем и всеми способами добивался военного союза с Москвой, но безуспешно

В середине 80 годов XVII века политическая обстановка в Центральной Азии и на Дальнем Востоке резко обострилась. Закончив покорение центрального и южного Китая, маньчжуры активизировали свою военную деятельность в Приамурье. Как цинское правительство, так и Москва стремились в разгоревшемся конфликте привлечь на свою сторону местные народы и племена, в том числе монголов и ойратов.

В результате 80-90 годы XVII века русско-джунгарские дипломатические отношения стали носить на себе отпечаток противоборства обеих сторон с усиливавшейся Цинской империей. Поэтому главным на переговорах был вопрос о военном союзе с Россией. В сибирские города, Нерчинск, Иркутск, Тобольск, а также в Москву один за другим прибывали послы от Галдана с предложением о военном союзе против Китая и халхаских князей.

В этот период времени политика воинственных владетелей Джунгарского ханства по отношению к России в значительной степени определялась характером и состоянием отношений западных монголов с маньчжурской империей Цин. Так в период военных поражений правители Джунгарии стремились заручиться военной поддержкой со стороны русского правительства и даже поднимали, как это было в 1720 году, вопрос о российском подданстве. Однако, как только угроза разгрома и вообще военное давление со стороны Китая ослабевало, русско-джунгарские противоречия вновь обострялись, выливаясь в конечном итоге в вооружённое противостояние на протяжение всей русской границы в Сибири.

После подписания Нерчинского соглашения Москва, дорожа своими торгово-экономическими связями с Китаем, утрачивает всякий интерес к предложениям Галдана. Тем более, что перевес в войне клонился на сторону Цинской империи, и Москва не хотела связывать себя никакими договорами и соглашениями с Галданом, тем более власть в Джунгарии захватил Цэван-Рабдан.

Поражение джунгар в войне с Китаем, опустошительные набеги казахов на пограничные ойратские кочевья меняют позицию Цэван-Рабдана в сторону смягчения отношений с Россией. Цэван-Рабдан приглашает русских строить в его землях крепости и возводить укрепления пока эти земли не захватили китайцы. Через своего посла Борокургана Цэван-Рабдан просит оборонить русских от китайцев и монголов. В Петербурге этот шаг расценили как просьбу принять российское подданство. Хотя посольские связи и не отличались особой интенсивностью в рассматриваемый период, впервые в истории взаимоотношений государств в Джунгарию был отправлен из столицы в ранге посланника И. Унковский.

Агрессия Китая в Приамурье и Центральной Азии побудила наиболее дальновидных представителей России осознать важное стратегическое значение Джунгарии как «щита» России на Востоке. Чрезвычайный и полномочный посол России в Китае С. Л. Владиславич-Рагузинский 22 апреля 1728 года, в связи с прибытием в Петербург джунгарского посла Боджира, писал императрице Екатерине I, что «сей сосед Российской империи может принести великую ползу по времени...»

Между русскими и ойратами, с самого начала, неоднократно возникали территориальные споры по вопросу принадлежности земель между южными сибирскими уездными городами и калмыцкими кочевьями. В 1606 году впервые тарский воевода Сила Гагарин донес в Москву о появлении в уезде улусов джунгар. Русские вынуждены были оказать вооруженное противодействие калмыкам и держать их на известном расстоянии от русских пределов. Вскоре из Москвы пришёл приказ о том , что бы тобольский, тюменский и тарский воеводы собрав войска, совершить поход в степь с целью разгрома появившихся здесь весьма воинственных кочевников. Весной 1607 года войско состоящее из казаков, русских охочих людей, служилых и ясачных татар выдвинулось в поход и имело успех. Калмыки в ожесточённом бою были разгромлены. Хотя кочевникам был нанесен урон, но не такой, который заставил бы их уйти подальше от близкого соседства с русскими.

Далее события стали развиваться стремительно. В 1609 году ойраты напали на земли томских татар. В 1610 году несколько татар Тарского уезда перешли на сторону ойратов, с которыми они, в числе до 200 человек, совершали набеги под самый город Тару, нанося ему большой ущерб грабежами и убийствами. Тарский воевода князь Иван Мосальский послал к вождям ойратов требование выдать перебежчиков, но получил отказ. В этом же году ойраты захватили находящиеся по соседству с Тарой соленые озера и не допускали посланных из города казаков брать из них соль.

В 1611 году последовал государев указ на имя тобольского, тарского и тюменского воевод, в котором говорилось, что так как калмыки отказались признать над собой государеву власть и не пожелали платить ясак и что, следовательно, нельзя ожидать от них никакой пользы, тогда как сами они стали самовольно селиться на государевой земле, то их названных трех городов следует предпринять поход против калмыков и воевать с ним до тех пор, пока они не будут изгнаны за пределы русских владений.

Поход состоялся в июне 1611 года, он так же имел успех. Однако победа русских не остудила пыл ойратов совершенно. Уже в 1612 году, к озеру Колмак прикочевали калмыки тайши Куагая Тур-генева и Булатова, брата Ентугая, которые «зверовщиков, и зверовья збили и зверовья отняли». В ответ на эти действия пришлых кочевников, из Тары вышел внушительный военный отряд ротмистра Воина Волконевсково, атамана конных казаков Третьяка Кутукова, тарского голова Болдана Бойгача, атаманов Поспела Голубина, а с ними тарских служивых людей и юртовских и волостных татар было 300 человек.

Вскоре русские совершив скрытный и стремительный марш атаковал калмыцкие улусы. В ходе ожесточённого боя русские разгромили ойратов , разорив их кочевья, при этом многих людей убили. «Айбагаеву жену и детей Анчаадая-тайгау з братом и з сестрою и з женою и з дочерью взяли и при-вели на Тару, а с Тары прислали в Москву».

В июля 1613 года в разведку отправился отряд атамана Третьяка Кутукова и тарского головы Богдана Петрова «проведывать колмацких людей, сколь далече кочуют от города и от тарских ясачных волостей в стругах вверх по Иртышу до Ямыша соляного озера». У Большого озера русский отряд вступил в бой с шедшими вниз по Иртышу ойртами. «И божиею милостию и нашим счастьем тарские служивые люди колмацких людей побили, а сами от колмацких людей оттошли здорово».

В 1614 году тарские служивые люди участвовали в двух боевых столкновениях с многочисленным войском ойратов. В сентября отряд тарских служивых людей под руководством В. Волконовсково, Т. Кутукова и Б. Петрова, шедший на озеро Колмак для защиты юртовских татар тарских ясачных волостей, обнаружил отряд ойратов, двигавшийся из Камышлово, что выше Чеканбаша, для набега на русские пределы. В районе урочища произошёл ожесточённый бой между ними. В ходе которого русские сумели одолеть превосходящий их по численности отряд калмыков, нанеся при этом им большой урон. «Тарские служилые люди колмацких людей побили и взяли на том деле Тюргенева зятя Байгуша-тайшу з женою и з детьми».

А в это же время, отправленный «про вестям» против ойратов вверх по Иртышу отряд тарских служивых людей, стрельцов, казаков и волостных татар атамана Поспела Федорова обнаружил кочевников на Каратуне перевозе, где и разгромил их. В грамоте от 5 апреля 1614 года из Приказа Казанского дворца тарскому воеводе И. М. Годунову о выдаче жалованья тарским служилым людям за победу над ойратами впервые говорится о существовании заставы тарских людей в Камышловских вершинах.

Раздосадованные неудачами ойраты предпринимают большой поход в 1614 году. 7 тысячный ойраткий отряд под командованием Анмазар тайши прорывается к Тарскому острогу и пытается штурмом захватить острог. В ходе трёх дневного боя русский гарнизон острога совместно с литвинами отразил штурм и нанёс кочевникам большие потери, что заставило их уйти в степь, не добившись желаемого.

Но с течением времени политика Русского государства по отношению к ойратам менялась. В декабре 1616 года Боярская дума постановила основное внимание на востоке уделить именно отношениям с ойратами, с которыми предполагалось обмениваться посольствами и подарками с целью установления подданства над ними — «приводити их под государеву руку». Центром русско-ойратских связей оставался Тобольск, откуда отправлялись посольства на юг. Ойратские посольства к царю должны были сразу отправляться из Тобольска в Москву. С другими государствами, соседями Русской Сибири, предполагались менее интенсивные отношения. О Китае и государстве Алтын-ханов предполагалось собрать дополнительные сведения, а до того времени с ними «ссылке не быти», с Бухарой обмениваться грамотами, но без подарков.

Результаты похода русских войск уже проявился в 1615 и 1616 годах, когда в город Тару прибыли 2 посольства от 7 калмыцких тайшей, которые обещали признать над собой власть русских. В 1616 году было получено известие о том, что в верховьях реки Иртыш около Семи Палат кочует кучумов царевич Ишим с двумя калмыкцими тайшами, которые собираются воевать город Уфу и сибирские города.

В 1616 году русскими было получено известие о том, что в верховьях реки Иртыш около Семи Палат кочует Кучумов царевич Ишим с двумя ойратскими тайшами, которые собираются воевать город Уфу и сибирские города. В 1618 году из города Тобольска против Ишима и калмыков был совершен поход под руководством Алексея Вельяминова. Поход был удачным. Среди ценной добычи в город Тобольск было приведено 17 верблюдов, а на город Тару, 58 голов. Осенью 1618 году на правобережье реки Иртыш между реки Омь и озера Чаны произошло вновь военное столкновение русских с ойратами. Тогда отряды, посланные тарским воеводой, сумели разгромить в бою многочисленных кочевников и основательно разорить их улусы, «многих колмацких людей... побили и улусы их погромили и полон многой поймали».

В 1619 — 1620 году различные группы ойратов организовали набеги на монголов, казахов и ногаев, что имело большие последствия. На западе в 1619 года ойраты победили, разгромив кочевья ногаев между Яиком и Волгой, но на юге и на востоке они понесли большие потери. В 1620 году во время переговоров хана Казачей Орды Ишима с послами ойратов они совершили набег на улусы казахов. Ишим «велел колмацких послов побить», а затем совершил набег на ойратские улусы, убив двух тайшей и «многих людей». Затем на ойратов напали отряды Алтын-хана, это нападение было еще более серьезным: «улусы колмацкие повоевали, и людей многих побили», взяв в плен двух тайшей.

В 20 годы XVII века южные области русских владений в Сибири по прежнему оставались зоной военных действий. В 1620 году калмыки, разбитые Алтын-ханом продолжили движение на запад, и вынуждены были спасаться в русские пределы. Значительная их часть стала к западу от реки Иртыш по реке Камышлов. Теперь они стали главным кочевым соседом русских на юге Западной Сибири. В это время кочевники заняли южные земли Тарского, Тюменского, Тобольского уездов, изгоняя оттуда ясачное население. Русские власти Сибири не имели достаточно военных сил для защиты южных уездов и вынуждены были мирится с такими неспокойными соседями.

Томский князь Тоян сообщил воеводе Томска князю И.Ф. Шаховскому, что многие тайши «пришли на Обь реку... на устье реки Чюмыша, зделали городок» с целью зимовать и кочевать между Томском и Кузнецким острогом. Эти известия вызвали большие опасения среди томских служилых людей, которые в количестве всего 283 человека должны были защищать территорию двух уездов, Томского и Кузнецкого: «...теми служилыми людьми держати некем, потому что, государь, тех служилых людей в Томском городе мало. А к Томскому, государь, городу и к Кузнецкому острогу прилегли орды многие и кочюют...»

В 1620 году численность калмыков на южной границе Тарского округа составляла несколько сот тысяч человек. Что многократно превосходило численность русского населения в целом по всей Сибири. Кочевники пользуясь своим численным превосходством и неспособностью русских противостоять им, неоднократно совершали нападения на юрты барабинских и тоболо-иртышских татар, разоряя их и уводя людей в полон. В 1620 году в результате побед Алтын-хана под его влияние перешли енисейские киргизы, которые отказались платить дань Томску и возобновили набеги на русские владения.

Так, в 1621 году во время ежегодного похода русских за солью к озеру Ямышевскому произошло несколько столкновений с калмыками, приведшие к потерям с обеих сторон. В 1625 году в верхние тарские волости Барабу и Теренью прикочевали калмыки-курчаки, тем самым отняв зверовую добычу и бобровые речки, при этом убив двух человек, притесняя тарских ясачных людей. Причиной этого была борьба между Алтын-ханом и ойратами.

В 1622 году монголы Алтын-хана нанесли новое поражение ойратам, отбросив их от района озер между Обью и Иртышом. В июне 1623 года ойраты кочевали от Иртыша до Ишима, причем основные силы ойратов находились на реки Ишим. Непосредственно около русских владений находился тайша Талай, перекочевавший с юга, южнее располагались кочевья Урлюка и Чокура. Как считали русские власти, тайши собирались перейти в район Камышлова, оставить там семьи и имущество, а затем выступить «войною на мунгальских людей». Начало войны было удачным для ойратов: в 1623 году тайша Харахула с 4 тысячами воинов совершил набег на улус Алтын-хана и взял много пленных. Однако затем 7 тысяч монголов Алтын-хана нагнали и полностью разгромили отряд ойратов, по русским данным из всего войска удалось бежать только самому Харахуле и его сыну.

Под давлением ойратов отказались платить ясак «многие кузнецкие люди». Они сами стали собирать дань с них, при этом ясачным людям, продолжавшим производить выплаты в Кузнецк, устроили «истеснение великое... мучат и в полон емлют, а иных секут». Воевода, сообщая об этом в Москву, писал, что в Кузнецке мало служилых людей и наличными силами невозможно защитить ясачное население.

Калмыки тайши Исенгула в 1623 году разорили башкирские ясачные волости Кипчак и Томьян Уфимского уезда, «башкирцов побили и жен их и детей в полон поимали». В 1623 — 1624 году калмыки вновь совершили набег на две ясачные деревни у Красного Яра, отогнав лошадей, «а иных и государевых ясачных людей на зверовье переграбили и побили и, ругаючись, груди вспарывали», что вызвало ответный набег с Тары на калмыцкие улусы.

В 1625 году большая часть ойратов, откочевав из района озер, находилась в районе Верхнего Ишима и Тобола. В 1625 году внешнеполитические проблемы ойратов были осложнены борьбой между большими тайшами. Все эти события в истории ойратов имели большие последствия для уездов русской Сибири, особенно для ясачного населения. Начиная с 1620 года ойраты постоянно проникают на южные территории Тюменского уезда, вытесняя оттуда тюркское население. Следующий этап ухудшения русско-калмыцких отношений был связан с борьбой внутри этноса калмыков, вспыхнувшей с новой силой, когда внешняя опасность была на какое-то время устранена.

К 1624 году ойраты перекрыли пути из Средней Азии в Сибирь. В 1625 году русские послы жаловались Талаю: «по вся годы калмыцкие люди и государев изменник Ишим-царевич волости, которые к сибирским городам и Уфимскому уезду, воюют и государевых ясачных людей в полон емлют». В 1626 году торгоуты Урлюка подошли на расстояние полутора дней пути до Тары, собирая дань с южных волостей Тарского уезда. Осенью отряды джунгар осадили два русских пограничных острожка Барабинский и Убинский, полностью разорив верхние волости. В 1628 года ойраты заняли южную часть Тюменского уезда, подойдя к городу на расстояние «за 3 днища и ближе», изгоняя ясачных людей Кинырской, Бачкурской и Терсяцкой волостей с их угодий и вотчинных речек; по словам самих тюрков, «многих ясачных татар на промыслах всех побивают и мягкую рухлядь у них отнимают».

Таким образом, в 20 годы XVII века представители монгольского мира, калмыки и монголы Алтын-хана, заняли и подчинили своему политическому влиянию всю южную окраину Сибири, от кыргызов на Енисее, и до Уфимского уезда. Одним из результатов ойрато-монгольского противостояния стал выход из под русского контроля всего сибирского юга.

На фоне этих негативных событий Русско-ойратские противоречия в 20 годы XVII века постепенно нарастали. Их главной причиной по прежнему была борьба за ясачное население и промысловые территории богатой южной части бывшего Сибирского ханства. Калмыки, потеряв старые кочевья, пытались компенсировать свои потери на сибирском юге, занимая промысловые угодья сибирских татар и подчиняя себе местные группы ясачных людей. При этом калмыки пытались оставить видимость хороших отношений с русскими властями, нуждаясь в постоянном товарообмене с русскими городами и опасаясь повторения русских походов в степь.

В 1626 году тарский воевода через атамана Власа Колачникова предложил пришедшим калмыкам уйти с государевой земли. Калмыцкий тайша Кексеуш в грубой форме отверг эту просьбу и пообещал в дальнейшем всех русских истребить. В сентябре 1626 года тарский воевода послал в Тунусскую волость голов Ивана Кокошкина и Андрея Кропотова с тарскими служилыми людьми, литвой, казаками и юртовскими татарами чтобы оберегать волости от набегов неспокойных кочевников. Однако, пришедши туда тарские головы обнаружили, что Тунусская волость уже была разграблена ойратами, а обитавшие здесь люди были либо убиты или взяты в плен.

5 сентября 1626 года из Барабинского острога атаман Поспел Голубин сообщал, что посылал служилых людей под калмыцкие улусы меж Омью и Чаном озером, но калмыки их прогнали и появились сами под острогом, где был у них бой со служилыми людьми. В последующие месяцы калмыки активизировались в верхних Тарских волостях между рекой Омь и озером Чаны. Для удержания их от прохождения на государеву землю был отправлен тарский сын боярский Ерофей Заболоцкий. Ерофей вел переговоры с прикочевавшей сюда женой тайши Мангыта, которая не только отказалась уйти, но еще и заявила о своем намерении брать ясак с ясачных Барабинской волости. Под угрозой смерти Заболоцкому пришлось отступить, а посланный к тайшихе Мишка Микитин был жестоко бит и ограблен.

Сил для масштабных боевых действий у русских в Среднем Прииртышье тогда не было. Так, в 1628 году в городе Тара было всего 140 служилых людей и 50 юртовских татар, часть которых отправляли еще в Барабинский острог. В связи с этим в городе Тобольске запретили тарским воеводам самостоятельно организовывать походы на ойратов. В марте 1627 года несмотря на противодействие тарских воевод ясачные люди Барабинской волости и других верхних волостей сами пошли воевать калмыков, так как уже не было терпежу от их набегов. Посланный весною 1628 года за ясаком в верхние волости Тарского уезда Богдан Бойкач, уступая требованиям ясачных людей, «вотчины» которых на реки Оми пограбили калмыки, отправился с ними в поход против калмыков, которых они сообща и разгромили.

В 1628 году алчные тарские воеводы потребовали от ясачных выплатить ясак сразу за три года, что вызвало восстание верхних волостей уезда. Здесь подняли восстание тарские и барабинские татары, которых поддерживали калмыки и царевичи Кучумова рода. Восстание как всегда вспыхнуло неожиданно. От Тары до Кузнецка начинается широкая компания неповиновения, переросшая в вооружённые столкновения. Восстание началось в июне 1628 года в Барабинской степи, где в Барабинском острожке были убиты 19 тарских служилых людей во главе с сыном боярским Ермеем Пружининым.

Русские находились там для оказания помощи татарам на случай набега калмыков. Однако сами пали от руки изменников во главе с князцом Когутаем. 5 ноября 1628 года из города Тары для наказания татар был отправлен отряд под руководством сына боярского Богдана Байкачева. Однако в дороге, получив сведения о многочисленных войсках восставших, Богдан побоялся продолжить путь и вернулся в город Тару. Малодушие и трусость Богдана Бойкачева, а так же безнаказанность выступления барабинских татар, оказалась роковой для многих русских людей.

На следующий год, 12 апреля 1629 года, в городе Таре было получены сведения о том, что восстали уже тарские татары, которые жгли, убивали и грабили в русских деревнях, возникших недалеко от города. В город Тару из Тобольска были назначены более активные тобольские головы Федор Елагин и голова Богдан Аршинский, которые прибыли в город с пополнением из тобольских служилых людей и татар. Не найдя изменников подле города многочисленный русский отряд совершили стремительный рейд к озеру Чаны, где собрались главные силы повстанцев. Совершив стремительный марш русские совершили неожиданное нападение на впавших в ступор татар и их приспешников, они разгромили главные силы мятежников, отбили русских пленников, отняли добычу, уничтожив большую часть восставших.

В июле 1629 году оставшиеся в живых изменники призвали к озеру Чаны Кучумовых царевичей, калмыцких тайш, чатского мурзу Тарлава, которые, объединившись в силу числом 2000 человек, выступили в поход к устью реки Томь. В 1630 году калмыки вместе с кучумовичами совершили нападение на татар, обитавших в низовьях реки Ишим и разграбили Тебендинскую волость. Получив известие о набеге, отряды тарских и тобольских казаков на легке вышел вдогонку, настигнув грабителей у урочища Кош-Каргая. Вскоре здесь состоялся бой, в ходе которого русские сумели разгромить кочевников и был отбит полон , а так же угнанный ими скот скот. Для защиты тоболо-иртышских татар от набегов калмыков, а также для охраны коммуникаций, связывавших город Тару с городом Тобольском, в 1630-1631 году в городе Таре был усилен гарнизон, а на берегу реки Иртыш построены Каурдацкий, Тебендинский и Ишимский остроги. Постоянных жителей эти остроги не имели. На годовую службу в них посылали команды по 10-30 человек.

Вот с такими мизерными силами русским предстояло защищать свои новые владения на огромной территории «Дикого Поля». Благодаря им Россия сейчас владеет огромным Сибирским краем, сказочно богатым и редко заселённым. Подвиг их никогда не померкнет и останется в памяти народа, несмотря на то, что безжалостное время не сохранила для памяти потомков их имена. На громадной по своим размерам Ишимской укреплённой линии, в земле покоятся тысячи русских воинов, отдавших свою жизнь за Россию в борьбе с кочевниками.

В 1631 году калмыки заняли весь юг Тюменского уезда от реки Тобол до реки Ишим и отняли у них оброчные речки Куртамыш, Юргамыш и Алабугу. В результате началось бегство ясачного населения Тюменского уезда на юг, в улусы Кучумовичей и калмыков. Воеводы, которые не могли местными силами восстановить положение, обратились за помощью в Москву. В ответ на это известие весной 1632 году в Тюмень была послана грамота царя Михаила Федоровича, которая предписывала воеводе установить добрые отношения с зашедшими в край группами калмыков и уговорить их уйти с территории уезда, восстановив обмен посольствами и торговлю.

Со стороны кочевников последовал мгновенный ответ. В 1632 — 1633 году отряды Кучумовичей три раза совершили набеги на поселения ясачных тюрок по реке Исети. В ответ на пограничные нападения летом 1633 года, с Уфы для поимки Кучумовичей был отправлен крупный отряд в 1380 человек под началом головы Ивана Черникова. За Яиком русский отряд нашел и разгромил улусы тайшей Иркитена и Тепшегена, последний был убит в бою. Русско-калмыцкие противоречия приняли форму вооруженных столкновений.

В августе того же года русский отряд, совершавший традиционную экспедицию на озеро Ямыш, был окружен и затем осажден в остроге силами тайши Куйши, насчитывающими 2 тысячи отборных воинов. По данным пленных, находившихся у калмыков, Куйша не собирался штурмовать острог, а рассчитывал выманить русский отряд в степь и там истребить. В улусе Куйши находились перебежчики из Тарского уезда, во главе которых стоял Кочашко Танатаров. Русские с большим трудом смогла вернуться в Сибирь, где ее участники сообщили, что нападение грозит и самим русским городам: «Кочашко Танатаров прошает у Куйши-тайши воинских людей куяшников, а хочет-де идти под сибирские города и на ясачные волости, а дорогу-де он ведает». В то же время тайша Кула, кочевавший южнее Тарского уезда, разорил Барабинскую волость. По сообщению воеводы Тобольска князя Темкина-Ростовского, в 1629 году восставшие тюрки во главе с Кочашко Танатаровым разорили деревни около Тары, «многих людей побили и в полон поимали и от Тарского города отошли в степь, послали сыскивать Кучумовых внучат». Затем, соединившись с Кучумовичами, эта группа тарских татар разорила ряд южных волостей Тарского и Томского уездов.

В борьбе с восставшими барабинскими татарами в 1628 года тарские служилые люди успеха не имели. В это же время они совершили удачный поход против ойратов. Хотя События 1627-1628 года в Тарском уезде привели к серьезным социально-экономическим потерям Русского царства. Была утрачена часть налогоплательщиков, уничтожены русские пограничные остроги, огромная территория могла вот-вот отойти под юрисдикцию калмыков, Кучумовичи получили надежду на реставрацию.

Причем особенно опасным для русской власти было то обстоятельство, что военные столкновения в приграничных уездах происходили с участием представителей всех четырех улусов: Талая, Батура, Урлюка и Куйши. Особенно напряженные отношения складывались в это время именно с хошоутами Куйши, обычные пограничные конфликты сочетались здесь с дополнительными причинами. Вскоре джунгарские отряды вновь начали не только нападать на представителей коренного населения Сибири, но и осаждать Тарск, Тюмень, Красноярск, угрожать Кузнецку и Томску, требуя, в частности, выдачи бежавших под их защиту отдельных групп телеутов.

Этого было более чем достаточно, чтобы русская сибирская администрация сменила одуревших от вседозволенности тарских воевод. Воевода князь Ю. Шаховской, занимавшийся лихоимством и собиравший ясак «правежом и жесточью», попал в опалу. Он был отстранён от власти, отправлен в Тобольск. Лишь в 1633 году ему было разрешено вернуться в Москву. А новыми воеводами в Тару в 1629 году были направлены Исаак Байков и Федор Волков. Московское правительство рекомендовало им незамедлительно довести до восставших информацию, что излишние платежи, обнаруженные ревизией 1627 года, с них будут сняты, а тарские воеводы, «от которых были насильства и изгони», по царскому указу сменены.

Весной 1629 года, 400 тарских татар собрались на берегу озера Чаны, куда пригласили и Кучумовича Аблая. Здесь между ними было заключено соглашение о совместных действиях против русских, а Аблай принял титул хана. Тем самым из невинно пострадавших от произвола российских властей восставшие превратились в преданных сторонников Кучумовичей. Это резко меняло планы тарской администрации.

Ввиду сложившейся военно-политической ситуации русские решили действовать другими средствами, более доступными и понятными для кочевников. Родственники мятежников были схвачены и закованы в кандалы в тюрьмах Тары и Тобольска. Но в ответ на эти репрессии восстали тарские татары. Они жгли, убивали и грабили в немногочисленных русских деревнях, возникших недалеко от города. Из города Тобольска на помощь Таре срочно прибыл отряд служилых людей и татар под руководством голов Федора Елагина и Богдана Аршинского численностью в 350 человек.

К лету 1629 года хан Аблай и калмыки потерпев ряд поражений от русских вынуждены были покинуть стан восставших у озера Чаны, чем не примянули воспользоваться русские власти. В июне 1629 года внезапным ударом, не дав мятежникам оповестить Аблая, тобольские и тарские служивые люди и юртовские служилые татары под началом голов Федора Елагина, Богдана Аршинского и Назара Жадовского разгромили лагерь восставших. Здесь они отбили русских пленников, отняли добычу, уничтожили часть восставших. Однако около 150 человек оставшихся в живых после погрома бежало в земли телеутов, к князьку Когутаю.

В июле 1629 года восставшие оправившиеся от разгрома вновь призвали к озеру Чаны Кучумовича Аблая, ойратских тайш и чатского мурзу Тарлава со своими людьми. Союзники числом около 300 человек выступили в поход к реке Томь, где начали грабеж томских волостей. В борьбу с восставшими были вынуждены вступить воеводы Томского города с отрядом служивых людей и казаков. Зимой 1630 года, томский отряд под командованием Гаврилы Черницына выдвинулись в верховья реки Каргат. Сначала Черницын направил в ставку Когутая посланцев с требованием признать власть русского государя и вернуться на прежнее место жительство в Тарское Прииртышье. Когда Когутай ответил отказом, отряд Черницына с боем взял три острожка отложившихся тарских татар на речке Каргат и озере Икуль, где перебил всех жителей, а жильё сжёг.

После этой устрашающей акции восставшие раскололись: одни примкнули к ойратам, другие ушли к Аблаю в его ставку на озеро Язым-бык, третьи решили прекратить борьбу и выехали «на государево имя». Они-то и сообщили, что Когутай вместе с чатскими мурзами, признававшими себя вассалами ойратских тайшей, перекочевал к Желтым водам, в земли телеутского тайши Абака. Но вскоре военный союз ханов Тарлава и Аблая в 1630 году был разбит в результате нескольких удачных походов томских воевод. Тарлав погиб, а Аблай спасая свою жизнь и жизни своих соплеменников стремительно удалился на безопасное расстояние от русских.

Стремясь взять реванш за предыдущие поражения, осенью 1631 года началось новое наступление ойратов и восставших татар на население Тарского уезда. Особенно сильно пострадали ясачные татары бассейна реки Оми, недавно вернувшиеся из лагеря восставших. Нападение в итоге было отбито тарскими служилыми людьми. Тяжёлое поражение и беспощадная расправа русских над мятежными жителями бассейна реки Оми вызвали массовое бегство восставших тарских татар из ойратских земель. Они принесли повинную тарским воеводам и просили защищать их от ойратов.

Стремясь перевести войну в мирное русло осенью 1631 года тарские воеводы, по распоряжению центрального правительства, и «по челобитью верхних волостей ясачных татар», возобновили переговоры с ойратскими тайшами, прерванные в 1627 году. Подкрепив свои действия строительством Каурдацкого, Тебендинского и Ишимского острогов, предназначенных в первую очередь для защиты ясачных татар нижних волостей от набегов ойратов, а также для охраны дороги, связывавшей город Тару с Тобольском. Кроме того, южнее Ишимского острога была размещена Ишимская застава. Уже в первый год своего существования остроги выполнили свою задачу.

В ноябре 1631 года воины Талай тайши вместе с Кучумовичами Девлет-гиреем и Аблайгеримом, восставшими тарскими татарами под началом Кочаша Танатарова, общим числом около 150 бойцов, совершили нападение на ясачных татар, обитавших в низовьях реки Ишим. Целью нападения было не имущество, а расплата за верность российским властям. Они разграбили Тебендинскую и Коурдацкую волости Тарского уезда и Кречетниковую и Капканинскую волости Тобольского уезда, где большинство мужчин были перебиты, а их семьи уведены в полон.

Получив известие о набеге, отряды тарских и тобольских казаков немедленно вышел в погоню за степными хищниками. Объединившись под командой Ерофея Заболоцкого общим числом около 130 человек, русский отряд настиг часть кочевников тайши Талая, участвовавших в походе, у урочища Кош-Каргая. Здесь состоялся бой, в ходе которого основная масса степняков, не ожидавших нападения, была перебита, а так же был отбит русскими весь захваченный ранние полон и скот. А захваченные в плен ойраты чюрасцы, потом в Таре продали сибирским служилым людям как скот.

Следующий удар по Тарскому уезду ойраты нанесли с юга, воспользовавшись для передвижения дороги вдоль реки Иртыш. В августе 1634 года тобольские дети боярские Михаил Ушаков и Иван Астраханцов прибыли по обыкновению из Тобольска водным путем за солью к озеру Ямышеву и встретили со стороны ойратов Куйши-тайши и восставших татар Кочаша Танатарова ожестчённое сопротивление. Кроме ойратов Куйши, в бою приняли участие и воины хана Талая, во главе которых находился Багиш, сын Тархана-батыра, кочевавшего на реке Тобол около русских волостей. Ойраты и татары числом около 2000 человек не позволяли русским выходить из вновь поставленного острога за солью в степь, ожидая их для боя.

Одновременно с блокировкой русского отряда у Ямышевского озера объединённые силы ойратов Кулы-тайши и воинов Девлет-гирея вошли в Барабу. 12 августа 1634 года значительная часть осаждавших русский отряд в Ямышевского острога снялась с места и направилась на север. Через месяц, 12 сентября, соединенные боевые силы ойратов и татар неожиданно направились под стены города Тара. Во главе отряда численностью 400 человек находились Кучумовичи и сыновья могущественного Куйши, Онбо и Конгу. Нападавшие рассчитывавшие прежде всего на внезапность, сбив по пути русскую станицу и «станичников гнали до города и с лошадей иных сбили, а иные прибежали в город, а иные пометались в лес».

К городу кочевники вышли с разных сторон, перебив и захватив в плен на пашнях служилых людей и отогнав скот. Воеводы выслали из города отряд тарских и тобольских служилых людей, который с большим трудом к вечеру отбил нападение. А последовавшие за этим несколько удачных вылазок воинов русского гарнизона основательно охладили пыл ойратов, которые вскоре отступили ни добившись поставленной ранее цели.

Преследовать калмыков служилые люди не решились: «А поиску-де было над калмыцким людьми в те поры учинить некем: людей в Тарском городе было мало, а с ними были и люди многие». Таким образом, русские не только не смогли защитить территорию уезда, но и фактически потерпели поражение под стенами самой Тары, так как после разорения ее округи нападавшие с добычей смогли уйти в степь.

Через месяц, 13 октября 1634 года, на Тару состоялся новый набег, в котором помимо сыновей Куйши участвовал и его зять, торгоут Онбо, приведший с собой дополнительные силы. Отчасти виною нападения ойратов на город Тару были сами тарские воеводы, которые задержали в Таре бухарского посла Казыя Казыева. Куйша тайша требовал отпустить посла, утверждая, что из-за его долгого отсутствия у него началась война с ханом Бухары Имамкули. Как и прежде, целью кочевников было не просто разорение округи, а захват самого города.

В это время из Тобольска прибыла военная помощь, которая оказалась очень кстати. Бои под крепостью шли два дня, В ночь с 13 на 14 октября отряд под началом тобольского сына боярского Бориса Черкасова, состоявший из тарских и тобольских служилых людей, крестьян и татар совершил удачную вылазку, разгромил лагерь ойратов, где в ходе ожесточённого сражении были убиты большинство ойратских воинов, а так же сын и зять Куйши, отбив полон и скот. Вновь подступившие к городу ойраты были остановлены и обращены в бегство, а затем настигнуты в 10 верстах от города и частично уничтожены.

В свою очередь, Аблай, Девлет-Кирей и Тархан-батыр с многотысячным отрядом в ноябре ноября 1634 года, совершив стремительный марш неожиданно вышли под Тюмень, при этом разорив нижние деревни и посад, перебив и полонив многих русских и тюрок Тюменского уезда. В «Повести» сообщалось: кочевники «внезапу приидоша... даже до стен градных и тако. многия веси и села разрушивши и пограблены бывшу всему сокровищу даже и до скота».

Но кочевники не смогли взять город, так как гарнизон острога несмотря на свою малочисленность сумел отразить нападение кочевников. Однако около него степняки «многих людей побили» и взяли в плен людей, бежавших из деревень, и много скота. Воевода Тюмени И. И. Милюков послал за ними в погоню 300 служилых людей, которые нагнали калмыков, но в бою потерпели поражение от степняков отошли назад в город, при этом потеряв 50 человек.

Затем силы кочевников разделились, часть из них остановились на территории Тюменского уезда недалеко от города. 600 калмыков отошли за реку Пышму, а улусные люди тайши Талая вышли на реку Суерь на правой стороне реки Тобола. Главную роль среди калмыков играл Тархан-батырь из улуса Талая, который с отрядом в 400 ойратов ранее кочевал около русской границы, к югу от Тюменского уезда.

В ходе этого набега ойраты убили и взяли в плен в Тюменском уезде более 2 тысяч человек. Тем самым был нанесён огромный ущерб, потребовавший огромного напряжение сил и средств и большого времени, что бы восстановить утраченное

Весной и летом 1635 года набеги кочевников продолжились. Ими были разорены Верхняя Ницынская и Чубарова слободы, несколько десятков тюркских семей с реки Исети насильно увезены в степь. Положение на сибирском юге стало критическим, фактически русские власти уже потеряли контроль над большей частью южных уездов, Тюменским, Тарским и Томским. С большим трудом и потерями были отбиты набеги и на сами уездные центры. В этих тяжелых условиях Томск едва не был захвачен служилой литвой, представители которой хотели истребить русское население и бежать к себе на родину.

В ответ на эти действия кочевников в июле – августе 1635 года из Тобольск, Тюмень и Тара против Кучумовичей и ойратов был предпринят большой поход русских войск, которым руководил голова Борис Толбузин. Русские военные силы соединились на реке Ишим, откуда двинулись на юг. Однако найти основные силы неприятеля они не смогли, так ка они предупреждённые своими соглядатаи заранее они сумели вовремя выйти из под удара и уйти в степь. Но русские сумели разбить в бою несколько передовых отрядов ойратов, взяв пленных и вернулись назад. Поход не стал удачным.

Массовый увод населения бассейна реки Оми заставил тарскую администрацию начать переговоры с ойратами о его возвращении. Для этого как раз сложились благоприятные предпосылки, поскольку к этому времени джунгарский тайша Баатур Хотоходзинь объединил под своей властью большую часть ойратских улусов. В 1635 году в его ставку из Тобольска отправилось посольство Остапа Мартынова, главной задачей которого было возвращение «изменников». Не желавший дальнейшей конфронтации с русскими он милостиво принял русских и выслушал их притензии.

По приказанию великого тайши все тарские татары были отправлены на свои места жительства, а ойратским тайшам было запрещено брать с них дань. Вместе с Когутаем в российские пределы вернулось около 500 человек, но некоторое число восставших осталось в ойратских улусах. На этом восстание барабинских и тарских татар считается закончившимся.

В свою очередь, прибывшие в Кузнецк послы нового хана заявили местным властям, что "прежде того отцу Кегеневу и брату Сенге и ему Кегеню подгородные кузнецкие люди, абинские служилые татары и выезжие белые калмыки и тюлиберские и боянские ясачные татары давали ясак, а ныне ему многие годы ясаку не дают и чтоб выезжих белых калмыков выдал на прежнее житье, а с ясачных людей дать ясак, грозя ежели того учинено не будет, приходить под Кузнецкой войною и уезды разорять.

В сентябре 1640 года состоялся съезд монгольской и ойратской знати, который установил мир между ними и союзнические отношения. В этой ситуации ойратский Баатур Хотоходзинь вовсе не нуждался в мире с Россией. В 1641 года джунгары, направляясь через Барабинскую степь в Тобольск, потребовали от местных татар выплаты ясака Баатуру. Из Тары был послан отряд из 80 казаков и служилых людей для выяснения ситуации. Позже Бааутр отмежевался от своих послов, заявив, что они требовали дань по своей инициативе.

В 1642 году Баатур уже целенаправленно направил в Барабу сборщиков ясака. Весной 1644 года джунгары собрали в Барабе ясак и забрали заложников. Из Тары по вестям был послан крупный военный отряд. Баатур претендовал на 6 верхних волостей: Барабу, Чои, Тунус, Люба, Тураш и Тереня. Осенью 1644 года джунгары вновь прикочевали в верхние татарские волости и отняли зверовую добычу у татар. Все эти события не привели к большому военному конфликту, так как он не был нужен ни России, ни Баатуру, воевавшему с казахами и рядом ойратский тайшей.

В 1647 году большое число ойратов опять находилось в 5-6 днях пути от города Тара, на реке Камышлов и на Черной луке на р. Иртыш. В этом же году тарским и тюменским воеводам было запрещено самостоятельно формировать отряды и посылать их для военных акций в степь. Тобольск брал на себя все нити управления военными действиями в Западной Сибири.

Но осенью 1651 года Тарский уезд подвергся двойному нападению. 17 сентября царевич Бугай небольшим отрядом численностью 30 человек, проник хитростью в татарскую деревню Биргамакову Аялынской волости на реке Тара. Деревня была разграблена, а ее жители взяты в плен. В ответ сын боярский Влас Чередов во главе служилых людей в десяти днях пути от деревни Биргамаковой нашел других ойратов, которые оказали русским сопротивление, и были за это наказаны и ограблены.

Вышло недоразумение, решением которого затем занимались в Москве. 18 ноября 1651 года ойраты и Кучумович Девлет-Гирей, совершили нападение на татарскую деревню Чиплярову, лежавшую на реке Тара. Захватив полон и имущество жителей, они подожгли деревню и поспешили возвратиться вверх по реке Иртыш. Русский отряд, высланный вслед за захватчиками, цели не достиг, степняки сумели ускользнуть в степь безнаказанными. В 1652 году конный отряд Тары под командой ротмистра ходил в поле на ойратов, и разгромил кочевников.

В 1658 году ясачные люди всех волостей Тарского уезда, уставшие от набегов ойратов и бездействия тобольской и тарской администраций, направили в Москву челобитную, в которой просили царя отправить служилых людей на Кучумовичей и ойратов. В свою очередь, воевода Тары князь М.Н. Шаховской просил у царя разрешение организовать крупный поход в степь, для которого поверстать в казаки и стрельцы с назначением жалования родственников многочисленных служилых людей Тары. Воевода обещал царю разгромить кочевников и отбить захваченный полон.

Вскоре разрешение было получено и 2 декабря 1659 года из Тары вышел крупный отряд из детей боярских, литвы, черкас, литовского списка, конных казаков и служилых татар под началом сотника Юрия Шатова и сына боярского Козьмы Заливина. 16 декабря русский отряд, обнаружив за реку Омь и разбив только группу в 50 калмыков вернулся в Тару. Во время боя погибло и было ранено 13 тарских служилых людей, что не позволяет считать поход особенно удачным.

27 февраля 1660 года из Москвы последовал указ предпринять против Кучумовых царевичей и ойратов совместный поход из Тобольск, Тара и Томск. Но ойраты сумели опередить русских и напасть на Тунусскую волость первыми, разорив несколько поселений, захватив полон. В том же году отряд ойратов напал на Чойскую волость, но был отбит находившимся в ней русским отрядом под командой сына боярского Александра Чередова. Русские пошли в погоню за кочевниками за реку Омь, где в бою перебили 30 ойратов.

Ойратские ханы Аблай и Очирты, владельцы ближайших к городу Таре кочевий хошоутов, были теперь заинтересованы в мирных отношениях с Россией. Тем более, что секрет добрососедства скрывался в ощутимых выгодах, которые ханы получали, обеспечивая проход бухарских караванов между государствами Средней Азии и Российской Сибирью. Своим авторитетом, поддержанным 20–30 тысячами воинов с каждой стороны, братья сдерживали от набегов на русские пределы вечно голодных мелких тайши.

Но в 1667 году в Тарский уезд вторгся наиболее влиятельный представитель рода Кучумовичей, активный участник башкирского восстания 1662–1664 года царевич Кучюк со своим крупным отрядом состоящим из башкир, который подошел даже к городу Таре. Главной целью набега был захват ясачных людей. Нападение было удачным. Позднее Кучук откочевал со своим улусом в Среднюю Азию и в последующем стал ханом одного из кочевых племен.

В конце 1660 годов сибирская администрация сделала важные шаги, направленные на укрепление обороноспособности Тарского уезда. Для прикрытия западных подступов к Таре и окрестным деревням, в 1668 году на реке Аев начали строить Аевский острог. Для защиты города с востока на реке Тара в том же году заложили Бергамацкую слободу. В 1673 году воевода князь Федор Мещерский построил новую стену города Тары с тремя башнями от реки. К 1677 года арсенал Тары увеличился до 19 пищалей.

В конце XVII века в истории международных отношений в Центральной Азии были ознаменованы рядом крупных событий, перекроивших политическую карту Дальнего Востока и северной части Центральной Азии. На Дальнем Востоке маньчжурская династия Цин, подчинившая к тому времени весь Китай, в союзе с некоторыми халхаскими феодалами развернула наступление против русских владений в Приамурье. Используя многократное военное превосходство, маньчжуры нанесли русским ряд военных поражений и вынудили русского посла Ф.А. Головина согласиться на огромные территориальные уступки и подписать 29 августа 1689 года крайне невыгодный для Русского государства мирный договор, получивший название Нерчинского.

Эти российско джунгарские противоречия, равно как и джунгаро цинские, определялись стремлением разрешить в свою пользу проблему пограничного размежевания и подданства коренных народов Южной Сибири, Приамурья, Казахстана, Монгольского Алтая, Урянхайского края и Халхи. Поэтому укрепление позиций Москвы в Южной Сибири во многом определялось результативностью связей с местными государственными образованиями, в зависимости от которых находилось кыштымское население Верхнего Приобья и Обь-Енисейского междуречья.

Однако уже в начале XVII века и кыргызские княжества, и Абаков улус не были полностью суверенными государствами. Они, в свою очередь, находились в зависимом положении от тогдашних монгольских государств. С приходом русских и, соответственно, изменением политической ситуации в Южной Сибири, они пытались, нередко вполне успешно, проводить собственную региональную, порой даже и внешнюю политику, но, в конечном счете, исторически оказались обречены на роль буфера между Россией и Джунгарией, Россией и Алтынханами.

Таким образом, международные отношения в Центральной Азии в XVII веке, это история взаимоотношений двух государств, России и цинского Китая, с последней кочевой империей Центральной Азии, Джунгарским ханством. Динамикаи характер этих отношений, оказывало огромное влияние на политический климат в сопредельных владениях и государственных образованиях в конце XVII века.

Подписание российско- китайского Нерчинского и Кяхтинского договоров для Пекина являлось важной гарантией того, что Россия не будет вмешиваться в отношение Цинской империи с монголами и не заключит антицинский союз с Джунгарским ханством. Так как практически все дипломатические, военные мероприятия, предпринятые маньчжурскими императорами на северо-западном направлении их внешней политики в этот период, были подчиненны только одной цели, это нейтрализация Джунгарского ханства, несущего смертельную опасность Китаю.

Теперь для цинского правительства главной внешнеполитической задачей в Центральной Азии было завоевание Джунгарского ханства, являвшегося в то же время заслоном от цинской агрессии для России, таким образом, геополитические интересы Российской и Цинской империй в Центральной Азии столкнулись. В свою очередь, Москва была кровно заинтересованна в поддержание нормальных отношений с кочевой империей, так как видела в ней мощнейшую силу способную остановить неумолимую экспансию цинского Китая в регионе.

В 1688 году разгорелся военный конфликт между халхаским князем Тушету-ханом Чихунь-Доржи и ламаистским первосвященником Халхи Джебдзун-Дамбой-хутухтой Лубсан Дамбой Джалцуном, с одной стороны, и джунгарским Галдан-Бошокту-ханом, с другой. В ряде ожесточенных сражений халхаские князья были разбиты, бежали на границу с цинским Китаем и обратились с просьбой о помощи к маньчжурскому императору Сюань Е. Воспользовавшись этим обращением, маньчжурский император в 1691 году включил Северную Монголию в состав империи и начал военные действия против джунгарского хана Галдана. Ойратские войска в Монголии оказались в сложном положении: из Китая на них двигалась многократно превосходящая их по численности цинская армия, а дорога домой, в Джунгарию, была закрыта захватившим власть племянником Галдана Цэван-Рабданом.

Но когда китайские пограничные войска получили подкрепление, полководец их Фуцуань напал на Галдана и обратил его в бегство. Галдан при расстроенном положении своих дел принужден был изъявить этому полководцу чрез Тибетского посланника готовность к заключению мира с Китаем, если будут выданы ему  отступники Тушету-Хан и Хутухта. Вслед за сим Тибетский посланник Цзирун-Хутухта лично явился к Китайскому полководцу и предложил ему, что Галдан согласен оставить Тушету-Хана в покое, а просит только Чжебцзунь-Дамба-Хутухту отправить к Далай-Ламе.

Фуцуань снабдил Хутухту предписаниями к своим начальникам отрядов остановить продолжение похода. В самой же вещи сей полководец поджидал с Амура войск, чтобы совершенно разбить Галдана, но только по недеятельности своей ничего не успел сделать. Галдан, стараясь выиграть время для поправления своих дел, настойчиво просил Китайский Двор о мире, соглашаясь на все, что ни будет ему предложено статьями этого договора. Повелитель Китая советовал Галдану ограничиться пределами собственных земель, а чужих владений не беспокоить; в случае же обид от соседних владетелей относиться с жалобою в Пекин, а самому собою не мстить. При сих невыгодных обстоятельствах Галдана Далай-Лама, желая прикрыть свою приверженность к нему видом преданности к Китайскому Двору, отправил в Пекин посольство с грамотою, которою в самых учтивых выражениях подносил Повелителю Китая новый титул, но ни посланник, ни грамота Далай-Ламы приняты не были. Между тем Галдан просил у Китайского Двора помощь на разоренных своих подданных и получил 1000 унцов серебра.

В 1671 году в Джунгарии произошел переворот, который привел к долгой междоусобной войне среди различных родов. В этом же году был русскими разгромлен хошоут Аблай, который вскоре был отправлен в Москву, где и умер. Но уже в 1677 году новый правитель Джунгарии Галдан разгромил войско хана Очирту и подчинил хошоутов джунгарам. Это сразу же изменило ситуацию на южных границах Тарского уезда. В 1677 году джунгары заняли район озера Ямыш, где требовали подарков от русской экспедиции, прибывшей за солью. В столкновении несколько русских служилых людей были убиты. К тому же, джунгары Галдана отбили у русских служилых людей, которые шли от озера Ямыш к Таре, 1500 лошадей. В этом же году ротмистр Дмитрий Чередов ходил с большим отрядом в верховья Иртыша, чтобы не пустить крупный отряд кочевников в Тарский уезд. В результате неоднократных боёв русские сумели нанести ойратам ряд чувствительных поражений, заставивших степняков отказаться от задуманного набега.

Стремясь обезопасить свои владения от опустошительных ежегодных нападений кочевников, в 1660–1680 году в Прииртышье и Приишимье русские выдвинули на юг свои укрепленные пункты, которые защитили, оставшиеся в тылу русские и татарские деревни, взяли под контроль участки крупнейших сухопутных дорог региона, по которым прежде совершались нападения кочевников.

Но несмотря на некоторое затишье боевых действий в Среднем Прииртышье в 1680 годах тарские казаки участвовали в боях на востоке. Так в 1682 году 210 тарских служилых людей и казаков в составе многочисленного отряда из тобольских, томских, кузнецких и красноярских ратных людей под командованием Ивана Суворова совершили неудачный поход из Томского города на енисейских кыргызов, поддержанных ойратами. В том походе воевода потерял 61 человека убитыми и 62 ранеными.

В первой половине XVIII столетия важное место в российско-джунгарских отношениях, наряду с проблемой подданства коренного населения Южной и Западной Сибири, стал занимать вопрос о принадлежности некоторых буферных территорий этого региона. Так как рост населения всегда ставил перед правителями кочевой империи проблему расширения территорий кочевий, то есть агрессии в отношении соседей. В конкретных условиях начала XVIII века Цэван-Рабдан обратил внимание на Обь-Иртышское междуречье, Барабинскую степь, населенную барабинскими татарами, которые считались российскими подданными, но вынуждены были платить дань и в Джунгарию. Прииртышское пограничье было местом оживленной торговли. Особое значение в ней занимало Ямышевское озеро, где добывалась соль. Русские жители ежегодно отправлялись туда «будто на ярманку и там с калмыками и бухарцами... отправляли купечество».

Уступив ранее России бассейн Верхнего Енисея, Цэван-Рабдан решил взять реванш в верховьях Оби. Осенью 1703 года прибывшие в Тобольск послы ойратского правителя Наурб Балдан и Мэргэн вручили воеводе М. Я. Черкасскому ханское послание с требованием «с его, контайшиных, людей ясаку на великого государя не имать» и не строить остроги на джунгарской территории. Однако эти нелепые и наглые претензии были сибирскими властями решительно отклонены. Более того, слухи о планах Цэван-Рабдана занять под ойратские кочевья Верхнее Приобье побудили российскую администрацию ускорить процесс колонизации Юго-Западной Сибири. Летом 1709 года, согласно указа Петра I, под руководством кузнецких властей вблизи слияния Бии и Катуни было завершено строительство Бикатунского острога. В 1713 года выше Умревинского острога был построен Чаусский острог. Эти акции российских властей вызвали резкие протесты со стороны джунгарской урги и обострили ситуацию в Верхнем Приобье.

В 1710 года ойратский зайсан Духар во главе четырехтысячного отряда сжег Бикатунский острог, который, однако, вскоре был восстановлен в несколько ином месте под наименованием Бийской крепости. В 1708–1713 году осложнился вопрос о сборе податей в Южной Сибири и Барабе, когда ясачные поборы ойратов на Алтае и в Барабе все чаще стали сопровождаться откровенными грабежами и убийствами коренных жителей как двоеданнических, так и верноподданных России волостей.

Участившиеся ойратские вторжения в Сибирь побудили ее губернатора М. П. Гагарина летом 1713 году отправить хунтайджи Цэван-Рабдану специальное послание. В письме губернатора, в очередной раз поднималась проблема российско-джунгарских двоеданцев. Он напомнил джунгарам, что барабинские татары являются исключительно российскими подданными и потребовал прекращения сбора алмана с Барабинских волостей.

Русские послы прибыли в ханскую ургу в конце октября 1713 года, но из-за значительного охлаждения русско-джунгарских отношений Чередов был принят Цэван-Рабданом лишь месяц спустя. Во время переговоров в ханской ставке русский посланник потребовал, чтоб «он, контайша, с барабинцев алман брать и к ним для того своим калмыкам приезжать не велел, понеже барабинцы изстари подданные российские и ясак в Россию платят, и земля, на которой живут, российская, а калмыки их принимали в измене… и барабинцы в той своей вине государю уже били челом».

Отметая требование русских властей, Цэван-Рабдан заявил, что «барабинцы его контайшины ясачные люди издавна, но улус его был в далеком расстоянии, а Тарский город был близ Барабы, и ясак с барабинцев стали брать насильно». Тем самым хунтайджи фактически признал невозможность осуществления джунгарского суверенитета над барабинцами из-за отдаленности Барабы от ойратских кочевий. В то же время он предъявил претензии русской стороне, потребовав передачи под одностороннюю юрисдикцию Джунгарии практически всего коренного населения Кузнецкого, Томского и Красноярского уездов и уничтожения южносибирских русских городов, пригрозив в противном случае войной. Таким образом, в ходе переговоров о двоеданцах стороны остались при своем мнении.

В начале бурного событиями XVIII столетия в Сибири продолжался процесс открытия и освоения новых земель. В 1710–1716 году в Тобольске непрерывно формируются различные морские и сухопутные экспедиции в Ледовитый океан, на Дальний Восток, в Среднюю Азию. В финансово-экономических и общегосударственных интересах необходимо было изучить территорию страны, провести научные описания, получить более точный картографический материал. Отсюда и поиски необъясаченных народов, неизведанных земель, их обследование в географическом и геологическом отношении, строительство крепостей, острогов и установление торговых связей с иноземными народами. 22 мая 1714 года Петром I был подписал указ о яркендском походе И. Бухольца.

Русский отряд насчитывал около 2800 человек: два пехотных и один драгунский полк. Он имел артиллерию, стрелковое вооружение, необходимый запас боеприпасов. В мае 1716 года в устье сибирской реки Омь, которая является правым притоком Иртыша, вошли 16 дощаников. На речных судах находилось около семисот русских солдат под командованием Бухгольца. Продвижение экспедиционного отряда Бухгольца проходило без особых осложнений, и к осени 1715 года он достиг Ямышевского озера, известного в то время места добычи соли и находящегося примерно в 450 километрах вверх по Иртышу от устья Оми. Высадившись на берег и приступив к строительству крепости, отряд Бухгольца был вынужден вести продолжительные бои с местными кочевыми племенами, которыми руководил джунгарский хан Цэван Раптан. Кочевники не хотели, чтобы русские закрепились в районе Ямышевского соленого озера и беспрерывно атаковали их.

В 1716 году экспедиция подполковника Бухольца выдержала зимнюю осаду у Ямышева озера, отбив десятитысячное войско калмыцкого контайши Церен-Дондука. Удары, наносимые ими, были достаточно мощными, что приводило к большим потерям. Снабжение отряда продовольствием и боеприпасами прервалось. Кроме того, от ран и болезней стали умирать люди. Большее число погибших свою смерть нашли не в бою, а умерли от болезней и голода в осажденной джунгарами временной русской крепости, возведенной для зимовки по пути в город Еркеть. Учитывая сложившуюся тяжелую обстановку, Бухгольц на военном совете отряда принимает решение с наступлением весны оставить Ямышевскую крепость, спуститься вниз по Иртышу до устья реки Оми и там с остатками отряда, около 700 человек, закрепиться.Основание Омска оказало влияние на борьбу казахского народа против джунгарских властителей за освобождение своих земель. Так начиналась Омская крепость, превратившаяся постепенно в город Омск с миллионным населением.

Лишь только внезапная смерть в 1727 году правителя Джунгарии Цэван-Рабдана, помешала полномасштабной русско-джунгарской войне. Новый правитель посчитал более выгодным нападение на Китай и увёл войско на юг. Но продолжавшиеся укрепление российских позиций в Приртышье вело к дальнейшему обострению отношений между Россией и Джунгарией. В конце июня 1719 года командующий очередной иртышской экспедицией И. Лихарев отправил в Джунгарию с письмом к Цэван-Рабдану бывавшего ранее у хунтайджи с миссией Ивана Чередова. Но Цэван-Рабдан предъявил претензии Джунгарии на суверенитет в Верхнем Приобье, а также в междуречье Оби и Иртыша, совершенно безосновательно утверждая, что «в прежние годы тому лет сто будет были послы и размежевали землю, и грани поставили по Омь-реку, а по Обь-реке по Черному мысу». Не имея на этот счет никаких официальных указаний русских властей, Иван Чередов ответил, что по Иртышу «города русские строятся не для войны, а для прииска руд», а «Иртыш с устья до вершины российский».

Возникла угроза, что и эти русско-джунгарские переговоры закончатся констатацией взаимных претензий, но неожиданное изменение внешнеполитической ситуации в Центральной Азии, так как появилась опасность разгрома джунгарских армий цинскими войсками, заставила великого тайши смягчить свою позицию, в том числе и в вопросе о двоеданцах, а также подданстве южносибирского населения.

Этот факт способствовал тому, что с началом XVIII века, после увода части енисейских киргизов и телеутов джунгарскими правителями на юг в долину реки Ини, началось заселение русскими бассейна реки Енисея южнее города Красноярска, Северного Алтая и Верхнего Приобья. В этот период русское население устремилось, прежде всего, в южно-сибирские земли. И на то были причины, главными из которых были благоприятные промысловые условия, кратчайший путь из России в Китай и Индию. Царское правительство старалось избежать здесь всякого рода конфликтов и военных столкновений. Оно пыталось наладить торговлю с казахами, джунгарами, Китаем, Индией. Одновременно шло укрепление южных границ Сибири с помощью постройки системы крепостей.

Во второй половине XVIII века одним из региональных центров международных отношений была по прежнему Центральная Азия. Так как в 30–40 годах XVII века завершился процесс образования Джунгарского ханства, а одержанные в этот период ойратскими армиями победы в Казахстане, Монголии, Восточном Туркестане подняли международный авторитет этого государства, сделали его од ним из важнейших политических центров Центральной Азии. С фактом появления нового субъекта международных отношений в регионе вынуждены были считаться две мощных империи, Российская и Цинская. Теперь, как и прежде, здесь главными игроками являлись Российская и Цинская империи, а также Джунгарское ханство.

Наиболее активную внешнюю политику на центральноазиатском театре проводили Джунгария и цинский Китай, отношения которых носили характер военно-политического противоборства, то ослабевавшего, то приобретавшего форму ожесточённых военных действий. Так как эти противоречия, определялись стремлением разрешить в свою пользу проблему пограничного размежевания и подданства коренных народов Южной Сибири, Казахстана, Монгольского Алтая, Урянхайского края и Халхи.

Конфликтный, доходивший до войн характер взаимоотношений маньчжур и джунгар отвечал интересам Русского государства в Центральной Азии, поскольку активная внешняя политика на Западе по прежнему не позволяла России иметь значительные воинские соединения в Сибири и военным путем отстаивать свои интересы в регионе. Динамика и характер этих отношений, оказывали огромное влияние на политический климат в сопредельных владениях и государственных образованиях, и развитие региона в целом. Войны русского государства с Швецией и Турцией надолго отвлекли её внимание от дел в Сибире.

В треугольнике - Китай - Россия - Джунгария положение российской стороны было наиболее предпочтительным. Цинская империя и Джунгарское ханство искали союза с Россией, однако последняя не извлекла из этого существенных выгод. Таким образом, противоборство между Джунгарией и цинским Китаем, ослаблявшее оба государства, и нейтралитет России позволяли центральноазиатской системе международных отношений находиться в состоянии относительной стабильности.

В такой обстановке оба они нуждались в поддержке России и обращались к сибирским властям и правительству России с просьбами о военной помощи и поддержке. Галдан-Бошокту-хан даже предлагал посланцу тобольского воеводы С. И. Салтыкова М. Юдину оказать России помощь в возращении Албазина. Русское правительство, дорожа своими договоренностями с Китаем, особенно в области торговли, отказалось от предлагаемого Галданом военного союза.

В свою очередь, значительно изменилась позиция Пекина в их отношениях с Россией. Теперь дипломатические усилия Китая были направлены не на нейтрализацию Москвы, а на привлечение Русского государства к активным действиям против Джунгарского ханства в союзе с китайскими войсками.

Для этого, что бы заинтересовать российские власти в таком рода сотрудничестве, китайские дипломаты предложили Москве открыть новый торговый путь, который был в два раза короче, а не через Сибирь, как было раньше. А готовность Цинов уступить русским часть территории Джунгарского ханства России, говорит лишь о том, насколько серьёзное значение предавали в Пекине заключению антиджунгарского союза с Россией. Однако русское правительство, поблагодарив маньчжурских правителей за предоставленное предложение, вынужден был отказаться. Так как русские чётко придерживались взятых на себя обязательств, о полном нейтралитете в китайско-джунгарской войне.

В 1680-1690 годах в ходе войны с Китаем, Джунгарское ханство оказалось на краю гибели. Возродить его могущество сумел новый хунтайджи Цэван-Рабдан. Вернувшись со своими единомышленниками в начале 1689 года в Джунгарию, он провозгласил себя ханом и преградил путь к возвращению своему предшественнику Галдан-хану, для чего вступил в союзнические отношения с императором Китая и казахскими владельцами. В 1690 году ойратские послы намекали правителям и Китая, и России о возможности перехода ханства в подданство одного из этих государств, а в 1694 году в послании Цэван-Рабдана к царям Ивану и Петру содержалась даже просьба о переходе ойратов на Волгу к калмыкам

Но после 1697 года внешнеполитическая позиция Джунгарского ханства принципиально изменилась. Выдав императору Китая тело Галдан-хана, его родственников и приближенных, Цэван-Рабдан уклонился от признания цинского подданства. Тогда же он начал войну с казахами, в последующем ойраты совершали крупные набеги на казахов, на протяжение 10 лет. Изменения в отношениях с Россией проявились в 1701 году, во время приема Петром I джунгарского посольства. Послы жаловались на строительство русских острогов в Юго-Западной Сибири, насилия воевод над енисейскими киргизами и даже угрожали: «...буде царского величества людей не унять, впредь будут ссоры

В 1728 года Цинская империя приступила к подготовке новой войны против Джунгарского ханства. Однако, не надеясь собственными силами справиться с грозным неприятелем, Пекин решил привлечь к войне волжских калмыков, уговорить находившегося в их кочевьях сына хунтайджи Цэван-Рабдана Лоузана-Шоно принять участие в походе на Джунгарию, обещая наградить его за его ханским престолом в Джунгарии, а также заручиться нейтралитетом России. В связи с чем в Россию из Китая в 1729-1731 году было отправлено два посольства. Но правительство России категорически запретило хану волжских калмыков участвовать в войне против Джунгарии. Осенью 1731 года на границу Цинской империи и России прибыло из Пекина третье посольство, которое уже не было пропущено к калмыкам.

Вторая половина 30 годов XVIII столетия в русско-джунгарских отношениях прошла без конфликтов. В России побывало одно из самых крупных ойратских посольств во главе с Зундуй-Замсо. Отношения между Россией и Джунгарским ханством обостряются в начале 40 годов XVIII века. Связано это ухудшение отношений было с вторжением джунгарских войск в Казахстан и разгромом Среднего жуза, а также с последующим мощным давлением Галдан-Цэрена на владельцев Среднего и Младшего жузов с требованием признания джунгарского подданства.

Перед русскими властями в центре я на местах угроза появления близ границ Сибири и Урала огромного монголо-тюркского кочевого государства начинает приобретать реальные очертания. Перед Коллегией иностранных дел и администрацией Оренбургского края Сенатом была поставлена задача не допустить подчинения казахских Младшего и Среднего жузов власти джунгар.

Успех ойратов в Казахстане вызвал у некоторой части джунгарских князей преувеличенное представление о своем могуществе, выразившемся, в частности, в угрозах в адрес России, заявлениях о намерении напасть и разрушить русские крепости в бассейне Верхнего Иртыша. Эти наглые по своей сути слухи послужили для русского правительства основанием для экстренной переброски на Сибирские линии нескольких усиленных полков регулярной армии и нерегулярных воинских формирований и учреждения в Сибири должности командующего войсками. Ставка командующего сначала находилась в Тобольске, затем была перенесена в Омск.

Но смерть джунгарского хана Галдан-Цэрена в сентябре 1745 года имела трагические последствия для судеб ойратов. Приход к власти в Джунгарии старшего внебрачного сына Галдан-Цэрена Ламы-Доржи усугубил ситуацию. Против него восстал прямой потомок Батура-хунтайджи чоросский князь Даваци, которого поддержал кочевавший по соседству хойтский нойон Амурсана. Неудачный выбор ханом своего преемника в лице среднего сына Цэван-Доржи явился причиной многолетних кровавых усобиц среди джунгарских князей, привел к быстрому ослаблению могущественной ойратской империи. Этим ослаблением воспользовались соседи, прежде всего цинский Китай, Коканд и казахские владельцы. Ужесточает свою политику в отношении Джунгарии и Россия.

Потерпев поражение от ханских войск, мятежники бежали под защиту влиятельного султана Среднего жуза Аблая. Русское правительство и оренбургские власти решили воспользоваться этим случаем и предложить Даваци, Амурсане и Банчжуру убежище в России. Так как, неопределенность характера отношений с соседями, и гибель Джунгарского ханства напрямую были связаны с необычайно тяжелой внутренней ситуацией в обозначенный период.

После смерти Галдан-Церена в 1745 года и до маньчжурского нашествия в 1755-1758 году Джунгарское ханство реально не имело единого правителя. Внутренняя междоусобица, до предела истощив Джунгарию, привела в итоге к полнейшей децентрализации власти в государстве. Некогда могучая кочевая империя стремительно распадалась изнутри, "растаскивалась" многочисленными соседями или просто "расползалась", утрачивая контроль над своими прежними кыштимами и их землями.

Исчезновение с карты Азии Джунгарского ханства, более века занимавшего одно из важнейших мест в системе международных отношений центрально-азиатского региона, коренным образом меняло в нем и соположение стран-соседей и расстановку сил между ними. Трехэлементная структура основных действующих факторов - России, Китая и Джунгарии, перестала существовать. Ее место заняла конкуренция между собой двух империй - Российской и Китайской - за политико-территориальное и экономическое доминирование в названном регионе.

Теперь отправной точкой территориального разграничения между Россией и Китаем в северо-западной части Центральной Азии являлось покорение последним независимого государства западных монголов, Джунгарского ханства, в 1755-1758 году. До этого времени земли Российской и Цинской империй в названном регионе не соприкасались и конечной западной точкой границы между двумя странами Кяхтинским договором 1727 года был определен маяк Шабин-Дабага.

Тем более, что территориальной оценки результатов завоевания Цинской империей Джунгарского ханства, вылились претензии китайской стороны на все прежние земли, понимаемые как земли, которые входили в состав или находились в зависимости от ойратского государства в период его наибольшего могущества. Хотя ко времени маньчжуро-китайского вторжения на многие из них юрисдикция джунгарских ханов уже не распространялась, и активно шел процесс определения их нового подданства. Но это ни в коем времени не смущала правителей в Пекине как и тогда, так и сейчас.

 
Далее по хронологии >>>
 

 
 
 

 

Ныне
Лето, Календарь, Время

Лето 7529 от С.М.З.Х.
22.09.2020 - 21.09.2021

 

Пн

Вт

Ср

Чт

Пт

Сб

Вс

Славяно-Арийский Календарь
Летоисчисление Русов / Православный

Точное Время ОнЛайн
Точное мировое время с секундами

 

Меню
(основные разделы ресурса)

Русиф (стартовая)

Русиф. Хроно. Время Прошлого.
От рождения Вселенной до... Наших Дней

Русиф. Библио (библиотека)
Книги, материалы, скачать

DocVideo
Лучше один раз увидеть, чем услышать.

• Каталог Ресурсов Интернета

• Web-Sam / Soft-Free

• Wallpaper

• Карта

 

Тематические
Выборки, Подборки, Переработки,
сводные файлы

- восстановим истину -

Кто древнее?

Летоисчисление Русов

Сотворение Мира в Звездном Храме...

ИнфоВойны против России

Прошлое Руси от Ломоносов М.В.

Киевской Руси никогда не было

Князь Владимир Святославович

Татаро-Монгольского иго не было

Где царь - там и Москва... Или наоборот? / Стр. 1, 2, 3, 4, 5 (в работе)

Белые страницы Сибири (св)

Белоусов Д.В. Хозяева великой Евразийской Империи (древняя история славян и русов) (св)

Очищенная история России. Империя которую скрыли. (св)

Древний Русский Рим ч.1, 2
  (бонус к теме «Империя, которую скрыли")

Европа наизнанку.
  (бонус к теме "Империя, которую скрыли...")

Столицы Великой Тартарии (св)

Тысячелетняя Война на Руси (св)

- вера, вероисповедание, религия -

Религия (сводный файл)

- Сварожья Ночь закончилась-

Ночь Сварога (книга в 5-ти частях) (Сводный файл всей книги в работе)

Крещение Руси

О христианизации Руси

Православие не Христианство

Атеистический дайджест

- цифры, статистика, факты -

Коренные Народы России (выборка)

- хроники и хронологии -

Шемшук Владимир - Украденная история России (св) + Видео

Реальная история России и цивилизации. Герасимов Г.М.

Археология наследия Руси

История славян русов. А.А.Тюняев

Хронологические даты и вехи развития Мидгарда (Земли) с начала времён...

- иудейство, масоны -

Московская Русь до проникновения масонов

Масоны (коротко)

Ночь Сварога (книга, сводный файл)

- факты, артефакты -

Когда утонул Пра-Питер? (сводный файл, на доработке)

Тайны прошлых цивилизаций на картинах европейских художников XVIII века / миниатюры + ...

 

 

Знания - Сила

Говорят: "Знания - сила". Однако...

Мало "Знать" - надо "Понимать"...

Недостаточно "Понимать" - надо "Осознавать"...

Только тогда: "Знания - Сила".

VB

 

Сhronologer.ru

Исторические события в этот день.
Просмотр событий по календарю.

- - -

PDA версия
http://pda.chronologer.ru/

(без рекламы)

 

Интернет
Ресурсы, Сервисы, Справки, Избранное

Поиск

Открыть | Закрыть

DuckDuckGo
Поисковая система, которая Вас не отслеживает. Просто, добротно.

Поиск людей
По имени, фамилии и другим данным - Служба поиска людей Poisk Center

Жди Меня
Национальная служба взаимного поиска людей

Поиск Книг
Поисковая машина электронных книг, свободно распространяемых в интернете.
http://www.poiskknig.ru/

16 поисковые системы интернета
Список на 12 апреля 2019 - все поисковики мира и России, какие есть и существуют

Поисковики...
Все поисковые системы интернета и сервисы здесь, мой поиск


Карты

Открыть | Закрыть

Спутниковые снимки и карты

Google Maps

Яндекс.Карты

Virtual Earth (Bing Maps)

КосмоСнимки

Спутниковые снимки

Google Earth

Digital Globe

ГеоПортал РосКосмоса

Карты

OpenStreetMap

WikiMapia

ProGorod

Gurtam

Navitel

NokiaMap (ovi.com)

РосРеестр

Карты МТС

Карты Генерального штаба


Власть

Открыть | Закрыть

Президент России

Правительство России

Официальный интернет-портал правовой информации

Сервер органов государственной власти России
Стартовая...

Субъекты России в сети Интернет
Стартовая: список...

Органы государственной власти РФ
Ссылки на сайты государственных органов власти РФ, патентные ведомства и международные организации, базы данных зарубежных патентных ведомств

МинРегион России

Министерство финансов России

МИД России

МЧС России

ФСБ России

ФСКН России

ФСИН России

РосАрхив

РосМолодежь

РосПечать

РосРеестр

РосНедра


Авторское Право

Открыть | Закрыть

ФИПС
Федеральный институт промышленной собственности

Роспатент
Федеральная служба по интеллектуальной собственности

Федеральная служба по интеллектуальной собственности (Роспатент)
...

Российские патенты (патенты РФ). Патентный поиск
...

Международные организации и патентные ведомства
...

Базы данных зарубежных патентных ведомств
...

Авторское Право
Защита, Интеллектуальная собственность, регистрация прав изобретения, патент


Гос. Услуги

Открыть | Закрыть

Портал Государственных Услуг
Российской Федерации

Официальный интернет-портал государственных услуг.
Регистрация на портале Гос.Услуг

Федеральная
Налоговая Служба

Электронные услуги
Портал услуг Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии

Министерство финансов РФ
Библиотека "Исторический бюджет"
Библиотека "Исторический бюджет" Просмотреть все документы

РосРеестр
Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии
Электронные услуги   Бланки

Бланки
Портал услуг Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии

Partner iD
Быстрая проверка контрагентов
Vesti.finance объявляет о запуске нового делового сервиса Partner iD (Партнер айди, partner-id.ru) для проверки ваших партнеров и контрагентов.

Федеральный список экстремистских материалов
Скачать федеральный список экстремистских материалов

Единый Реестр
доменных имен, указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено.

Реестр доменных имен,
указателей страниц сайтов в сети «Интернет» и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети «Интернет», содержащие информацию, распространяемую с нарушением исключительных прав.

Что означает?
Все толковые словари здесь! Словари Ефремовой, Ожегова, Шведовой.


Фонды Помощи

Открыть | Закрыть

Русфонд
Благотворительный фонд помощи тяжелобольным детям, сиротам и инвалидам

Подари жизнь
Благотворительный фонд помощи детям с онкогематологическими и иными тяжелыми заболеваниями

Русь
Благотворительный фонд продовольствия

WorldVita
Благотворительный Фонд Помощи Детям

Вера
Благотворительный фонд помощи хосписам

Линия жизни
Благотворительный фонд спасения тяжелобольных детей

АдВИТА
Благотворительный фонд

Милосердие
Православная служба помощи «Милосердие»

Соединение
Благотворительный фонд «Фонд поддержки слепоглухих»

Фонд Святителя Василия Великого
Благотворительный

Благотворительные фонды России
Портал, список, info

Список благотворительных организаций России
Ресурс


Online сервисы

Открыть | Закрыть

AviaSales.ru
Дешевые авиабилеты онлайн, цены. Поиск билетов на самолет и сравнение цен

Aviapages.ru
Авиабилеты, ж/д билеты, расписание рейсов, расписание поездов, табло аэропорта Домодедово, табло аэропорта Шереметьево, табло аэропорта Казань, табло аэропорта Пулково

Мировая карта полетов
Можно понаблюдать в реальном времени за всеми самолетами, которые находятся в воздухе прямо сейчас.
Полеты самолетов - Online

Точное московское время
Он-лайн информер

Мировое время или здесь
Он-лайн информер, карта мира по часовым поясам

Мировое время и дата
Он-лайн сервис...

• • •

GisMeteo: погода в России
Прогноз погоды на сегодня, завтра, 3 дня, выходные, неделю, 10 дней, месяц-

Метеосервис
Прогноз погоды по России и СНГ

Погода в России и Мире.
Интернет-ресурс...

Что означает?
Все толковые словари здесь!

• • •

Конвертер валют Мира
Он-лайн сервис...

• • •

HotelLook
Бронирование отелей онлайн, цены в 67 агентствах (сравнение)

Trivago.ru
Система поиска и сравнения цен на отели

• • •

AliExpress
Качественные товары по оптовым ценам

Карта аномальных зон

Все аномальные зоны России

Интерактивная карта Великой Отечественной войны...

Google карты
   Карта Земли и Океанов
   Карта Марса
   Карта Луны
   Карта Звездного неба

Карта Звездного неба
от Sky-Map.org

Панорама Млечного Пути

Панорама Млечного Пути
800 мегаписельная

Млечный Путь
компьютерная модель

Млечный путь
Детально проработанная и очень масштабная модель. Запускайте и путешествуйте.

100,000 Stars
ИнтерАктивная галактика "Млечный путь" (масштабируемая)

Солнечная Система
Диаграмма

Солнечная Система
Ресурс

Веб-камера на МКС

Мониторинг солнца в реальном времени - online

• • •

Spravker / рекомендую
городские справочники

Орфография Online
Проверка орфографии, проверка грамматики, проверка правописания

Все толковые словари Русского языка в едином рубрикаторе

• • •

NewsFiber
Анонсы Новостей - выборка, сортировка: по разделам, подразделам. Поиск. Информеры на Ваш сайт. Авторский.

МИГ-29.ru
Полеты на истребителях МиГ-29. Высший пилотаж и полеты в стратосферу

• • •

Счетчик роста населения Земли
Сказка ложь, намёк простой - кто не понял, тот тупой.

Magic button
Волшебная кнопка: Сделать всё хорошо. (шутка)

Письмо в будущее
MailFuture.ru - сервис отправки писем в будущее. Любопытно...


Библиотеки

Открыть | Закрыть

Российская государственная библиотека
Электронный каталог / РГБ осуществляет библиотечную, библиографическую, научно-исследовательскую, научно-информационную, методическую, культурно-просветительскую и образовательную деятельность; удовлетворяет универсальные информационные потребности общества и действует в интересах развития отечественной и мировой культуры, науки, образования. / (бывшая ленника)

НЭБ - Национальная электронная библиотека
Федеральная государственная информационная система, обеспечивающая создание единого российского электронного пространства знаний. Является единым порталом и поисковой системой, цель которого - свободный доступ читателей к фондам российских библиотек.

ФЭБ: Фундаментальная электронная библиотека "Русская литература и фольклор"
Полнотекстовая информационная система по произведениям русской словесности, библиографии, научным исследованиям и историко-биографическим работам.

• • •

Библиотекарь.Ру - электронная библиотека
Книги, учебники, альбомы по истории, искусству, культуре, медицине, религии

Руниверс
электронная энциклопедия и библиотека

Восточная Литература
Средневековые исторические источники Востока и Запада (уникальный ресурс)

ЛитМир
Книги читать, скачать бесплатно без регистрации

ЛитРес (www.litres.ru)
Самая большая библиотека электронных книг. Читать, скачать электронные книги в формате fb2...

Наука, Образование
ЛитРес - Скачать в fb2, epub, txt, pdf или читать онлайн бесплатно, жанр

Электронная библиотека
http://profilib.com/

Альдебаран
Электронная библиотека, скачать электронную книгу бесплатно в формате epub, fb2, rtf, mobi, pdf на телефон, андроид, айфон, ipad или читать книги онлайн

Либрусек
Трекер библиотеки Либрусек - trec.to

Книжный трекер (добротный)
Интернет - ресурс позволяет пользователям обмениваться друг с другом информацией по протоколу бит-торрент в свободной форме, и предоставляет средства для контроля целостности передаваемой информации (посредством hash-файлов)...

РуАН - Книги
Библиотека Информационного агентства Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»

Homelab Библиотека
Файлы с научно-техническими книгами и статьями практической направленности.

Librusec.pro*
Электронная библиотека - Жанры

Историческая библиотека
специализированный ресурс

Древнерусская литература
Антология специализированной литературы

История России.
Всемирная, мировая история Книги по русской и западной истории

ModernLib.Ru
Электронная библиотека

Библиотека М.Мошкова
Частная электронная библиотека

• • •

My-lib.ru
Социальная сеть для тех, кто любит читать.

X-libris.net
Социальная сеть библиофилов, любителей книг.

Livelib.ru
Сообщество любителей книг.


Авторское

Открыть | Закрыть

Чудинов
Валерий Алексеевич

Расшифровка славянского слогового и буквенного письма

Осипов
Алексей Ильич

Лекции, выступления (видео)

Благин
Антон Павлович на ЖЖ

На YouTubeНа OK.ruНа ВКонтактеНа Ящик ПандорыНа Cont.wsНа Макспарк

Записки колымчанина
Авторский блог...

Дмитрий Мыльников
Авторский блог...

К чему стадам дары свободы...
Авторский блог... или здесь

Загадки истории. Спорные факты и домыслы
Исторический блог

Конкретная эзотерика без выпадения в астрал и медитаций
Авторский блог...

Я Рус - ресурс
Русь, летопись, Ангелы Карусы, Мидгард Земля.

Алексей Козлов
Атеистический дайджест: еженедельные обзоры религиозных новостей и не только


Соц.Сети.Ру

Открыть | Закрыть

MediaMetrtics
Соцсети, Россия - свежие котировки новостей

• • •

Russia.ru
Новостная социальная сеть. Свой взгляд на проблемы России.

Cont.ws / КОНТ
Платформа для социальной журналистики...

Blogoved.net
Социальная сеть гражданской журналистики, наполнение которой формируют пользователи, размещая интересные новости и публицистические материалы, обсуждая острые политические и социальные темы.

LiveBusiness.ru
Cамые эффективные IT технологии для бизнеса. Рейтинги приложений.

Habrahabr.ru
Социальная сеть IT-шников и программистов.

• • •

Professionali.ru
Социальная сеть профессионалов, поиск и предложения профи своего дела по многим направлениям бизнеса. Деловая социальная сеть.

Moikrug.ru
Мой Круг сеть профессиональных контактов, используется для поиска персонала.

Blogs.klerk.ru
Блоги юридической направленности и о бухгалтерском учете.

Klerk.ru
Клерк.ru, социальная сеть о бухгалтерском учете. Российские юристы, финансисты и бухгалтера.

Odnodolshiki.ru
Однодольщики, соцсеть про долёвку и покупку российской недвижимости.

• • •

Русичи
Славянская социальная сеть. Разделы: Домой НародСтатьиЖурналыВидеоФотоКнигиЦитатыВстречиЛюдиТелеграмПомочь сайту / Книги - рекомендую
Добро пожаловать в сообщество людей, которые интересуются или живут славянскими, языческими, ведическими традициями и историей. Ищут единомышленников, соратников, друзей, вторую половинку, разделяющих их мировоззрение.

МаксПарк
Социальная сеть для зрелых людей. Нас уже более 4 987 712

Семейная социальная сеть
Поиск человека - одноклассники - родословная - жди меня

ВКонтакте
Поиск людей по их увлечениям, месту учебы и работы, персональным данным и т.д. Возможность создавать и вступать в группы по интересам, прослушивать музыку и смотреть фильмы онлайн.

Одноклассники.ru
Развлекательная социальная сеть для общения с друзьями, просмотра фильмов и сериалов, прослушивания музыки и многого другого.

Привет!ру
Возможность познакомиться с новыми людьми, найти одноклассников, создать блог, публиковать фото и видео и др.

МирТесен
Рекомендательная социальная медиаплатформа

ПолонСил.ру
Социальная сеть здоровья. Как танцы меняют тело...

• • •

Туристер.Ру
Туристическая социальная сеть

• • •

Список социальных сетей
Почти полная версия... Многие ссылки нерабочие...

(прекратили существование)

Все Русские
Русский – это понятие одновременно и этническое, и культурно-историческое, и духовно-нравственное. К русским принадлежат все, кто...


Info

Открыть | Закрыть

Банки.ру
Информационный портал- банки, вклады, кредиты, ипотека, рейтинги банков России

Rusprofile.ru
Информация о юридических лицах и ИП, поиск организаций по названию

...
.........

...
.........

...
.........


Избранное

Открыть | Закрыть

КосмоПоиск
Общероссийская научно-исследовательская общественная организация «Космопоиск» (ОНИОО) - неакадемическая организация по исследованию аномальных явлений. Существует с 1980 года. Направления деятельности, отчеты об экспедициях, находки и артефакты. Карта аномальных зон СНГ. Статьи участников объединения об аномальных явлениях и загадочных фактах. Фотоархив.

Тартария.Инфо
Тартария - содружество авторов, объединенных общей целью – понять мир, в котором мы живем, принять его наследие, очистив от вековой пыли и информационных ошибок, ставших частью нашей истории. Тартария для нас, прежде всего, символ забытого, сокрытого и непознанного. Именно это привлекает наших исследователей, публикующих свои авторские тексты для читателей “Тартария.инфо”.

Славянский Информационный Портал
Слава Богам и Предкам наша! - Славянский Информационный Портал

Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»

Urban3p.ru project
Города-призраки, мертвые здания, заброшенные дома, объекты и малоизученные места. Фотографии, самые полные описания в Рунете.

Wikileaks на русском языке
Переводы на русский язык с ресурса WikiLeaks, с привлечением общественных переводчиков. Все переводы тщательно проверяются.

WikiLeaks / Wikileaks-ru
Официальный сайт, информационная страница на русском

Задолба!ли
Авторские жизненные истории когда кто-то или что-то достало, надоело, допекло, опративило, одним словом - задолбало... А также: Цитатник Рунета и IT Happens

Археология
...

Новости Мира Археологии
Археологический блог. Ежедневно обновляемые новости археологии и смежных наук. Обзор прессы.

Геноцид Русов.
Информация о многовековом, тотальном геноциде русского и других коренных народов России...

Зримый и незримый геноцид
Ещё 10 июня 2010 года в Гос. Думе Российской Федерации состоялся расширенный круглый стол на тему: «К вопросу о признании геноцида русского народа»...

Истории о странном и непонятном
Мистические и страшные истории из жизни... А именно: вампиры, видения, гадания, местные поверья, грустное, домовые, колдовство, лешие...

Темная сторона Америки
Истинное лицо США - материалы взяты из печатных СМИ, книг и крупных интернет-порталов, не относящихся к каким-либо экстремистским организациям.

Анти-НАТО
Карта Захвата планеты Земля - на карте "Анти-НАТО" можно найти исчерпывающую информацию о действиях Северо-Атлантического альянса, нарушающих все стандарты международно-правовых отношений. Движение «Анти-НАТО»

Предатели
Создан сайт, где размещены фамилии, фото и высказывания наших сволочей по событиям на Украине и ссылка на их изливание дерьма в отношении России. Сайт можно пополнять. Сейчас туда внесено 19 предателей: М. Шац С. Алексашенко Л. Гозман Б. Немцов А. Макаревич В. Новодворская Р. Доброхотов Д. Орешкин О. Козырев А. Троицкий И. Прохорова А. Мальгин А. Буслов К. Ларина Н. Усков С. Пархоменко С. Белковский О. Кашин Б. Рынска...

Научи Хорошему
За возрождение нравственности, разоблачение СМИ / Карта сайта

 

 

Мудро
Поэт в России больше, чем поэт!

Мы временем умеем дорожить,
Часы бывают лишними едва ли,
И путник друга ждет на перевале
Не от того, что некуда спешить.

И ношу со спины того кто хил,
Берет на плечи человек прохожий
Не от того, что слишком много сил
И он никак растратить их не может.

И человек не от того что сыт
Свой скудных хлеб голодным предлагает,
И мать не от бессонницы не спит
И люльку полуночную качает.

В морских волнах, в пороховом дыму
Безвестный мальчик за святое дело
Жизнь отдает свою не потому,
Что жить ему на свете надоело.

Нам, людям, каждый час необходим,
Ни лишних сил, ни хлеба не бывает
И отдающий отдает другим
Лишь то, что от себя он отрывает.

Ни у кого нет жизни запасной,
Как век ни длинен - не хватает века.
И все же люди жертвуют собой
Оправдывая званье Человека.

Танзиля Зумакулова

 

Soft
Ресурсы, Сервисы, Справки

Обзор Windows 11. Что нового
Плюс доп.инфо по теме

100 лучших программ для Windows

Sofrortal.com
Скачать бесплатные программы

Открыть | Закрыть

Torrent-Soft.Net
Скачать программы c торрента бесплатно и без регистрации

Torrent-Windows.net
Скачать windows бесплатно через торрент

• ...

 

Служебное
информационный файл о ресурсе
Открыть | Закрыть

Ваши ЗПП

Замечания, Предложения, Претензии

• • •

Инфо

• Автор, составитель: VB

• Ваш монитор:

• Размер страницы по ширине: 1255 тчк.

• • •

Поддержать ресурс

Яндекс.Деньги

Яндекс - Деньги № 410015540152343

• • •

Система OrphusОбнаружили ошибку: выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter / подробнее >>

• • •

Поделиться

• • •

Ваш IP

Узнай свой IP адрес

Работа над ресурсом продолжается, работы не меряно, что сделано - к Вашим услугам... Что нет - в работе, в работе, в работе...

С Уважением, VB
(автор, составитель).

 

 

 

Время Истории

Яндекс.Метрика

Besucherzahlerrussian marriage
счетчик посещений
     

DVB © Rusif.ru - с 2010 г. и по... настоящее время. / Автор (составитель) сайта (ресурса) не обязательно разделяет мнения высказанные в представленных материалах. Однако... Цитаты надежны и достоверны в той степени, в которой достоверен источник или возможность её перепроверить. Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 14-ти лет. Цель ресурса - представить информацию к размышлению, познанию... Выводы делайте сами. Вы, как ни как, homo sapiens, sapiens!: человек дважды разумный...