Где царь – там и Москва. Часть146
28 июля 2021 г.



https://istorium.net/kak-perva...

В предыдущей публикации речь шла о тайном съезде легальных политических организаций России под предводительством масона Керенского. Что интересно - обо всем, что происходило на этом съезде, было известно не только Охранному отделению, но и иностранным послам, которые снабжали этой информацией пропагандистскую сеть Парвуса. Активизировались всевозможные шпионско-разведывательные системы в России. Как обычно, зашевелились паразиты, учуяв добротную добычу.

Что касается нейтральных стран, в частности, США, то их интерес в раздувании и продолжении войны был в сказочном обогащении паразитической верхушки. Сражающимся державам требовалось и оружие, и сырье, и продовольствие. Любая продукция, промышленная и сельскохозяйственная, получала сбыт по высоким ценам, возникало множество новых предприятий.

Наша страна закупала необходимое ей через Центральную закупочную комиссию Китченера, для этого в Лондоне находилась русская миссия генералов Гермониуса и Беляева. Но поставки становились не только средством политического давления, а еще и крутых махинаций. Британские посредники накручивали прибыли в собственные карманы. Например, себестоимость пулеметов Кольта составляла $ 200, рыночная цена - $ 700, а России они доставались по $ 1250.

В июне 1915 г. представитель министерства промышленности Медзыховский выступил в правительстве с докладом, что контракты через англичан просто разорительны. Совет министров решил налаживать связи с поставщиками напрямую, минуя комиссию Китченера.   

Олаф Ашберг - шведский банкир, агент британской разведки, доверенное лицо министра финансов Российской империи...один из основных врагов России, внесший немалый вклад в её разрушение...

Для переговоров по данному вопросу министр финансов Барк направил в США свое доверенное лицо. Но этим лицом оказался… Олаф Ашберг -  глава шведского «Ниа-банка», через который вел дела Парвус, в правлении которого состоял большевик Ганецкий. Сам Ашберг из-за этого уже числился в «черном списке» британской контрразведки. Как видим, одна и та же русофобская свора! 

За океаном он вел переговоры с вице-президентом «Нэйшнл Сити бэнк оф Нью-Йорк» Мак-Робертсом, руководителями других финансовых корпораций, предлагая им от имени России новую схему взаимоотношений, без посредников. Договоренность была достигнута. Банк Моргана «Гаранти Траст» выделил кредит на 50 млн долларов, и осенью 1915 г. в США был создан русский заготовительный комитет генерала Сапожникова. Расчеты он стал осуществлять, естественно, через «Ниа-банк» Ашберга.  А постоянным представителем российского министерства финансов в США стал Виленкин - родственник Шиффа, выполнявший эти обязанности во время русско-японской войны.

https://sergey-v-fomin.livejou...

Сверхвыгодными спекуляциями с военным снаряжением занялись и частные российские предприниматели. Особенно широко развернулся Абрам Животовский - дядя Троцкого. Он был купцом первой гильдии, акционером «Русско-Азиатского банка», компаньоном Путилова и того же Ашберга, учредил с ним совместную «Шведско-Русско-Азиатскую компанию».

В Лондоне представителями Животовского стали несколько политэмигрантов, которые с началом войны переквалифицировались в бизнесменов - 



Вениамин Свердлов,   https://nkvd.tomsk.ru/research... 
и братья Александр и Григорий Вайнштейн.

Они участвовали в сделках для миссии Гермониуса и Беляева, а в конце 1915 - начале 1916 г. отправились осваивать новое поле деятельности, в США.

 Еще одним сотрудником Животовского стал Соломон Розенблюм - он же Сидней Рейли.
https://topwar.ru/144559-reyli...

Данные о нем противоречивы. Дело в том, что Рейли впоследствии создавал себе имидж супершпиона и выдумывал легенды о себе.      Доподлинно известно лишь то, что в 1906–14 гг. он жил в Петербурге, занимался спекуляциями. Его принял на службу Животовский, и послал за границу. Рейли побывал в Японии, основав там филиал синдиката Животовского, затем стал его торговым представителем в Нью-Йорке. Но развернул и собственный бизнес, покупая и перепродавая оружие, сырье.

По-видимому, Рейли и Александр Вайнштейн прежде знали друг друга. Они стали партнерами, их называли «бандой Рейли - Вайнштейна», их офис разместился по адресу Бродвей, 120.     Офис Вениамина Свердлова расположился там же, он основал банковскую контору для перевода денег в Россию от американских родственников. С Рейли они стали закадычными приятелями.

Животовский, Ашберг и Рейли заинтересовали бизнесом крупных американских предпринимателей. Одним из них стал Мак-Грегор Грант. Он вошел вместе с ними в «Шведско-Русско-Азиатскую компанию», вместе с Ашбергом основал в Петрограде представительство своего торгового концерна.

Но интересы Рейли отнюдь не ограничивались военным имуществом. Секреты тоже были ценным товаром. Когда Рейли начал работать на британскую разведку, неизвестно. Предположительно, его завербовал в начале века в Лондоне суперинтендант Мелвилл - тот же, который вербовал Мархлевского, Петерса.

В Америке Рейли и Вайнштейн стали работать под началом капитана Твейтиса. Но связи поддерживались и с другими разведками. Рейли продавал немцам данные о русских военных заказах. Информацию о немцах продавал англичанам. Информацию об англичанах - снова немцам. Когда от эмигрантской, но патриотической газеты «Русский голос» поступили сведения, что представитель российской миссии полковник Некрасов - германский шпион и Твейтису была поручена проверка, Рейли и Вайнштейн сумели выгородить Некрасова (см. Спенсер Ричард. " Недоверчивый секретный мир Сиднея Рейли".   Лос Анджелес: изд. "Feral House". 2002).  

  А затем британская разведка прислала в США нового резидента -

Уильяма Джорджа Эдена Вайсмана (на фото - третий, слева направо).  До войны он был банкиром. Точно так же, как резидента в России Сэмюэла Хора, Вайсмана принял в кадры разведки самолично шеф «Интеллидженс Сервис» «сэр К.» - Мансфилд Камминг.   У.Д. Эдена Вайсмана направили в Америку с особыми полномочиями. Ему предоставлялась полная самостоятельность, независимость от других ветвей спецслужб, подчинялся он напрямую только Каммингу.

Главной задачей Вайсмана было установить связи в правительстве и деловых кругах США, чтобы способствовать ее вступлению в войну на стороне Антанты.  Официальным прикрытием резидентуры стала закупочная комиссия британского министерства вооружений. А для Вайсмана подобное прикрытие позволяло выгодно сочетать разведку с бизнесом, получая комиссионные с каждого заказа.       Контакты с американскими банкирами и промышленниками он навел легко - Вайсман был «своим» в их среде. А Рейли и Вайнштейн перешли в его подчинение в двух качествах. С одной стороны, как компаньоны британской закупочной комиссии, с другой - как агенты.

Но если российские представители появились в США, то и в Россию поехали представители американских деловых кругов.       Исследователи уже обратили внимание на странный факт. В июле 1914 г., едва прозвучали выстрелы в Сараево (хотя войны еще не было, обстановка казалась спокойной), из совета директоров крупнейшего в Америке «Нэйшнл Сити Бэнк оф Нью-Йорк» внезапно и без объяснения причин вышли два самых влиятельных банкира - Морган и Шифф.

А потом «Нэйшнл Сити Бэнк» стал «мостом» для наведения связей с Россией. В сентябре 1915 г. он послал в Петроград своего представителя Г. Мезерва. И с первых же шагов на русской земле он проложил дорожку в кабинет министра финансов Барка. Дорожка стала очень «протоптанной», в книге посетителей министра финансов имя Мезерва встречается чаще, чем любых других лиц  (см. Ткаченко С. Л."Американский банковский капитал в России в годы Первой мировой войны" // ВИРД. СПб., 1998).

Американец закидывал удочки об открытии отделения «Нейшнл Сити бэнк» в России. Однако царь старался охранять национальный финансовый рынок от зарубежных банкиров.    До сих пор в нашей стране действовал только один иностранный банк - «Лионский кредит».Мезерв поначалу не добился успеха. Тем не менее он оставался в России. Установил близкие отношения со многими банкирами, нефтепромышленником Нобелем и прочими столпами российского бизнеса. Как видно из отчетов Мезерва в штаб-квартиру своего банка, он вел очень широкую экономическую разведку.

Появлялись и другие гости из-за океана. Осенью 1915 г. в Россию прибыл профессор Сэмюэл Харпер - тот самый друг Чарльза Крейна, возглавивший центр изучения нашей страны в Чикагском университете. Теперь он входил в ближнее окружение Вильсона, его считали ведущим экспертом по русским делам.

Приехал он вроде бы для изучения «общественных организаций». По работе в Чикагском университете он был близок с Милюковым, а сейчас подружился с князем Львовым и совершал поездки по структурам Земгора.  Побывал на фронте, встречался с офицерами, произносил речи перед солдатами. Хотя тематика его разговоров была довольно скользкой: с офицерами он беседовал об их связях с «общественными организациями», говорил, что «те и другие имеют общие причины для недовольства коррумпированной и неумелой бюрократией».

Тогда же, в 1915 г., в Россию приехал корреспондент журнала «Метрополитен» (принадлежавшего МоргануДжон Рид.    Прежде он работал в революционной Мексике - при этом, как отмечалось в документах госдепартамента, «оказывал услуги» правительству США.    А русская контрразведка задержала его в прифронтовой полосе по подозрению в шпионаже. Вмешалось американское посольство, Рида освободили по договоренности, что он будет работать только в Петрограде. Но он тайно выехал на Украину и снова был задержан. Кончилось тем, что Рида выслали из России.

Наведывались и гости весьма высокопоставленные. Одним из них стал вице-президент концерна Моргана М. П. Мэрфи  (задний ряд слева направо второй). Он был не  только банкир, но и организатор революции в Панаме в 1903 г. Причем во время визита в Петроград его сопровождал уже известный русофоб швед Ашберг.  Мэрфи предложил правительству России практически неограниченные кредиты. Но, для того чтобы выделить их, американцы желали получить обеспечение.А в качестве такого обеспечения Мэрфи указывал на пакеты акций Транссибирской магистрали и других железных дорог, а также месторождений золота, платины, нефти.  Но царь и его правительство строго блюли национальные интересы и подобные проекты отвергли.

Несмотря на это, русско-американские отношения в годы войны развивались весьма интенсивно. Под председательством брата Александра Гучкова, Николая, была создана Русско-Американская торговая палата.    Ее Петроградское отделение возглавил товарищ председателя Думы и один из лидеров Прогрессивного блока Протопопов.    Такое сближение выглядело естественным. Америка казалась «почти союзницей». Оставаясь нейтральной, она явно склонялась на сторону Антанты. И к ней у русских не было таких обид, какие стали накапливаться к англичанам.

Но в это же время в США активизировало свою деятельность «Американское общество друзей русской свободы».  Средства массовой информации поддерживали симпатии к русским революционерам. В 1914 г. о них был даже снят художественный фильм «My Official Wife» - он прошел с большим успехом. А революционеров в Америке осело много, еще после прошлой революции.     Стали появляться и новые фигуры. Кстати, можно отметить: они так или иначе были связаны с Парвусом.     В Нью-Йорк перебрались его помощники Урицкий и ЧудновскийКоллонтай. После заезда в Копенгаген к Парвусу к ним присоединился Бухарин.

 Из Италии в США переехал и организатор Кровавого воскресенья, один из руководителей сионистского движения и организаторов Еврейского Легиона и Американского еврейского конгресса Пётр (Пинхас)  Рутенберг.         Смотрите интересную подборку богоизбранного блогера: https://7x7-journal.ru/posts/2...

Борис Бразоль и генерал Гулевич приводят фрагмент секретного донесения русской разведки, доносившей, что в США первое крупное собрание революционеров состоялось 14 февраля 1916 г. «в восточной части Нью-Йорка, там присутствовало 62 делегата, 50 из которых принимали участие в восстании 1905 года, а оставшиеся 12 были новоприбывшими членами партии».

Обсуждалось, что для революции «настал самый удобный момент». Был поднят вопрос, что понадобятся деньги. Однако присутствующих заверили: «В нужный момент все недостающие средства сразу же поступят на счета революционных лидеров. В связи с этим многократно было упомянуто имя Якоба Шиффа» (см. Бразоль Б. "Мир на перепутье". Бостон, 1921 год).

Организатором и распорядителем этого собрания являлся приятель Сиднея Рейли Александр Вайнштейн. А деньги действительно появились. «Российская социалистическая федерация» в США стала издавать свою газету. Ее хозяином и редактором стал брат Александра, Григорий Вайнштейн.    В редакции устроились те же



 Бухарин Николай Иванович 



Урицкий Моисей Соломонович 



Чудновский Соломон Лазаревич



 Коллонтай (Дамонтович) Александра Михайловна (Моисеевна)



Володарский (Гольдштейн).

А резидент британской разведки в США Уильям Вайсман, кроме американских дел, начал очень активно интересоваться и русскими. Рейли стал его главным консультантом в данном вопросе.

Как видим, бизнес и подрывная работа тесно переплетались между собой. Не только в плане общих интересов, а даже территориально! Мы уже упоминали, что конторы Рейли, Вайнштейна и Вениамина Свердлова расположились по адресу Бродвей, 120.  А на этот адрес давно уже обратили внимание американские историки.  Это был новенький 35-этажный небоскреб, введенный в эксплуатацию в 1915 г.

 

На верхнем этаже расположился элитный банкирский клуб, где встречались Морган, Шифф, Барух, Маршалл, Стиллмен, Гугенгейм и прочие олигархи самого высокого ранга.

Остальные этажи заполнили своими офисами известные американские концерны. Из 9 директоров Федеральной Резервной Системы США у 4 рабочие кабинеты располагались на Бродвее, 120. По этому же адресу находился офис Чарльза Крейна. А контора Рейли и Вайнштейна на Бродвее, 120, стала представительством закупочной миссии Вайсмана и филиалом его резидентуры в Нью-Йорке.

По адресу Бродвей, 120, разместилась и компания «Вайнберг и Познер». Она тоже перебралась в США из Англии, с ней вел дела Александр Вайнштейн. Совладелец фирмы Александр Познер, дед известного телеведущего, был братом видных деятелей эсеровской партии и Сергея Познера - ближайшего помощника Браудо, руководителя еврейского информационного бюро (см.  Хьетсо Г. "Максим Горький. Судьба писателя". М. 1997).

Существовали связи и с миром искусства. Кинозвезда Клара Кимбэлл Юнг, сыгравшая главную роль в фильме о русских революционерах «My Official Wife», считалась официальной партнершей «банды Рейли - Вайнштейна».

Здесь же, на Бродвее, 120, находилась контора упоминавшегося Джона Мак-Грегора Гранта, делового партнера Ашберга и Животовского - его правой рукой в Нью-Йорке выступал Володарский (Гольдштейн).      Причем Грант, как и Ашберг, были агентами британской контрразведки.     А вице-президент «Нэйшнл Сити Бэнк оф Нью-Йорк» Мак-Робертс, с которым российское министерство финансов установило связи в США, по данным американских спецслужб, числился как «близкий друг и деловой партнер» Сиднея Рейли.

В связи с этими переплетениями у исследователей возникает вполне закономерный вопрос: мог ли министр финансов России Барк совершенно не знать о репутации таких доверенных лиц и партнеров? 

 Не поинтересовался? Проявил полнейшую доверчивость? Но опытный сановник, государственный деятель (и сам банкир) никак не мог быть до такой степени наивным. Следовательно, сотрудничество с подобными фигурами налаживалось сознательно. Напрашивается и еще одно подозрение.     Американские кредиты для России пошли через «Ниа-банк» Ашберга. Но и германские транши для революционеров шли через тот же банк. Это открывало прекрасную возможность пускать часть американских денег на подрывные операции в России.

Действительно, когда речь идет о финансировании революции, в фокусе внимания всегда оказываются Парвус и «германское золото». Но не мешает вспомнить: биографом- «первооткрывателем» Парвуса в 1950-е гг., обеспечившим всеобщую известность его деятельности, стал профессор З. Земан (см. Земан З. "Германия и революция в России 1915–1918". Документы из архива МИД Германии".



Збинек Земан - британский историк чешского происхождения.  

Ему принадлежит честь обнаружения и приоритет первой публикации так называемого «Меморандума Парвуса» германскому правительству от 9 марта 1915 года. Земан его обнаружил среди прочих документов германского МИДа, пересылаемых в Британию из-за блокады СССР Западного Берлина.

Сей историк был в свое время был сотрудником британской разведки МИ-5, и доступ к материалам по финансированию большевиков он получил как раз во время своей работы на «Интеллидженс Сервис». Случайно ли был высвечен «германский след»?

А между тем Парвус был связан не только с немцами, но и с англичанами, и с мировой финансово-политической «закулисой».Из Берлина деньги поступали все же не в таких количествах, как требовала революция. В 1915 г. Парвус получил от Германии 3 млн марок и 1 млн рублей. После провала «дня Х» немцы вообще прекратило платить ему. Но забастовки и демонстрации в 1916 г. получали все больший размах. Значит, продолжались и финансовые вливания. Впрочем, Германия попросту не могла безоглядно швыряться средствами. Она вела тяжелую войну на нескольких фронтах, закупала через нейтральные страны сырье, продовольствие, поддерживала союзников - Австро-Венгрию, Турцию.   Избыточные деньги в это время имелись только в одной стране -  в США. Подтверждения этой версии есть.

Генерал А. А. Гулевич пишет: «Весной 1917 года Шифф открыто хвастался тем, что царский режим свергнут благодаря его финансовой поддержке». Его содействие революционерам упоминается в книге Сайруса Адлера, вышедшей после смерти банкира «Якоб Шифф. Жизнь и письма». .Лондон 1929 год.   

Русский военный историк и разведчик генерал А. Нечволодов, ссылаясь на данные французской разведки, указывает: «Двенадцать миллионов долларов было передано Шиффом на нужды русской революции, и этот факт подтверждают и дополняют и другие источники» (см. 21. Гулевич А. А. "Царизм и революция". Калифорния, 1962).

В американских архивах сохранилась и справка Секретной службы Соединенных Штатов от 12 декабря 1918 г.: «Варбург, Пол, Нью-Йорк Сити. Немец, гражданин Германии… был награжден кайзером в 1912 г., был вице-президентом Федеральной Резервной Системы. В его руках находятся крупные суммы, выделяемые Германией для Ленина и Троцкого. Имеет брата, лидера системы шпионажа Германии».

Исследователи обратили внимание на дату - справка появилась (или была искусственно датирована) только в декабре 1918 г., когда война окончилась и связи Варбурга с Германией уже ничем ему не угрожали. До этого времени гражданство вице-президента ФРС (!) и его родство с «лидером системы шпионажа» почему-то никого не интересовали. Да и источник средств - из Германии - выглядит натянутым и сомнительным. Неужели у вице-президента ФРС США не хватало американских денег?

А в Белом Доме в это время вырабатывались планы дальнейшей стратегии США. Основное задание Вайсмана - навести мосты с американским правительством - было выполнено успешно. Британский посол в Вашингтоне Спринг-Райс вывел его на Хауза, стал посылать к советнику президента с «конфиденциальными сообщениями».

Вскоре выяснилось: никакое дополнительное влияние для втягивания Америки в войну не нужно. Мнения Хауза и Вайсмана по всем вопросам совпадали. Они отлично спелись между собой. Историки отмечают: «Полковник Хауз нашел в нем родственную душу… Вскоре между Хаузом и Вайсманом почти перестали существовать политические тайны»(см. Архив полковника Хауза / Предисл. А. И. Уткина. М.: АСТ, 2004).   Английский резидент, пользуясь данными ему полномочиями, стал передавать предложения Хауза в Лондон, минуя посла.

Никаких заявлений о предстоящем вступлении в войну правительство США не допускало, все переговоры шли в глубокой тайне. Но необходимость присоединиться к Антанте была уже предрешена. Она являлась частью плана самого Хауза.Америка пожала плоды нейтралитета, получая сверхприбыли на кредитах и поставках. Теперь требовалось пожать и политические плоды войны, поучаствовать в послевоенном переделе мира. Для этого надо было оказаться в лагере победителей. Но Хауз, убеждая президента выступить на стороне Антанты, подчеркивал: "это будет возможно только после свержения русского царя". (см. там же).

Тогда, мол, и сама война пример характер борьбы «мировой демократии» против «мировых автократий». Это говорилось в 1916 г. А срок вступления Америки в войну планировался и оговаривался с союзниками заранее - весна 1917 г.

Новым послом в Петроград Вильсон намеревался назначить Крейна. Покровителя Милюкова, владельца российских заводов «Вестингауз». И одного из организаторов китайской революции. Но приятель Крейна Маккарти доказал Хаузу, что его не надо выдвигать на государственные должности.

Он принесет больше пользы в качестве неофициального лица, если будет «делать только то, что он делает сейчас». Что именно делал Крейн «сейчас», пока остается за кадром истории. 

 Но послом в Россию весной 1916 г. был направлен Д. Р. Френсис - его назначили по рекомендации Крейна. Он поехал не только как дипломат, но и личный представитель Хауза. Ему была поставлена задача не допускать захвата российской экономики англичанами и французами.

В Петрограде Френсис «совершенно конфиденциально» принялся предостерегать государя, правительство и Думу о серьезной опасности - очутиться после войны в полной зависимости от западноевропейских держав.  Вместо этого предлагал «дружескую помощь» США, выложив перед царскими министрами проекты, подготовленные в Вашингтоне. Они и впрямь сулили самую широкую поддержку для нашей армии и промышленности.Но за «помощь» американцам следовало «всего лишь» предоставить «особые права» в России: концессии ключевых железных дорог, месторождений полезных ископаемых, свободный ввоз товаров и торговлю…  Словом, чтобы не попасть в зависимость от Англии и Франции, предлагалось превратить нашу страну в американский рынок сбыта и сырьевой придаток.

Однако поползновения «друзей» царь отразил так же твердо, как атаки врагов на фронте. Френсису вежливо отказали. Хотя предложения, привезенные им, были, скорее всего, «пробным камнем», попыткой прощупать позицию русской власти. Если не получилось, Френсис готов был довольствоваться меньшим.  Так, обе стороны сочли полезной прокладку прямого кабеля для телеграфного сообщения между Россией и США, расходы делились пополам. А через Барка была достигнута договоренность о поощрении деятельности американских компаний в России…

В публикации часто проскальзывает имя "полковник Хаус". Кто это? Какова его роль в уничтожении Российской империи? Читайте об этом в следующей публикации...

Продолжение следует…