Где царь - там и Москва ч. 48

danila

  1  337

Луи Каравак. Портрет императрицы Елизаветы Петровны

Итак, в предыдущей части нашей публикации, сообщалось, что Бирон в России был крайне непопулярен и в этой связи созрел новый заговор. Всего через две недели после воцарения младенца Иоанна VI гвардейцы под предводительством фельдмаршала Миниха арестовали Бирона. Новым регентом была объявлена Анна Леопольдовна.

Как уже говорилось, Анна Леопольдовна не интересовалась государственными делами, поэтому бразды правления сначала были сосредоточены в руках фельдмаршала Миниха, а затем в руках вице-канцлера Андрея Ивановича Остермана. Еще хуже было то, что сама Анна Леопольдовна была не слишком популярна в стране, в отличие от дочери Петра I Елизаветы Петровны, которую Анна называла ее «сестрицей», хотя в действительности Елизавета приходилась ей двоюродной теткой.

В ноябре 1741 года Анне было 22 года, Елизавете − 31. Анне постоянно доносили, что зреет заговор в пользу Елизаветы. 23 ноября 1741 года, прервав карточную игру, правительница встала из-за стола и пригласила тётушку в соседний покой. В руках у Анны Леопольдовны был очередной донос, причем весьма убедительный.

Генерал Кристоф Манштейн в своих воспоминаниях писал: «Цесаревна прекрасно выдержала этот разговор, она уверяла великую княгиню, что никогда не имела в мыслях предпринять что-либо против неё или против её сына, что она была слишком религиозна, чтобы нарушить данную ей присягу, и что все эти известия сообщены её врагами, желавшими сделать её несчастливой...». Анна Леопольдовна поверила тетке и была уверена, что заговор теперь разрушен.

Предваряя очередной дворцовый переворот скажем, что при царствовании Анны Иоановны у Елизаветы не было даже и упоминания о какой-либо интриге или заговоре. Длительное время она вообще не проявляла интереса к престолу, пока у правящей императрицы не было достойных наследников.

Только после замужества племянницы и тем более рождения Иоанна Антоновича, картина сильно изменилась. В этом случае шансы Елизаветы занять престол уже сводились практически к нулю. Возрастала и непосредственная угроза, поскольку, чтобы обезопасить малолетнего императора, Елизавету могли вполне выслать из столицы или даже заточить в монастырь В этих условиях переворот был самым реальным, хотя и рискованным выходом из ситуации.

На следующий день после того, как Анна Леопольдовна прочитала Елизавете донос, произошел переворот, в результате которого новой императрицей стала дочь Петра Великого. Как всегда, решающую роль в перевороте сыграла гвардия.

Но нельзя упускать из виду и «антинемецкие» настроения при дворе. Засилье иностранцев во всех сферах управления государством, их явное презрение к русскому духу и культуре, нещадная эксплуатация и поборы населения при «бироновщине», подготовили благодатные условия для очередной смены власти в стране.

Необходимо отметить, что «елизаветинский переворот» несколько отличался от предыдущих дворцовых. Если при Анне Иоановне переворот происходил спонтанно, то переворот Елизаветы Петровны был хорошо подготовлен. В течение нескольких месяцев обсуждались различные варианты свержения Брауншвейгской фамилии. Опять же, как правило, если в предыдущих случаях от имени претендента выступала та или иная придворная или военная группа, то теперь Елизавета действовала напрямую от своего имени.

Нельзя не учитывать еще и внешние политико-экономические обстоятельства России в те времена. Так, русско-шведская война 1741-1743 гг. для обеих воюющих сторон и с военной, и с экономической точки зрения была полнейшей авантюрой. Боевые действия носили крайне незначительный характер, в сравнении с другими русско-шведскими войнами. В этих условиях смена власти в Санкт-Петербурге как нельзя кстати могла повлиять, если не на военный, то политический итог войны, который по всем параметрам был бы печальным для Швеции. Поэтому шведская дипломатия была заинтересована в перевороте.

Немалый интерес к восшествию на российский престол Елизаветы Петровны проявляла и французская дипломатия, рассчитывавшая на смену политического курса и союз с Россией в противовес Австрии. Правда, и в данном случае скорее это были интриги. Несмотря на обещания материальной помощи, французская сторона не торопилась делать реальные шаги, да и в успех самого переворота посол Франции в России

 маркиз Шетарди верил с трудом. В итоге, события 25 ноября 1741 года, когда переворот увенчался успехом, стали для французской дипломатии полной неожиданностью.

Итак, 25 ноября 1741 произошел переворот, в результате которого новой императрицей стала дочь Петра Великого. Следует отметить, что Елизавета Петровна весьма мягко обошлась со своими политическими противниками — никто из них не был казнен или тайно убит.

Так, сыгравший далеко не последнюю роль в смещении А. Д. Меньшикова Остерман отправился в ссылку в Березов, где раньше закончил свои дни самый известный сподвижник Петра I. Миних же угодил в Пелымский острог, который строился по его же плану для Бирона.

Но что было делать с маленьким Иоанном, Анной Леопольдовной, Антоном Ульрихом и новорожденной Екатериной Антоновной, появившиеся на свет в июле 1741 года? Поначалу она хотела отправить их в Европу, но приближенные возражали — на свободе «Брауншвейгское семейство» способно на реванш. В итоге на время колебаний семью Анны Леопольдовны поместили под охрану в Рижском замке.

Вскоре камер-лакей Турчанинов и его сообщники: прапорщик Преображенского полка Пётр Квашнин и сержант-измайловец Иван Сновидов предприняли попытку организовать заговор с целью вернуть на престол маленького Иоанна. Вот какие лакеи были в те времена. Не зря в народе бытовала пословица: «жалует царь – да не жалует псарь!»

В 1742 году заговор был раскрыт, и участники были арестованы. Следствие по делу установило, что действительно, налицо были преступные «скоп и заговор» с целью свержения и убийства императрицы Елизаветы.

Из протокола «пытки»: сообщники обсуждали, как «собрать партию», причем Квашнин говорил Турчанинову, что он уже подговорил группу гвардейцев. Сновидов же «сказывал, что у него партии прибрано человек с шестьдесят».

 Был у них и конкретный план действий: «Собранных разделить надвое и ночным временем придти к дворцу и, захватя караул, войти в покои Ея и. в. и Его императорского высочества (Петра Федоровича ) умертвить, а другою половиною… заарестовать лейб-компанию, а кто из них будет противиться, – колоть до смерти». Ясно была выражена и конечная цель переворота: «Принца Ивана (свергнутого императора Ивана Антоновича) возвратить и взвести на престол по-прежнему».

Очередная попытка дворцового переворота убедила Елизавету Петровну — «Брауншвейгское семейство» следует сослать в российскую глушь.

 

 

 

В декабре 1742 года Анна Леопольдовна с родными была переведена в крепость Дюнамюнде, где у неё родилась дочь Елизавета. В январе 1744 года всё семейство перевезли в Рязанскую губернию для 

заключения в Раненбургской крепости. Но в июле того же года пришел новый приказ — всех отправить на Соловки.

Однако ледовая обстановка в Онежской губе Белого моря не позволила переправить царских узников к месту назначения. 

В итоге местом их заключения стал архиерейский дом при Холмогорском соборе, где Иоанна Антоновича окончательно изолировали от матери.

Единственными развлечениями для Анны Леопольдовны прогулки по саду и на карете в пределах 200 сажен (напоминает арест москвичей во время пандемии - зигзаги истории) от дома. Анна была еще молода и верила в то, что жизнь изменится к лучшему. Она продолжала исполнять свое женское предназначение, рожая мужу детей. В марте 1745 года на свет появился Петр Антонович, а в феврале 1746 года Алексей Антонович.

Последние роды оказались для Анны Леопольдовны роковыми — у нее началась родильная горячка, и в марте 1746 года в возрасте 27 лет она скончалась.

Елизавета Петровна отдала дань уважения покойной — по ее приказу тело было перевезено в столицу и торжественно погребено в Благовещенской церкви Александро-Невской лавры.

Продолжение следует…